WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 60 | 61 || 63 | 64 |   ...   | 81 |

Потушняк 1980 – Потушняк Ф. Твори. Київ, 1980.

Рот 1973 – Рот А. М. Венгерско-восточнославянские языковые контакты. Будапешт, 1973.

Станинец 1991 – Станинець Ю. Юра Чорний. Ужгород, 1991.

СУ – Словник української мови XVI – першої половини XVII ст. Національна Академія Наук України – Інститут українознавства ім. І. Крип’якевича. Том 1–11. Львів, 1994– 2004.

Ткач 2007 – Ткач Л. Українська літературна мова на Буковині в кінці ХІХ – на початку ХХ століття. Частина 2. Джерела і соціокультурні чинники розвитку. Чернівці, 2007.

Holls 1996 – Holls A. Az orosz szkincs magyar elemei. A Magyar Nyelvtudomnyi Trsasg Kiadvnyai 206 sz. Budapest, 1996.

Zoltn 2006 – Zoltn A. Magyar szavak az fehroroszban. // Mrtonfi Attila–Pap Kornlia– Slz Marianna (szerk.), 101 rs Pusztai Ferenc tiszteletre. Budapest, 2006.

А. Л. Вусик (Бердянск) Современная языковая ситуация в бывших союзных республиках Распад СССР привел к существенным изменениям в языковой ситуации на постсоветском пространстве.

Сегодня большую актуальность приобретают социолингвистические исследования, направленные на изучение языковых ситуаций в конкретных полиэтниСоциолингвистика. Межъязыковые контакты ческих районах республики, с целью выявления тенденций и перспектив развития языков и их взаимодействия с другими языками, и в частности, с русским.

Наиболее полные перечни общественных функций языков находим в работах известного социолингвиста Ю. Д. Дешериева, посвященных развитию языков народов бывшего СССР.

Изучению языковых ситуаций в различных регионах пространства бывшего СССР, взаимодействия национальных языков друг с другом, а также с языком межнационального общения – русским – посвящены работы Е. А. Айбабиной, А. Н. Гаркавца, А. С. Зининой, М. Михайлова, Н. М. Султановой, Н. С. Уварова, Б. Х. Хасанова, Р. И. Хашимова, Ю. А. Шмелева, М. В. Эповой и других авторов, а также недавно опубликованные монографии А. Н. Баскакова, О. Д. Насыровой, Л. Л. Аюповой, Г. А. Дырхеевой, А. Орузбаева и др. Социолингвистический анализ функционирования языков отражен в работах крупных зарубежных ученых У. Вайнрайха, Дж. Фишмана, У. Лабова, Э. Хаугена, Дж. Эдвардса и др.

Неразработанность социолингвистической проблематики в союзных республиках в значительной степени была обусловлена советской государственной системой, осуществлявшей жесткий контроль за лингвистической жизнью в стране. В то время умело навязанное центром скептическое отношение к социологическим вопросам языка и признание научным только структурного исследования обусловили развитие именно этого направления, а более расширенное понимание соответствующих проблем в лучшем случае получало снисходительную оценку. Также следует отметить, что взаимоотношения языков и их функциональная нагрузка в пределах одного государственного объединения напрямую связаны с социолингвистическим понятием «языковая ситуация», которое находилось в тесной связи с текущими общественно-политическими процессами.

Особое положение русского языка в республиках СССР вытекало из концепции его роли как языка будущего коммунистического общества. Велась соответствующая работа по расширению его функциональной значимости.

Особый интерес представляет активность партийных органов на местах, в частности документ «О состоянии преподавания русского языка в общеобразовательных школах республики и мерах по его улучшению».

В республиках создаются различные комиссии по защите интересов государственного языка с нулевым финансовым фондом.

Несомненно, повышению престижа русского языка, а в дальнейшем и его распространению способствовала победа Советского Союза во второй мировой войне.

Судя по языковой ситуации в бывших союзных республиках, можно с достаточной долей уверенности говорить о том, что сегодня английский язык охватил значительную часть территории страны, в то время как русский язык сохранил свое значение лишь в оппозиционных административных единицах.

Социолингвистика. Межъязыковые контакты В настоящее время налицо ситуация, в которой для стран, получивших независимость в результате распада бывшей социалистической системы, преобладает тенденция к дезинтеграции, связанная с утверждением суверенитета и ростом национального самосознания, с возрождением национально-духовных начал. Особенно активно процессы дезинтеграции протекают в республиках с многочисленными и компактно расселенными национальностями и этническими группами, например, в прибалтийских республиках, Украине, Молдавии, Грузии и других странах СНГ.

Сегодня русский язык не только остается главным языком межнационального общения на всем постсоветском пространстве. На нем хорошо говорит старшее поколение и неплохо объясняется младшее во многих странах бывшего социалистического лагеря.

Аврорин В. А. Проблемы изучения функциональной стороны языка (к вопросу о предмете социолингвистики). Л., 1975.

Беликов В. И., Крысин Л. П. Социолингвистика. М., 2000.

Вахтин Н. Б., Головко Е. В. Социолингвистика и социология языка. СПб, 2004.

Виноградов В. А., Коваль А. И. Порхомовский В. Я. Социолингвистическая типология // Западная Африка. М., 1984.

Звегинцев В. А. О предмете и методе социолингвистики // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. Вып. 4. М., 1976.

Звегинцев В. А. Социальное и лингвистическое в социолингвистике // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. Вып. 3. М., 1982.

Крысин Л. П. Язык в современном обществе. М., 1977.

Крысин Л. П., Беликов В. И. Социолингвистика. М., 2001.

Мечковская Н. Б. Социальная лингвистика. М., 1996.

Никольский Л. Б. Синхронная социолингвистика. М., 1976.

Панов М. В. Принципы социологического изучения русского языка // Русский язык и советское общество. Кн.1. М., 1968.

Панов М. В. Социофонетика // Панов М. В. Современный русский язык. Фонетика. М., 1979.

Социальная и функциональная дифференциация литературных языков. М., 1977.

Теоретические проблемы социальной лингвистики. М., 1981.

Швейцер А. Д. Современная социолингвистика. Теория. Проблемы. Методы. М., 1976.

Швейцер А. Д., Никольский Л. Б. Введение в социолингвистику. М., 1978.

Н. Жураўлёва, В. Патапава (Мiнск) Ці захаваецца беларуская мова ў Мінску 1. Асаблівасці моўнага ландшафту ў Беларусі. Сёння жыхароў Мінска (калі не браць пад увагу замежных грамадзян, якія жывуць у горадзе) умоўна можна падзяліць на тры няроўныя групы: (1) тыя, хто размаўляе па-руску;

(2) тыя, хто размаўляе па-беларуску; (3) тыя, хто размаўляе на трасянцы, спецыфічным моўным утварэнні, якое ўяўляе сабой сумесь русскамоўных і беларускамоўных элементаў у гаворцы аднаго носьбіта мовы. Гэты стан – вынік шматгадовай моўнай палітыкі. Юрыдычныя перадумовы сённяшнягa стану:

Социолингвистика. Межъязыковые контакты моўная палітыка Расійскай Імперыі; моўная палітыка ў Савецкім Саюзе; моўная палітыка ў першыя гады незалежнасці (Закон БССР аб мовах у Беларускай ССР, 1990 г.); моўная палітыка ў другой палове 1990-х гадоў (Рэферэндум, 1995 г.; Закон аб унясенні зменаў і дапаўненняў у закон 1990 году, 1998 г.).

2. Гістарычны экскурс: на якой мове размаўлялі жыхары Мінска ў розныя часы Ужо напрыканцы XIX ст., калі з’явіліся першыя агульныя статыстычныя дадзеныя, Мінск не быў беласрускамоўным горадам. Першы ўсеагульны перапіс насельніцтва Расійскай Імперыі, 1897 г., размеркаванне насельніцтва паводле роднай мовы: яўрэйская – 59%, вялікаруская – 19%, беларуская – 12%, польская – 7%, татарская – 1%, астатнія – 2%. Для параўнання:

Усесаюзны перапіс насельніцтва, 1926 г., нацыянальны склад: беларусы – 42%, яўрэі – 41%, рускія – 10%, палякі – 3%, украінцы – 1%, татары – 1%, астатнія – 2%. Дадзеныя апошняга па часе перапісу насельніцтва Рэспублікі Беларусь, 2009 г., размеркаванне насельніцтва паводле роднай мовы: руская – 53%, беларуская – 35%, астатнія – 12%; размеркаванне паводле мовы, якой звычайна карыстаюцца дома: руская – 82%, беларуская – 6%, астатнія – 12%. Для параўнання: размеркаванне паводле мовы, якой звычайна карыстаюцца дома, у РБ (2009 г.): руская – 70%, беларуская – 23%, астатнія – 7%.

3. Сфера выкарыстання беларускай мовы ў сучасным Мінску.

3.1. Беларуская мова як сродак навучання (дзіцячыя садкі, пачатковыя і сярэднія школы, вну).

3.2. Беларуская мова як мова прафесійных зносін.

3.3. Беларуская мова ў СМІ:

– мова мінскіх радыёстанцый і каналаў тэлебачання;

– мова перыядычных выданняў;

– мова рэкламных тэкстаў (вусных і пісьмовых рэкламных паведамленняў, прыватных рэкламных аб’яў).

3.4. Беларуская мова на Мінскіх вуліцах – тапаграфія;

– грамадскі транспарт;

– шыльды;

– вонкавая рэклама.

4. Вывады. Асноўная мова зносін у сучасным Мінску – руская. У значнай ступені гэта – вынік развіцця дэмаграфічнай сітуацыі і рэалізацыі моўнай палітыкі. Беларуская мова выкарыстоўваецца перыферыйна, сфера яе выкарыстання значна абмежаваная: грамадскі транспарт; т. зв. сацыяльная рэклама; тэксты, у якіх трэба выразіць нацыянальны каларыт (назвы рэстаранаў нацыянальнай кухні, сувенірных крам і пад.); зносіны паміж прадстаўнікамі некаторых прафесій (беларусісты, людзі творчых спецыяльнасцей).

Кропка, адкуль няма звароту, на нашу думку, яшчэ не пройдзена, і для беларускай мовы ў Мінску магчыма больш аптымістычная будучыня. Гэта залежыць толькі ад прыярытэтаў моўнай палітыкі.

Социолингвистика. Межъязыковые контакты Крыніцы статыстычных дадзеных:

1. Демоскоп Weekly. Институт демографии Государственного университета – Высшей школы экономики: demoscope.ru 2. Национальный статистический комитет Республики Беларусь: belstat.gov.by 3. Первая Всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. Под ред.

Н. А. Тройницкого. Т. II. Общий свод по Империи результатов разработки данных Первой Всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года. С.-Петербург, 1905.

Г. Кубишова (Банска Быстрица) Истоки и эволюция словацкого русофильства начиная с XIX века и до настоящего времени Характер и формы словацкого русофильства в XIX–ХХ столетиях были обусловлены многими событиями политической и культурной жизни Словакии, а также произошедшими изменениями в отношениях между славянскими народами. По мнению известного словацкого общественного деятеля и писателя Св. Гурбана-Ваянского и первого президента Чехословацкой республики (1918) Т. Г. Масарика, существуют две точки зрения на взаимоотношения России и Европы: либо Россия является частью Европы, либо она находится в оппозиции к ней. Данное утверждение содержится в статье словацкого историка Д. Кудайовой: «Именно во взаимных полемиках указанных точек зрения так называемых западников и славянофилов в 40-50-х годах XIX века, – пишет она, – прозвучали основные постулаты славянофильства...» (Кодайова 2010: 11). Pазочарование славянских народов в революции 1848–49 гг., невыполнение их требований способствовали тому, что некоторые представители этих народов переориентировались на Россию, которая, по их мнению, способна была помочь им разрешить проблемы, связанные с политической и национальной свободой. Развитие русофильских настроений после поражения революции 1848–49 гг. обосновывает и словацкий литературовед А. Попович. В его труде «Русская литература в Словакии в 1863–1975 гг.» (1961 г.) представлены весьма точные сведения о проявлениях русофильских настроений в Словакии: «…часть представителей словацкой интеллигенции, – отмечает он, – находит спасение от политической жизни в отношении к Славянству как будущей мессии свободы народа; в оппозиции находилось народное русофильство и демократическая часть штуровского движения, к примеру, Я. Краль, Я. Францисци» (там же: 15).

Русскую литературу словаки получали путем обмена со своими единомышленниками в России, при личном общении с представителями русской культуры, что подтверждают книги, обнаруженные в семьях так называемых народных русофилов. А. Попович в упомянутом труде исследовал словацко-русские литературные, культурные и языковые контакты. Они развивались наиболее Социолингвистика. Межъязыковые контакты активно после оформления идеи славянской взаимности, которую пропагандировал словак Я. Коллар, уроженец местечка Мошовцы. Поводом для распространения русофильских настроений в более поздние, «матичные» годы (1863– 1875), было не только родство или близость языков – русофильство выполняло своего рода «защитные функции в борьбе с онемечиванием и мадьяризацией народа» (Попович 1961: 134). Как утверждает А. Попович, интерес к русскому языку проявляли главным образом штуровцы. Л. Штур предпринял попытку объявить русский язык языком всех славян, что находит свое подтверждение в одной из глав его трактата «Славянство и мир будущего» (цит. по изданию 1993 г., с. 116). Этот трактат Л. Штур написал по-немецки (Das Slawenthum und die Welt der Zukunft (1853), однако впервые он был опубликован на русском языке в переводе славянофила В. Л. Ламанского в 1867 г.; во второй раз данный труд вышел в 1909 г. в Петербурге с предисловием В. Л. Ламанского и Т. Д. Флоринского в переводе В. Л. Ламанского. В Словакии в 1931 г.

было осуществлено издание трактата на немецком языке и, как это ни парадоксально, – лишь в 1993 г. – на словацком.

«Русофильство штуровского поколения стимулировалось не только политическими и идеологическими факторами, но и развитием культурных связей с образованной частью русского населения, которое приветствовало создание штуровского языка» (Попович 1961: 15). В более поздний, «матичный», период штуровцы намеревались даже объявить о создании общеславянской азбуки – «гражданки», так как, по их мнению, «…славянские народы должны были обратиться к азбуке как наиболее старому славянскому письму, которое возникло на основе кириллицы». Таково было мнение M. Aлговер-Луборечского (M. Algver-Luboresk, 1861 г.), который пытался доказать, что словацкий язык является самым близким языку русскому (там же: 51). Позднее эта идея была подхвачена молодым штуровцем Микулашем Догнаны в работе «Сравнение русского и словацкого языков», опубликованной в журнале «Словенске погляды» (там же: 50).

Влияние русского языка и интерес к нему можно было наблюдать и в предыдущий период. Как пишет Швагровский (1999: 113), открыто и даже в какойто степени демонстративно русизмы использовал еще А. Бернолак в названии своего труда «Словарь Словацкий, Чешско-Латинско-Немецко-Венгерский».

Предполагалось, что этот словарь (1825–1827) должен стать нормативным учебным пособием словарного запаса (его издал каноник Юрай Палкович в Буде уже после смерти Бернолака). Вероятно, Бернолак был знаком со «Словарем академии Российской». Я. Голлы «переводил» стихи, использовал родство, wladrstvo. Писатели Й. Заборский, Св. Гурбан-Ваянский и Й. Шкультеты с большой симпатией относились к славянской России.

Pages:     | 1 |   ...   | 60 | 61 || 63 | 64 |   ...   | 81 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.