WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 81 |

В современной Черногории эта идея необычайно популярна. Ее тиражируют исследования по черногорской этнопсихологии, используют политические деятели в патриотических заявлениях. С точки зрения современных черногорцев и сербов чоjство и jунаштво – принципы черногорской этики прошлого, ныне утрачиваемые.

Для сербской наивной этики характерно представление о высоком достоинстве человека и его моральном призвании. Нормальной является вера не только в собственное достоинство, но и в достоинство других людей – человека вообще, который a priori – существо нравственное и заслуживает уважения. Высокая самооценка человека с точки зрения сербского языка носит здоровый характер, она не ущемляет окружающих, но возвышает самого человека. Низкая самооценка, в отличие от идеи достоинства, менее органична для сербского традиционного языка и даже имеет отрицательные коннотации (покоран ‘покорный, т. е. раб’).

ЭТИМОЛОГИЯ ОНОМАСТИКА Н. П. Антропов (Минск) Белорусский этимологический словарь в контексте современной славянской этимологии Накопленный к настоящему времени опыт подготовки «Этымалагічнага слоўніка беларускай мовы» (ЭСБМ, тт. 1–13; Мінск, 1978–2010) и уже весьма значительный объем лексического материала, в нем отраженный (около тысяч словарных статей от А до Трапкач; ) позволяет приступить к предметному сопоставлению отдельных параметров реализованной (и реализующейся) в нем исследовательской практики с соответствующими методологическими подходами в других этимологических словарях (ЭС) славянских языков. При этом важно иметь в виду, что за три с лишним десятилетия работы над ЭСБМ и методология, и собственно практическая работа, и видение актуальных этимологических проблем как отдельными авторами, так и редакторами постоянно эволюционировали – так что во всех смыслах словари, подобные белорусскому, являются своеобразными памятниками научной мысли в области славянской этимологии. Безусловно, подобное сопоставление может осуществляться по самым разным основаниям – таким, как, например, представленность этимологизуемой лексики, включающая отбор и объем словарного материала, глубина реконструкции (ближняя/дальняя), ареальные критерии, комплексный учет которых позволяет, кроме решения собственно этимологических задач, предметно рассуждать о диалектном членении праславянского и др.

Есть основания считать, что к проблематике такого же рода относятся кАзалось бы достаточно частные вопросы обычной этимологической практики, а среди них – учет в этимологическом словаре префиксальных (префиксальносуффиксальных) дериватов при обычной тенденции, опирающейся на традицию «корневой» этимологии, если не игнорирования их вообще (в силу ЕСтественной семантической прозрачности, хотя иногда только на первый взгляд), то введения их в качестве заглавных слов в редких, порой единичных случаях.

Между тем, опыт работы с такой лексикой, представленной в 9–13 тт. ЭСБМ, показывает, что этимологизация значительного массива префиксальных производных на пера-, пры-, рас-/раз-, су- оказывается актуальной не только в плане существенного расширения семантических пластов белорусской лексики, обусловленных префиксацией, но и в аспектах сравнительном (с оценкой привлеченного славянского материала) и собственно этимологическом.

Представляется, что весьма показательной илллюстрацией к этому может служить этимологическая судьба дериватов на су- (< *s-) в многотомных славянских этимологических словарях, завершенных или тех, которые «перешли» Этимология. Ономастика букву С. Любопытны, прежде всего, данные о количестве наименований с начальным су-. В русских ЭС на фоне единичных фиксаций в словарях Преображенского (только судорога) и Черныха (3) неожиданно много (53 лексемы в качестве заглавных слов) содержит словарь Фасмера; 34 наименования с су- этимологизируются в 5 т. академического украинского словаря; в ЭС лужицких языков Шустера-Шевца су-дериватов обнаруживается 10, в сербскохорватском Скока – 3, в словенском Безлая – 12. Белорусский этимологический словарь представляет в 13 т. принципиально большее количество таких наименований – именно 124 (среди которых 18 возможных или обсуждаемых в порядке выдвижения версий).

В докладе предполагается подробно рассмотреть семантику впервые этимологизуемых белорусских префиксальных дериватов с начальным су- в связи с широким кругом сопутствующих проблем: семантикой славянских параллельных образований, их географией, возможным расширением праславянского диалектного лексического фонда, методологией этимологического исследования и т. п.

Марта Бjелетић (Београд) Допринос проучавању родбинске терминологије у српском језику (чукундед) Термини за означавање мушког претка у четвртом колену образују се низањем префикса (прапрадед), али су у српском и хрватском језику далеко распрострањенији називи са елементом чукун-/шукун-, чије се порекло различито тумачи.

Штрекељ указује на ром. secundo- као на исходиште с.-х. шукун- (trekelj 1890: 457), што прихвата Трубачев (1959: 70). Скок само преноси Штрекељево мишљење напомињући да романских паралела нема (Skok 3: 192), уп. ипак срлат.

secundus heres «унук» или вен. secondo zermаn «другобратучед» (в. Berneker 163).

Тезу о турском пореклу заступа Шкаљић, изводећи чукун- од тур. kkn «темељ, основа, корен» (kalji 1979: 592), слично и Стаховски, који наводи и сросм. колокв. облик речи kkn «породица; место рођења» (Стаховский 1967:

209). Прелаз - < k- јавља се у турским говорима, уп. k < kk «мали».

Облици на ш- забележени су од 17. века, а они на ч- од почетка 19. века.

Њихови различити ареали (шукун-: Црна Гора, Приморје са острвима, Босна, Херцеговина, Хрватска; чукун-: Војводина, Барања, централна и југоисточна Србија, централна Црна Гора) можда указују на то да су у питању две етимолошки различите основе које су се приближиле на фонетском плану.

Реч је потврђена и у мак. чукундедо, дијал. (ч)укундедо, буг. дијал. ч’укундядо, чукун’ деду, чуг деду, тако да можемо говорити о јужнословенској речи неизвесног порекла, која је наизглед сложеница са слов. ddъ у другом делу, док први део остаје нејасан (ОС 83–84).

200 Этимология. Ономастика Ново светло на старину, а тиме и на могуће другачије порекло разматраног термина бацају стсрп. топоним оу коун’дгь, т коун’дг («Светостефанска хрисовуља») из 1316. године, који Пешикан (1981: 26–27) чита као Кундеђ и изводи га из лат. candidus «бео, сјајан» и антропоним кьн’ддь као име влаха на дечанском поседу, за који Грковић (1986: 111) претпоставља исто порекло.

Ако би и било тако, за ром. i у другом слогу тешко се може објаснити друк чије него наслањањем на слов. ddъ. Лома у свом прилогу уз фототипско издање Светостефанске хрисовуље (у припреми) сматра да је изворни облик топонима био Кундђ, -а и види у њему придев на -jь од термина сродства *кундд, у вези са чукундед. Ако је у питању романизам, могло би се помишљати да је и у романском постојао термин сродства којим се даљи предак означавао као «бео», уп. у српском бели орао «најдаљи предак» (Бјелетић 2001: 112–113). У прилог тој могућности говори прилагођавање позајмљенице словенском ddъ.

Ако је пак реч у целини словенска, намеће се поређење са каш. ku d «злодух; ђаво» поред d «id.» (< *ddъ), где се назив за деду пренео на кућног духа (као одраз култа предака) и секундарно на ђавола (када се тај култ почео сматрати реликтом паганства). Елемент ku- тумачи се као ие. пејоративни префикс, присутан у синонимним каш. облицима kudjbe, kusrt (SEK 3: 110).

Најзад, имајући у виду буг. синтагме oт кучун дядo, oт кoчун дядo, от кукунь дяда «одавно, од памтивека», у обзир треба узети и фразеологизме типа с.-х. од кикувјека, од кукувијека «id.», на куково лето, на куковдан «никад» и сл. Лексеме из ове групе имају значења: «искривљен, повијен», «дрвена палица, штап, штака повијеног облика», «избочина, брежуљак» и сл., од којих прво упућује на особине хтонског божанства (искривљен, хром), док позната фалусна симболика «палице, штапа», односно «брда, виса» указује да је можда реч о божанству плодности (в. Мршевић-Радовић 2008: 72–73), уп. довођење буг. кочун у везу са кочан «кочањ», али у преносном значењу «membrum virile», уз упућивање на израз от дядовия ми ‘membrum virile’ «одавно» (БЕР 2: 690).

БЕР – Български етимологичен речник. София, 1971–.

Бјелетић 2001 – М. Бјелетић. Беле пчеле, Кодови словенских култура 6. Боје. Београд, 2001. С. 106–118.

Грковић 1986 – М. Грковић. Речник имена Бањског, Дечанског и Призренског властелинства у XIV веку. Београд, Мршевић-Радовић 2008 – Д. Мршевић-Радовић. Фразеологија и национална култура.

Београд, 2008.

ОС – Огледна свеска. Етимолошки одсек Института за српски језик САНУ. Београд, (Библиотека ЈФ н.с. 15).

Пешикан 1981 – М. Пешикан. Историјска топонимија Подримља II // Ономатолошки прилози 2. Београд, 1981. С. 17–92.

Стаховский 1967 – С. Стаховский. Турцизмы в словаре Я. Микали // Этимология 1965, М., 1967. С. 196–210.

Трубачев 1959 – О. Н. Трубачев. История славянских терминов родства и некоторых древнейших терминов общественного строя. М., 1959.

Berneker – E. Berneker. Slavisches etymologisches Wrterbuch. A – morъ. Heidelberg, 1908– 1913.

Этимология. Ономастика SEK – W. Bory, H. Popowska-Taborska. Sownik etymologiczny kaszubszczyzny. I–V. Warszawa, 1994–2006.

Skok – P. Skok. Etimologijski rjenik hrvatskoga ili srpskoga jezika. I–IV. Zagreb, 1971–1974.

kalji 1979 – A. kalji. Turcizmi u srpskohrvatskom jeziku. Sarajevo, 19794.

trekelj 1890 – K. trekelj. Beitrge zur slavischen Fremdwrterkunde I // Archiv fr slavische Philologie XII. Berlin, 1890. S. 451–474.

Н. А. Бойко (Киев) Дегидронимные ойконимы в славянском языковом пространстве Ономастическое пространство, т. е. мир окружающих человека собственных имен, представляет собой непрерывный ряд незаметно сменяющихся типов.

Имена смежных ономастических полей (которые могут быть выделены внутри ономастического пространства) настолько тесно друг с другом связаны и зависят друг от друга, что взятые отдельно, оказываются непонятными, немотивированными. Имена, входящие в каждое поле, представляют собой систему, каждый член которой связан с другим следующими параметрами; территория, время, разновидность объекта и т. п. Онимы, составляющие каждое поле, системны; системы смежных территорий и эпох плавно переходят одна в другую.

Дегидронимные ойконимы, т. е. названия населенных пунктов, образованные от наименований водных объектов (гидронимов), имеют свою специфику.

Эта специфика заключается в системном характере двух топонимических классов, в основе которого лежит различие, существующее между географическими объектами: природными объектами, с одной стороны, и объектами, созданными человеком, с другой. Эти два класса отличаются также принципами номинации, происхождением и структурно-грамматическими моделями.

Ойконимы, производные от названий водных объектов, представлены во всех славянских языках. Процесс возникновения дегидронимных ойконимов можно представить в виде схемы:

реалия гидрообъект населенный пункт.

Условно дегидронимные наименования населенных пунктов можно разделить на две группы: 1) ойконимы, производные от гидрографических терминов (река, озеро, ручей, ключ, родник, устье, лука, плесо и др.); 2) ойконимы, образованные от гидронимов (г. Нитра р. Нитра, г. Витебск р. Витьба, н. п. Залуква р. Луква, н. п. Pokupsko р. Kupa и др.). Такое выделение двух групп в пределах данной подсистемы онимической системы обусловлено разными средствами объективации номинационного признака. Если объектом, относительно которого осуществлялась номинация, выступала река, то обычно используется ее название, причем преобладают процессы деривации. Одним из технических способов номинации дегидронимных ойконимов является словосложение, довольно распространенное в некоторых языках.

Особенности мотивации данного типа онимов обусловлены тенденцией топонимической номинации, которая свойственна преимущественно народам индо202 Этимология. Ономастика европейской языковой семьи. Сущность данной тенденции заключается в том, что топонимия народов с древней оседлой культурой ориентирована на рельеф и на ландшафт и на хозяйственное использование. Однако специфика самого географического восприятия с течением времени меняется.

Набор семантических полей, вовлекаемых в онимические ряды, обусловлен набором самих реалий, которые получают имена собственные.

Учитывая специфическое ономастическое, следует заметить, что разные разряды онимов различаются степенью раскрываемости их первоначального смысла. Степень семантической прозрачности онимов одного и того же разряда в разных языках варьирует.

Интерес представляет семантика онимических основ данного типа, поскольку дает материал о типах слов, послуживших основами для имен, а также позволяет реконструировать архаические апеллятивы, сохранившиеся в составе имен собственных.

Исследованием словообразовательной структуры праславянского слова занимался выдающийся ученый ХХ века С. Б. Бернштейн. Он подчеркивал важность выбора этимологии для изучения древнейших фонетических чередований в славянских языках, праславянского словообразования.

Ономастика недостаточно владеет хронологией явлений, однако достаточно четко определяет языковую принадлежность фактов, имен собственных, которые отличаются особенной стабильностью.

Префиксальные дегидронимные ойконимы, образованные по схеме за- + гидроним = ойконим (х. Заслуч); по- + гидроним = ойконим (с. Посвирж), относятся к древнейшим типам слов, которые обозначают место.

На территории Украинских Карпат и Украинского Прикарпатья представлены также дегидронимные ойконимы с префиксом под- (укр. під-) (н. п. Підріка).

Дегидронимные ойконимы с префиксами за-, под- (під-) – характерная черта названий поселений на территории Украинских Карпат и Украинского Прикарпатья.

Анализ ономастических данных – дегидронимных ойконимов позволяет постановку вопроса о дополнительной информации этнографического характера в географическом наименовании.

Ж. Ж. Варбот (Москва) Функциональные преобразования аффиксов в истории языка В практике этимологических исследований нередки сомнения относительно возможности реконструкции определенных аффиксальных структур, основывающиеся на представлении об известных исконных функциях соответствующих аффиксов (суффиксов, префиксов), с которыми как будто не согласуются их функции в реконструируемых структурах (см. слав. *kormyslъ).

Этимология. Ономастика Следует считаться с преобразованиями функций аффиксов в истории языка, которые обусловливаются различными факторами. Выделяются следующие направления функциональных изменений аффиксов:

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 81 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.