WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 81 |

Одним из основных источников пополнения народной ГТ является переход названия одного ГО на другой – так называемые колебания значений в среде географической терминологии. Проведенный анализ засвидетельствовал, вопервых, переход названий макрореалий на ГТ, которые обозначают ГО незначительного размера (напр., водопад ’падение воды на месте небольшого отвесного уступа русла’, пристань ’место водопоя’, шахта ’место добывания глины, песка’), во-вторых, семантические цепи и модели семантической мотивации этих образований в основном подтверждают закономерности развития ГТ, обнаруженные и обоснованные в работах других исследователей (напр., ’яр’ ’ліс’ – байрак, ’болото’ ’лужа’ – багно, болото), а также засвидетельствованные на местной диалектной почве (’лес’ ’долина’ – діброва, ’тихое течение речки’ ’участок водоема’ ’мель’ ’грядка огородных культур’ – плесо, ’возвышение’ ’куча’ ’насыпь песка возле речки’ ’мель’ ’остров’ ’твердая дорога’ – насип).

Важным источником формирования ГТ является нетерминологическая лексика и лексика других терминологических систем. Превращение последних в названия ГО происходит преимущественно путем метафоризации или метонимизации, в результате чего реализуется ряд семантических моделей, что во многих случаях подтверждается известными в литературном языке или в других диалектах семантическими закономерностями (напр., ’лес по породе деревьев’ ’дерево’ – береза, сосенка, ’болото’ ’растительность’ – мох, баговіння, ’поле после сбора определенной сельскохозяйственной культуры’ ’растение’ – картошка, пшінка), а в некоторых случаях и новыми (’часть тела человека или животного’ ’признак рельефа’ – лоб, ріг, зуб; ’предмет быта’ ’ГО’ – зеркало, петля). Наиболее типичным и весьма продуктивным является употребление названий посуды как названий рельефа (бадя, котел, лейка) и Лексика. Лексическая семантика. Лексикография. Фразеология названий человеческого тела как обозначений гидрообъектов (головиця, горловина). Среди менее продуктивных такие семантические модели, как: ’животное, птица’ ’ГО’ – баранці, гусак, журавель, ’геометрическая фигура’ ’ГО’ – угол, круг; ’часть строения’ ’ГО’ – окно, стенка, ‘одежда и ее детали (портняжные названия)’ ’ГО’ – рукав, клапоть, штаны.

Исследование показало, что обнаруженные семантические мотивационные модели зависят от представлений, которые лежат в основе мотивации. Четкой дифференциации мотивов не приходится наблюдать ни в народной этимологии, ни в принципах номинации ГО вообще. В связи с этим характерной особенностью народных ГТ исследуемого ареала является расшатывание четких семантических пределов. Это сказывается в подавляющем использовании названий, которые помечают несколько ГО, что, в свою очередь, является признаком полисемии. Количество полисемантических ГТ и их форм достигает 1367 единиц (около 76,5%). Соответственно, моносемантические единицы составляют 420 ГТ (около 23,5%). При этом семантическая структура ГТ характеризуется чрезвычайно широкой амплитудой значений: набор сем колеблется от 1 (горбуняк, затінь, течь) до 12 (балка, левада). Обнаруженная особенность свидетельствует о неузуальном характере многих зафиксированных единиц, которые еще не приобрели признаки специальных терминов и с функционально-семантической точки зрения образуют периферию собственно географической терминологии.

По сфере употребления и характеру семантической структуры ГТ объединяются в три группы: общеупотребительные (около 130 единиц, напр., низина, колодязь, куча), диалектные (большая часть: лісняк, лиса гора, пасовисько и т. п.) и специфические для отдельного говора (незначительная часть, напр., бар’як, прогайвина, рятак, шандори).

Соотношение функционирующих в исследуемом ареале общеупотребительных, диалектных и специфических для отдельного говора ГТ неодинаковое. В ряде случаев доминирующим стало литературное название с определенными модификациями (напр., яр ‘овраг’, ‘овраг, который высох’, ’овраг в лесу’, ’овраг, поросший лесом’). Преобладают диалектные ГТ или общеупотребительные лексемы со специфическими для местного идиома семами (балка ’возвышения’, копанка ’поляна в лесу, просека’, островок ’мель’, ’междуречье’). Гораздо меньше слов, имеющих географическое значение, характерное лишь для отдельного говора (напр., белебень ’равнина’, кагат ’искусственно вырытая яма’, солонець ’водная поверхность среди болота’). Специфическими являются окказиональные семы, антонимические значениям тех же ГТ в литературном языке (напр., діл ’протяжная возвышенность’, ‘берег’, ’овраг’). В соответствии со сферами функционирования и семантических сдвигов ареал разных лексем и сем является неодинаковым, о чем свидетельствуют составленные по результатам исследования картосхемы.

158 Лексика. Лексическая семантика. Лексикография. Фразеология Современное состояние народной ГТ Центральной Украины – это следствие, во-первых, древних контактов носителей восточнославянских диалектов (и в частности, украинского языка с носителями других языков, преимущественно славянских) во-вторых, взаимодействия современных украинских говоров, а также следствие более позднего влияния славянских (преимущественно русского) языков, на украинский язык и его диалекты. В связи с этим большинство исследуемых ГТ имеет общеславянский корень и характеризуется родственной семантикой и некоторыми средствами ее выражения (в первую очередь, основами и набором так называемых «географических», или «локативных» аффиксов).

Заимствованные ГТ составляют незначительную группу. Среди них выделяются и находят свои семантические параллели с исконными украинскими лексемами русизмы (наводнєніє, питюшнік но др.), болгаризмы (гуре, змє, побряго), молдаванизмы (болване, постате). Кроме фонетико-морфологических изменений, произошедших при адаптации таких слов, имели место семантические смещения в структуре заимствований (как правило, семантически трансформируется лексика в пределах одной ЛСГ, напр., болг. камак и укр. камень ‘отдельный камень’).

Кроме семантических особенностей, народная ГТ Центральной Украины, Кировоградщины, демонстрирует много других связей и свойств (фонетических, словообразовательных, морфологических и др.), изучение которых дополнит представление о развитии местной речи и изучении края. Поэтому проведенное исследование является лишь одним из необходимых шагов на пути к более полному познанию целостной картины формирования лексико-грамматической системы украинского языка и условий ее функционирования.

Таким образом, по характеру семантической структуры исследуемые ГТ являются достаточно специфическими. Сфера функционирования, семантические сдвиги и особенности значения влияют на ареальное закрепление ГТ. Соответственно, ареал разных ГТ или их сем является неравномерным. Исследование народной географической лексики имеет важное значение для решения вопросов славянского глотто- и этногенеза.

Йовка Дапчева (София) Фразеология в современной болгарской публицистике Фразеологические сочетания употребляются в публицистике с целью образности и эмоциональности. Экспрессивность, оценочность и стилистическая окраска являются причиной употребления устойчивых сочетаний для подчеркивания разных элементов текста и для компрессии информации. С помощью фразеологизмов текст воздействует не только на мысли, но и на воображение и эмоции.

Лексика. Лексическая семантика. Лексикография. Фразеология I. Во фразеологизмах хорошо сочетаются основные характеристики публичной речи – экспрессивность и стандарт, поэтому они часто употребляются в заглавиях статей. В заглавиях устойчивые сочетания имеют целью произвести сенсацию, привлечь внимание. Здесь они представлены в двух основных вариантах: в своей традиционной или модифицированной форме.

1. В первом случае сохраняются семантика и структура фразеологизма или ставится ударение на его буквальном смысле. Это употребление устойчивых сочетаний ограничивается в своем воздействии в рамках реализации знакомых языку семантических и стилистических признаков: Магистратите ни тегнат на народа като воденичен камък (24 часа, 21.07.2010); Да вземеш да удариш през устата дървения философ Местан (Галерия, 16–22.09.2010).

2а. Возможно употребление фразеологизма в основном значении, но в сочетании с другими словами. Например: Кушлев ще разнищва до девето коляно престъпно имане (Труд, 9.10.2010). Обычное сочетание фразеологизма до девето коляно – с глаголами гоня, преследвам.

2б. Самым распространенным способом создания окказиональной фразеологии в публицистике является замена компонентов устойчивых комплексов.

Это обычно происходит по ассоциативным связям для сходства, близости, контраста и т. д. В случае таких изменений в сознании реципиента существует и основная форма, а замененный элемент присутствует семантически посредством ассоциации с оригиналом. Например: И сам вождът е вожд (Труд, 27.09.2010) – трансформация крылатого выражения1 И сам воинът е воин; В царството на Оскар и едноокият е цар (Труд, 8.10.2010) – трансформация крылатого выражения В царството на слепите и едноокият е цар. В указанных цитатах изменения традиционных форм делает выражение более оригинальное и создает юмористический эффект.

2в. Частое явление в публицистике – использование частей фразеологизмов в результате их редукции, например вм. пека на бавен огън употребляется сочетание без глагола на бавен огън: Новините на бавен огън (Труд, 27.09.2010);

вм. меря с един аршин – с един аршин: С един аршин за всички, госпожо Цачева (Труд, 15.05.2010).

2г. Mожно наблюдать и двойную актуализацию – когда редуцированный фразеологизм воспринимается одновременно и в прямом, и в переносном значении. Подобное употребление возможно, когда образ-основа является живым и воспринимается легко: Отнемат на пътниците дори чашата студена вода (о ситуации на одном вокзале жарким летом). В данном случае можно говорить не только о редукции, но и о замене компонентов, поскольку оригинальный фразеологизм – пия една студена вода.

В докладе рассматриваются фразеологические единицы в узком понимании фразеологии, за исключением 2–3 примеров, которые показательны и интересны с точки зрения возможности модификаций.

160 Лексика. Лексическая семантика. Лексикография. Фразеология 2д. Другой способ употребления фразеологизмов в публицистике – их расширение, которое создает разнообразие в структуре и иногда разрушает фразеологизм. Структурные изменения могут изменить и первоначальное представление об употреблении определенной конструкции. В заглавии Журналистите си затваряха упорито очите за тази явна несправедливост (Галерия, 16– 22.09.2010) фразеологизм затварям си очите расширен наречием упорито.

2е. В некоторых случаях в одном и том же заглавии используются и редуцирование, и расширение. Например заглавие Со кротце е добре, но и малко кютек не вреди (Труд, 21.09.2010) является результатом сокращения крылатого выражения со кротце, со благо и малко кютек, часть которого вставлена в предложение-комментарий данного выражения.

II. Подобные приемы употребления фразеологизмов встречаются не только в заглавиях, а и в публицистических текстах. Здесь отметим более интересные случаи, некоторые касаются семантических сдвигов:

1. Объединение двух фразеологизмов, замена и сокращение их компонентов:

Защо в дедесарските вериги бъка от уж малограмотни роми, които с едно движение връткат държавата около малкия си пръст (Труд, 15.05.2010).

Оригинальные фразеологизмы – въртя на пръста си и поставям на малкия си пръст. Сочетание трех способов способствует большей экспрессии и семантической нагрузке.

2. Замена одного компонента создает семантическую несовместимость двух компонентов: Георги Стоев беше описал Силвия в една от своите книги катомного известна столична лека дама (Галерия, 16–22.09.2010). Во фразеологизме лека жена вместо слово жена употребляется слово дама, значение которого несовместимо с прилагательным лека. Получается контраст, который делает характеристику намного ярче.

3. Замена существительного производным прилагательным и другим существительным, что конкретизирует фразеологизм и сужает его значение: Очаквам бурна есен в чаша вода (Труд, 20.09.2010) (буря во фразеологизме буря в чаша вода заменено словосочетанием бурна есен).

4. Замена одного компонента ведет к изменениям в семантике и даже к разрушению фразеологизма: Стефания и Искра минават за странни птици в театъра и мнозина ги определят като феминистки. Оригинальный фразеологизм – рядка птица, со значением «исключительный, выдающийся по отношению характера и качеств человек». Использование слова странна вместо рядка изменяет и образ, и значение фразеологизма, т. е. можем говорить о его разрушении.

Трансформации устойчивых комплексов создает представление о них как об открытых и вариантных структурах. Нарушение традиционной формы является актуальной стратегией публицистики. Этим способом журналисты стремятся к бльшей степени атрактивности текста.

Лексика. Лексическая семантика. Лексикография. Фразеология В публичных текстах используется и новая фразеология: …за истинските данъчни акули, за техните връзки, ятаци и помагачи с бели якички (Труд, 15.05.2010); …адвокатите им правят сложни совалки, за да различат участието на тандема в общи фирми (Уикенд, 15–21.05.2010).

III. В докладе будет проведена и классификация фразеологизмов в публицистике на основе их значения и компонентов: связанных с действиями человека, с частями человеческого тела, с характеристикой человека, выражающих количество, указывающих на профессии и социальное положение, означающих предметы, связанных с пространством, с временем – всего 8 групп.

И. В. Ефименко (Киев) Из славянской судостроительной терминологии І. О развитии судоходного дела у славян имеются прямые исторические свидетельства, начиная с писателей античного мира и заканчивая известиями арабских и персидских хронистов. Славяне охотно плавали по морям и по рекам, и потому неудивительно, что находили они в своём языке нужные слова для обозначения морских и речных судов, снастей и т. д.

ІІ. Несмотря на большой интерес к славянской судостроительной терминологии, пока что не все термины имеют приемлемую этимологическую интерпретацию. На одном из таких терминов мы хотели бы остановиться подробнее.

IІI. Корабельный термин кочерм известен в специальной литературе как ‘одномачтовая шести- или восьмивесельная легкая на ходу большая лодка для прибрежного плавания у анатолийских турок и кавказских горцев’. В «Морском словаре» В. В. Вахтина фиксируется как ‘одномачтовое каботажное турецкое судно’. В русских диалектах, в частности в архангельских говорах, анализируемый термин засвидетельствован в значении ‘большая одномачтовая лодка’.

IV. М. Фасмер предполагает связь корабельного термина кочерма с кочер (первоначально ‘однодеревка’) и сравнивает с кочмара.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 81 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.