WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 81 |

В период своего существования в рамках Османской империи болгарский народ обретает гомогенную социальную структуру. Для иллюстрации данного положения я пользуюсь графическим представлением так называемой социальной пирамиды. Если до конца XIV в. социальная пирамида и иерархия у болгар хорошо очерчена и соответствует ее состоянию у других средневековых народов, живших в собственных государствах, то после этого важного исторического рубежа социальная структура болгар приобретает форму равнины, т. е. ее трехмерный (по вертикали и горизонтали) вид трансформируется в двухмерное поле, заселенное однородным в социальном отношении народом, расположенным в основании социальной иерархии как империи в целом, так и болгар в частности. Лишь в начале Возрождения, которое после периода размытого Средневековья азиатского типа стало и началом Нового болгарского времени, начинается социальная дифференциация болгар. Здесь также учитывается одно из важнейших отличий по сравнению с рядом языков в Западной и Средней Европе, где создание литературного языка происходит при постоянной вертикальной социальной оппозиции между «социальным наверху» и «социальным внизу». Там литературный язык имеет исконно элитарный характер и реально распространяется на строящееся общество (заполняющуюся социальную пирамиду) сверху вниз, т. е. литературный язык имеет элитарный и эталонный характер. В условиях Возрождения Болгарии «социальное наверху» отсутствует, а общество начинает создавать социальные этажи снизу вверх.

Это же происходит и с литературным языком – он создается на широкой социальной основе и на единственно горизонтальной оппозиции «Болгарский Восток» – «Болгарский Запад», порожденной более ранним и более быстрым развитием экономики и просвещения района Центральной Старой планины с прилегающими территориями и Подунавьем.

Старославянский и церковнославянский. История литературных языков Можно выделить три более важные характеристики, типологически отличающие болгарский литературный язык от ряда западно- и среднеевропейских языков и определяющие ряд механизмов его современного функционирования.

Он создан – без прочного наличия вертикальной социальной оппозиции и он не имеет исконного элитарного характера;

– на широкой социальной основе;

– только в условиях Нового времени – секулярного времени широкого доступа к образованию и письменной культуре.

Сравнение этих двух исторических типов литературных языков помогает нам точно очертить современные характеристики болгарского литературного языка – результат короткого, интенсивного и при этом хорошо документированного развития. В болгарском литературном языке все еще протекают интенсивные процессы развития в его инфраструктуре, т. е. на фонетическом, морфологическом и других уровнях. Это следует иметь в виду кодификаторам, которые в кодификационных пособиях должны допускать более широкие рамки. С помощью кодификационных актов и образования у населения нужно создавать представление о литературно-языковой норме именно как о рамке, а не как об одной-единственной узко сформулированной возможности. В литературно-языковой (устной и письменной) практике дублетность на различных уровнях издавна существует, и это должны учитывать кодификаторы, чтобы филологическое познание могло реально обслуживать практическую жизнь людей, а не превращаться в капсулированное знание, которое массово игнорируется и маргинализируется.

Бонка Даскалова (София) Българска историческа терминология във влашки грамоти от XIV–XV век Много исторически извори свидетелстват, че от създаването на държавата на хан Аспарух до средата на ХІV век, с известни прекъсвания, териториите на север от Дунава са влизали в границите на българската държава и тя е оказвала своето влияние и е оставила своя отпечатък върху обществения и духовния живот по тези места. След рухването на България под завоевателния натиск на Османската империя, Влахия и Молдова се превръщат в опора и спасителна земя за милиони български бежанци. В своето държавно устройство тези княжества запазват българските традиции в административното и правно устройство, православната религия и българския език. Т. нар. «среднобългарски език» е официалният език на църквата и държавата: на този език се извършва богослужението и в манастирите се преписват произведенията на старобългарските преводачи и писатели; на този език биват издавани държавните документи – 266 Старославянский и церковнославянский. История литературных языков юридически, имуществени и грамоти от различен характер. За разлика от поконсервативния език на религиозната литература, езикът на държавните документи отразява историческото развитие на живия, говорим език. По този «светски» език ние можем да реставрираме донякъде историческата действителност и обществените отношения от тогавашната епоха.

С тази цел ние се обърнахме към запазените грамоти във Влахия, издадени от канцелариите на влашките воеводи през ХІV и ХV век, в които до голяма степен е запазена социално-политическа лексика от времето на средновековните български владетели. Тази лексика се отнася както към административните длъжности, така и за различни задължения към държавата и нейните институции.

Титулатурата на влашките владетели била «велик воевода» и «господин».

И двете титли са български по своя произход. Известно е, че титлата «воевода» в средновековна България е означавала «висш военоначалник». Представителите на светската аристокрация се наричали «боляри» (велики и мали) или «князе». Административните служители носели общо название «работники» с различни длъжности – велик логотет, вестиарий, протостатор, епикерник, столник, съдия, жупан, бан, хотарник, къблар и др. Етимологията на някои от тези думи е византийска и чрез български е проникнала и във влашките грамоти.

Изследваните грамоти от времето на Владислав І Вода (ХІV век) до средата на ХV век (Раду Празнаглава) показват интересни черти на обществените отношения и различните задължения на отделните социални слоеве на населението. Думи като «дан», «тегоба», «десетина», «сенокос», «сеновоз», «служба», «дажди», «посада» и т. н. показват различните граждански данъци и такси на времето. Различни понятия като «свободни люде», «слуги», «племенити люде», «верник» и други показват самото социално разделение на влашкото общество през тази епоха.

Дарствените грамоти, давани на манастирите, са особено благоприятна почва за такава лексика, защото там се изброяват различни имуществени и юридически отношения между местното население и манастирските имоти. В работата са изследвани дарствени грамоти, дадени на влашките манастири Водица, Тисмана, Прислоп, Бистрица, които съдържат богата лексика, свързана с нашата тема.

М. Т. Димитрова (София) Местоименное выражение одновременных поссесивности и рефлексивности (установление норм литературного языка в эпоху Болгарского Возрождения) Современная кодифицированная норма болгарского литературного языка рекомендует в случаях одновременного выражения поссесивности и рефлексивности в 3-м лице ед. и мн. ч. употребление только возвратного притяжательного местоимения (полная и краткая форма). В 1-м и 2-м лице ед. и мн. ч. норма Старославянский и церковнославянский. История литературных языков является обязательной для кратких местоименных форм. Для полных форм рекомендуется употребление возвратного притяжательного местоимения, но допускается и употребление обычного притяжательного местоимения. Компромиссный вариант сочетаний из полной формы обычного притяжательного местоимения и краткой формы возвратното притяжательного местоимения, присущих восточным болгарским говорам, находится вне литературной нормы.

В настоящей работе исследуется употребление возвратного и обычного притяжательных местоименний в случаях одновременного выражения посессивности и рефлексивности в двух текстах эпохи Болгарского Возрождения1. Задача работы состоит в том, чтобы оценить появления стабильной тенденции установления в письменной практике исследуемой эпохи таких употреблений, которые соответствуют современной кодифицированной норме.

В «Любословии» – письменном памятнике второй четверти XIX в. – употребление возвратных притяжательных местоимений в случаях одновременного выражения поссесивности и рефлексивности является нестабильным. Приблизительно в 1/3 случаев встречается обычное притяжательное местоимение, а не возвратное. С указанной семантикой чаще употребляются полные формы обычного притяжательного местоимения в сравнении с краткими. Употребление обычных притяжательных местоимений в случаях одновременного выражения поссесивности и рефлексивности неодинаково для разных форм персонально-номеральной парадигмы (напр., в таком употреблении в основном встречаются местоимения ед. ч. негов и нихен). Обычные притяжательные местоимения употребляются на месте возвратных даже в случаях референциального конфликта. Часто в одном сложноподчиненном предложении в случаях одновременной посессивности и рефлексивности встречаются как обычные, так и возвратные притяжательные местоимения. Однако сочетания из полной формы обычного притяжательного местоимения и краткой формы возвратного притяжательного местоимения, присущие устной речи эпохи и разрешающие референциальный конфликт, практически не употребляются в тексте «Любословия».

В «Летоструе» – письменном памятнике третьей четверти XIX в. – употребление возвратных притяжательных местоимений в случаях одновременного выражения поссесивности и рефлексивности является стабильным и соответствует современной нормы литературного языка. Полные формы обычных притяжательных местоимений 3-го л. ед. и мн. ч. не встречаются в случаях одновременного выражения поссесивности и рефлексивности. Краткие формы обычных притяжательных местоимения в единичных случаях выражают указанные выше значения, но это в основном формы 1-го и 2-го л., что исключает появление референциального конфликта. Кроме того, в рамках одного предложения Это энциклопедические издания: журнал «Любословие» (1844–1846) и «календарь» «Летоструй» (1869). Исследование осуществлено на базе электронных корпусов из каждого издания с применением статистических методов.

268 Старославянский и церковнославянский. История литературных языков встречаются как краткое обычное притяжательное местоимение, так и краткое возвратное притяжателное местоимение, что дополнително препятствует появлению референциального конфликта. В тексте «Летоструя» не встречаются сочетания из полной формы обычного притяжательного местоимения и краткой формы возвратного притяжательного местоимения.

Наблюдения позволяют подвести итоги, что к третьей четверти XIX века литературная норма употребления возвратных притяжательных местоимений в случаях одновременного выражения поссесивности и рефлексивности установлена. Несмотря на эту констатацию, в современной литературной речи норма употребления возвратного притяжетельного местоименния в случаях одновременного выражения поссесивности и рефлексивности является нестабильной и нарушается даже в 3-м лице, где референциальный конфликт вполне возможен. Причины и объяснения этого непоследовательного применения нормы, видимо, нужно искать на синхронном уровне, исследуя связь между употреблением обычного или возвратного притяжательного местоимения и условия появления референциального конфликта как в рамках непосредственного контекста, так и в широком контексте.

Босилков К. Кратка история на българския книжовен език. Сегед, 1986.

Граматика на съвременния български книжовен език. Том II. Морфология. София, 1983.

Иванова-Мирчева Д., Харалампиев И. История на българския език. Търново, 1999.

Илиева К. Местоимение и текст. София, 1985.

История на новобългарския книжовен език. София, 1989.

Мирчев К. Историческа граматика на българския език. София, 1978.

Мурдаров В. Формиране на книжовноезикови норми (според историята на съвременния български книжовен език) // Изследвания из историята на българския книжовен език от миналия век. София, 1979.

Ницолова Р. Българска граматика. Морфология. София, 2009.

Ницолова Р. Българските местоимения. София, 1986.

Пашов П. Практическа българска граматика. Второ допълнено издание. София, 1994.

Първев Хр. Очерк по история на българската граматика. София, 1975.

Русинов Р. История на новобългарския книжовен език (второ издание). София, 1984.

В. С. Ефимова (Москва) Суффикс -tel’(ь) в старославянском В статье 1972 г. «К истории славянского суффикса -tel’(ь)» (Русское и славянское языкознание. М., 1972. С. 35–42) С. Б. Бернштейн обращает внимание на то, что во всех славянских языках лексемы с суффиксом -tel’(ь) относятся к слою книжной лексики (что побуждало исследователей считать их в каждом из славянских языков заимствованиями), и высказывает предположение об активном процессе образования наименований лиц с этим суффиксом, имевшем место «в наддиалектных культурных койне» еще в эпоху праславянского языка.

В отношении старославянского языка С. Б. Бернштейн замечает: «В старослаСтарославянский и церковнославянский. История литературных языков вянских памятниках XI в. встречается около 70 слов с суффиксом -тель. Среди них нет слов, отражающих жизнь или деятельность крестьянина. Все эти слова сформировались и употреблялись в иной социальной среде» (с. 38).

В докладе предполагается рассмотреть, как функционировал суффикс -tel’(ь) старославянском языке, какое место в его лексической системе занимала лексика с этим суффиксом, как много из этих «около 70 слов» могли бы быть «кандидатами» в представители «наддиалектного культурного койне» (т. е. перешедшими в старославянский язык из этого гипотетического слоя лексики праславянского языка).

В старославянском языке лексемы с суффиксом -tel’(ь) и его более поздней модификацией суффиксом -ite(ь) – это наименования лиц, номинирующие их по профессии, постоянным занятиям и свойственным им действиям. В сфере продуктивного словообразования наименования лиц с такими же значениями образовывались также с суффиксами -ik(ъ)/-ьnik(ъ), -ьc(ь) и -a(ь), поэтому лексемы с суффиксом -te(ь) (-ite(ь)) рассматриваются нами в сопоставлении с лексикой, образованной с помощью конкурирующих суффиксов.

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 81 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.