WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 81 |

*~el- ‘рвать, драть’ (ЭССЯ 8: 223), что подтверждается названиями вяза, засвидетельствованными в чешском языке, ср. диал. drapa (Barto 1906, 1: 65) и архаичное lkodra (SSJ 1: 1147). В то же время возражения вызывает необходимость предполагать ассимиляцию ъ–ь и утрату первоначального v- в *jьlьmъ. В указанном чеш.-цслав. тексте фигурирует и синонимичное льмъ; факт фиксации этого цслав. слова и родственных ему в «новых» славянских языках (ср.

словен. диал. lm, н.-луж. lom, польск. диал. lim, блр. диал. лм, укр. диал. льом, русск. диал. лем, лим и др.) позволяет предположить, наряду с формой *jьl(ь)mъ, также вариант *lьmъ (ESJS 4: 241 и 8: 448).

В диалектах отдельных славянских языков засвидетельствован ряд разных названий вяза и ильма как исконных по происхождению, так и заимствованных (напр., чеш. диал. drapa, lkodra, польск. диал. suchotnik, укр. диал. млад, гiльняк, блр. диал. габ, габiна, болг. диал. дъп, маждрафка, русск., укр., блр.

болг. карагач, словен. диал. jam, jan, ruten, и др.), которые тоже будут объектом нашего исследования.

ЭССЯ – Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд / Ред. О. Н. Трубачев. Т. 1–. М., 1974–.

Barto 1906 – Barto F. Dialektick slovnk moravsk. T. 1–2. Praha.

ESJS – Etymologick slovnk jazyka staroslovnskho / Red. E. Havlov, A. Erhart, I. Janykov. T. 1–. Praha 1989–.

Friedrich 1970 – Friedrich P. Proto-Indo-European Trees. Chicago.

Marzell 1943–1979 – Marzell H. Wrterbuch der deutschen Pflanzennamen. Bd. 1–5. Leipzig.

Pokorny 1959–1969 – Pokorny J. Indogermanisches etymologisches Wrterbuch. Bd. 1–2. Bern.

SSJ – Slovnk spisovnho jazyka eskho. T. 1–4. Praha, 1960–1971.

Vclavk 1959 – Vclavk A. Vron obyeje a lidov umn. Praha.

СТАРОСЛАВЯНСКИЙ И ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК СЛАВЯНСКАЯ КНИЖНОСТЬ ИСТОРИЯ ЛИТЕРАТУРНЫХ ЯЗЫКОВ Г. С. Баранкова (Москва) Церковнославянские и древнерусские языковые черты в Софийском сборнике XV в. и проблема книжной нормы В докладе рассматривается соотношение церковнославянских и древнерусских языковых черт в сборнике первой четверти XV в. (РНБ, собр. Софийское, № 1285, далее Соф-1285). По содержанию это сборник смешанного состава, в который включены как переводные южнославянские памятники (значительные по величине фрагменты Изборника Святослава 1073 г. (далее ИСв), Богословия Иоанна Дамаскина в переводе Иоанна экзарха Болгарского, выборка из Шестоднева Севериана Гавальского), так и оригинальные древнерусские сочинения, в числе которых Послание Феодосия Печерского о воскресном дне, его же «Слово о вере крестьянской и латыньской», «Слово о твари и о дни, рекомом неделя», «Слово Иоанна Златоуста о лживых учителех», «Стязание с латиною», приписываемое митрополиту Георгию и др. Cоставитель сборника (или его протографа) не просто копировал тексты, но редактировал их как со стороны содержания, так и со стороны языка, и даже составлял краткие предисловия к текстам.

Графико-орфографическая система письма сборника Соф-1285 позволяет предположить, что он в основной своей части был переписан с древнего восточнославянского оригинала, сохранившего правописные черты XII в. При этом Соф-1285 не имеет следов второго южнославянского влияния, что можно было бы ожидать для списка XV в. Рукопись написана одним писцом. По правописанию она локализуется как новгородская.

К числу графико-орфографических черт, которые весьма последовательно проходят через всю рукопись и могут быть отнесены к особенностям ее антиграфа, следует отнести постоянное употребление ж на месте этимологического сочетания dj; примеры с жд во всем сборнике малочисленны. Как архаические можно рассматривать многочисленные случаи сохранения редуцированных и их этимологически правильное написание не только в приставках, но и в середине слов (корнях и суффиксах). На древность протографа сборника могут указывать написания с ы после заднеязычных к, г, х, написания и ю после шипящих и ц, свидетельствующие об их мягкости. Как сохранение древних написаний антиграфа следует рассматривать редкие случаи написаний в рукописи XV в.; юс большой в ней отсутствует.

В сочетаниях редуцированных с плавными типа *tъrt, tьrt, когда редуцированный предшествует плавному, редуцированный почти всегда пишется перед 256 Старославянский и церковнославянский. История литературных языков плавным, то есть по-восточнославянски. Исключения крайне редки и могут рассматриваться как вариативные. Написания с буквой о в начале слов в соответствии с церковнославянским е представлены достаточно широко.

Особенностями в сфере морфологии, восходящими к глубокой древности, являются употребление супина, последовательное сохранение двойственного числа, нестяженных форм имперфекта, архаичных форм действительных причастий прош. вр. глаголов с основой на -i-, наличие у прилагательных большого числа окончаний на -ааго, -ууму, -ыихъ, -иихъ, а также большое число именных прилагательных, употребляемых в косвенных падежах.

К числу ярких древнерусских особенностей рукописи следует отнести наличие в ней многочисленных полногласий, напиcания с ч на месте сочетаний *tj, *kt, употребление имперфекта с аугментом -ть, древнерусских местоименных форм тоб, соб, действительных причастий настоящего вр. им. п. на -а.

Особенно многочисленны случаи употребления древнерусских причастных форм на -уч, -юч, -ач, -яч. К числу русизмов, встречающихся в рукописи, следует отнести и окончание в род. ед. и вин. мн. у сущ. ж. р. с основой на -а мягкой разновидности, и в вин. мн. у сущ. с основой на - мягкой разновидности, окончание -ъмь, -ьмь в тв. п. ед. ч. сущ. с основой на -. По наличию перечисленных древнерусских особенностей Соф-1285 близок Успенскому сборнику в той его части, где представлены оригинальные древнерусские произведения (Сказание о Борисе и Глебе, Сказание о чудесах Романа и Давида, Житие Феодосия Печерского).

Из орфографических русизмов последовательно проведены на протяжении всего Софийского сборника только написания с ж на месте *dj и восточнославянские написания редуцированных с плавными типа *tъrt, tьrt, а также написания с -ть в окончаниях глаголов 3 л. ед. и мн. наст. вр. Остальные русизмы распределяются в пределах этого сборника следующим образом: в южнославянских по происхождению памятниках они появляются спорадически, тогда как в древнерусских переводных и оригинальных текстах, равно как и в авторских вставках составителя сборника, которые он вносил в тексты произведений, они допускаются очень широко. Так, в тексте Изборника Святослава 1073 г., находящегося в сборнике почти на 30 листах, единичны примеры с ч на месте этимологического сочетания *tj (причастные формы на -учи, -ючи, -ачи, -ячи отсутствуют), так же редки примеры с древнерусскими окончаниями существительных, причастные формы на -а, имперфектные формы с аугментом и т. д.

Отмеченные же в Изборнике слова с полногласием бе-сорома, хоронимо находятся во вставках в этот памятник, принадлежащих составителю Софийского сборника.

В то же время в древнерусском по происхождению тексте о тропарных чашах только на одной половине 33 листа содержатся 5 русизмов: призываюче, река (прич. наст. дейст.), хворостъ, хотячи, чш. В древнерусском тексте Старославянский и церковнославянский. История литературных языков «Предсловие покаянию» из рассматриваемого сборника на 3 листах рукописи отмечаются следующие русизмы: слушаючи, не мочи (инф.), не каючи, не въслдуючи, вол (род. ед.), не хорони, сво дш (вин. мн.), приволочаша, воротить, воротть, не хочемь, не остануче. Примечательно, что в более позднее время тот же текст был переделан в соответствии с нормами церковнославянского языка, при этом все русизмы из него были последовательно устранены, о чем свидетельствует сличение его с одноименным текстом той же редакции из собр. РГБ, Троице-Серг. Лавры № 793, ХVI в.

Следует отметить, что составитель сборника в некоторых случаях, по-видимому, сознательно варьировал церковнославянские и древнерусские написания, ср., например: трпеза бо молитвою начинающис и кончаючис молитвою.

Анализ соотносительного употребления русизмов и церковнославянизмов в рукописи показывает, что уже в ранний период оно зависело от типа текста: в южнославянских по происхождению переводах, которые древнерусский редактор-составитель включал в свой сборник, он последовательно сохранял церковнославянизмы и вместе с тем не устранял русизмы в оригинальных восточнославянских текстах. Это свидетельствует о своеобразной выработке определенного нормативного принципа, разграничивающего допуск русизмов в разные по происхождению и назначению книжные тексты.

Г. К. Венедиктов (Москва) К изучению истории современного болгарского литературного языка История современного болгарского литературного языка (далее – СЛЯ) – одна из тех областей болгарского языкознания, которые во второй половине XX в. и в начале XXI в. развиваются особенно плодотворно. В трудах крупнейшего в этой области ученого Л. Андрейчина и его школы, ученых других стран были поставлены и освещены многие важные вопросы истории этого языка.

Некоторым итогом исследований в этой области к концу ХХ в. можно считать «Историю новоболгарского литературного языка», изданную в 1989 г. Институтом болгарского языка БАН. Этот и другие обобщающие труды, в том числе и университетские пособия, дают представление о том, как формировался и развивался СЛЯ со времени своего зарождения до наших дней. Не по всем проблемам истории СЛЯ в литературе утвердилось общепринятое мнение, по целому ряду проблем ученые придерживаются разных точек зрения, некоторые вопросы остаются дискуссионными.

Дальнейшее изучение истории СЛЯ не может не быть разноаспектным. Одним из важнейших его аспектов продолжает оставаться исследование начального периода истории этого языка – стадии его становления (20–70-е годы XIX в.), когда складывалась (формировалась) такая совокупность его норм, ка258 Старославянский и церковнославянский. История литературных языков кая в своей основе представлена в функционирующем и в наши дни литературном языке. Современное состояние изученности истории СЛЯ делает обоснованной постановку такой масштабной задачи, которая, как мне кажется, позволит представить процесс формирования СЛЯ, во-первых, во всем разнообразии и полноте самих языковых фактов, отраженных прежде всего в письменных текстах эпохи Возрождения, и, во-вторых, в разнообразии опытов (попыток) нормализации языка данных текстов. Ниже кратко излагается идея возможного проекта исследования СЛЯ на стадии его формирования.

Суть предлагаемого проекта заключается в двух моментах – 1) сбор материалов по специально разработанной и составленной программе, которая должна обеспечить максимально широкий охват фактов и явлений, характеризующих состояние СЛЯ на этой стадии, и 2) фронтальное описание собранных по такой программе фактов и явлений языка всех печатных текстов (за некоторыми исключениями), изданных в указанные десятилетия. Описание собранного по такой программе и в таком объеме материала объективно представит, как мне кажется, полную картину реального состояния СЛЯ на начальной стадии его развития.

Успех в осуществлении предлагаемого проекта в решающей степени будет зависеть от программы извлечения необходимых материалов из печатных возрожденческих текстов. Составление программы – наиболее сложная и трудная предварительная задача его разработки. Программа должна вобрать в себя максимальный перечень вопросов, ориентированных на получение текстовых материалов, совокупность которых позволит получить полное (во всяком случае – гораздо более полное в сравнении с существующим) представление о процессах, происходивших на разных уровнях системы формировавшегося СЛЯ.

В этот язык, сложившийся, как известно, на базе народного языка, вливались и книжные элементы, особенно элементы церковнославянского языка, занимавшие важное место в острых спорах образованных болгар того времени вокруг формировавшегося литературного языка. Эта особенность истории СЛЯ должна быть в центре внимания при составлении программы проекта.

Очевидно, что программа проекта по разным ярусам структуры формировавшегося СЛЯ будет разработана с разной степенью подробности. Так, поскольку на стадии формирования этого языка остро стоял вопрос о его графике и орфографии, программа должна содержать такой перечень вопросов, который позволил бы составить полную картину того, например, какие буквы использовались в печатных текстах и какие звуки ими обозначались, правописание разных форм существительных и других частей речи. Программа должна обеспечить полное собрание употребленных в печатных текстах грамматических форм частей речи с непременным учетом диалектных различий. Другие уровни складывавшейся структуры СЛЯ в программе неизбежно займут более скромное место (например, орфоэпия, ударение). Неясным пока видится место лексики в программе предлагаемого проекта.

Старославянский и церковнославянский. История литературных языков Собранный по программе рассматриваемого проекта материал позволит представить картину общего состояния СЛЯ в целом и отдельных уровней его структуры. Расположенный по хронологическим срезам (например, по десятилетиям), этот материал будет исчерпывающим и надежно документированным источником изучения сложного пути нормализации этого языка, важнейшим результатом которой стала последовавшая затем кодификация СЛЯ. Полученный материал окажется столь же надежным источником и для определения роли и места территориальных диалектов в установлении структуры этого языка.

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 81 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.