WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 81 |

140 Грамматика. Лингвистическая типология. Сопоставительные исследования Т. В. Федунова (Минск) Уровни семантической градации при сопоставлении русско-белорусской лексической пары (на примере лексики поведенческих реакций человека) В лингвистических исследованиях, имеющих своей целью сопоставление лексики нескольких языков, основной акцент обычно делается на контрастивном изучении двух языковых систем, в которых отмечается превалирование, как правило, различительных признаков и явлений, нежели сходных или эквивалентных черт. Данного рода исследования обычно проводятся на базе бинарного языкового сопоставления (например, русского и болгарского, английского и башкирского, французского и молдавского, русского и немецкого, русского и английского, русского и французского и др. языков). Кроме того, представлена процедура полинарного сопоставительного анализа лексических систем на примере контрастивного изучения английского, русского и французского языков.

Осуществление контрастивного семасиологического анализа в системе двух близкородственных языков требует особого подхода в силу доминирования сходных признаков, так что дифференциальные признаки, призванные составлять контрастивную специфику того или иного языка, оказываются в тени. Для выявления контрастивных черт в лексической системе близкородственных русского и белорусского языков нами предпринят анализ с последовательным выделением двух уровней семантической градации (дифференциальной семантизации) на примере лексики тематического диапазона ‘поведенческие реакции человека’.

Первый из них – уровень собственно семантического анализа – ориентирован на установление типов семантических корреляций с опорой на логическую схему возможных отношений между семантическими единицами в пределах межъязыковой русско-белорусской лексической пары. Он направлен на установление характера эквивалентности между семемами русского и белорусского языков и заключается в установлении типов лексико-семантических отношений тождества, включения или пересечения с учетом семного состава сопоставляемых лексических единиц.

Анализ на уровне семемы с определением семного состава значений русскобелорусских единиц в пределах сопоставляемой межъязыковой лексической пары предполагает выход в плоскость лексемы с рассмотрением семантической структуры слова как взаимосвязанной последовательности лексико-семантических вариантов и выделением тех же типов семантических корреляций – тождества, включения и пересечения. Эта последовательность действий репрезентирует второй уровень анализа лексической пары – семантико-лексический. Кроме того, он предусматривает, во-первых, выявление у лексической единицы русского языка всех возможных переводных соответствий в белорусГрамматика. Лингвистическая типология. Сопоставительные исследования ском языке на основе анализа семантической структуры русскоязычной единицы и, во-вторых, диктует определение типов соответствий – семантически эквивалентной лексической пары или поля соответствия. Первый тип соответствия включает такой характер отношений между лексемами, как отношение тождества. Второй тип представляет собой характер соотношений, при котором лексической единице одного языка соответствует более чем одна единица в другом, и репрезентируется двумя типами семантических отношений между членами лексической пары – отношениями включения и пересечения.

Чем большее число переводных соответствий зафиксировано для той или иной единицы русского языка, тем более яркой оказывается национально-семантическая специфика этой единицы, и, таким образом, количество соответствий лексической единицы в тексте перевода может выступать показателем степени национального своеобразия семантики каждого из сопоставляемых языков.

Последовательный ход контрастивного анализа лексики русского и белорусского языков с проекцией на два уровня семантической градации проиллюстрируем на примере межъязыковой русско-белорусской лексической пары обхождение – абыходжанне 1.

Тип семантических Уровень семемы Уровень лексемы корреляций Р1 Бтождество P{Seme1,2,...n} Б {Seme1,2,...n} Р1, 2,...n Б1, 2,…n Р1 Б1, 2,…n P{Seme1,2,... n–1} Б {Seme1,2,...n} Р1,2,...n–1 Б1, 2,…n или включение P{Seme1,2,...n} Б {Seme1,2,...n–1} Р1,2,...n БР1,2,...n Б1,2,...n–P1,3,4,...n–1 U Б1,2,4,...n пересечение P{Seme1,3,4,...n–1} U Б {Seme1,2,4,...n} P1,2,...n–1 U Б1,2,...n Так, семный анализ, призванный вскрыть характер семантических отношений между русской и белорусской семемами обхождение и абыходжанне соответственно, свидетельствует о тождестве (Р Б) представленных семем в обоих языках. Это объясняется наличием двух общих, интегральных сем, свойственных в одинаковой мере как русской, так и белорусской семемам – ‘манера поведения по отношению к кому-н.’, ‘выявление своих отношений к кому-н.’.

Собственно семантический анализ предполагает переход от анализа структуры значения слова к анализу семантической структуры лексем. С точки зрения данного аспекта анализа рассматриваемая нами лексическая пара находится в отношениях включения (Р1 Б1,2), где включающей выступает белорусская лексема абыходжанне в силу того, что в состав ее структуры входит еще один лексико-семантический вариант, отсутствующий в семантической струк142 Грамматика. Лингвистическая типология. Сопоставительные исследования туре русской лексемы обхождение. Сравните: русск. обхождение ‘Манера поведения по отношению к кому-н., выявление своих отношений в обращении с кем-л.’ и бел. абыходжанне. ‘1. Выяўленне сваiх адносiн, манера паводзiн у дачыненнi да каго-н.’ ‘2. Уменне карыстацца чым-н’.

Органичным продолжением данного уровня семантической градации призван стать аспект сопоставительного исследования, предполагающий осуществление семантико-лексического анализа с выявлением полностью семантически эквивалентной лексической пары или поля соответствия с отношениями включения или пересечения. Рассматриваемые нами единицы русского и белорусского языков образуют поле соответствия с отношениями включения, где опять же включающей выступает белорусская лексема абыходжанне. Характер такого типа отношений в пределах лексической пары обхождение – абыходжанне продиктован тем, что в поле зрения исследователя попадают новые лексические единицы русского языка, соответствующие в своих значениях лексикосемантическим вариантам в составе семантической структуры белорусскоязычной лексемы абыходжанне. Так, второму ЛСВ белорусской лексемы в русском языке соответствует пятый ЛСВ в структуре лексемы обращение со значением ‘пользование, употребление’. Кроме того, осуществление контрастивного анализа в обратном направлении – от белорусского языка к русскому – позволяет зафиксировать и тот, факт, что в первому ЛСВ белорусскоязычной лексемы со значением ‘1. Выяўленне сваiх адносiн, манера паводзiн у дачыненнi да каго-н.’ в русском языке соответствует не только лексема обхождение, но и лексема обращение в своем втором лексико-семантическом варианте ‘2. Поведение, поступки, действия по отношению к кому-л.’:

обхождение: S1 абыходжанне: Sобращение: Sобращение: S5 абыходжанне: S Таким образом, представленный нами контрастивный лексический анализ русского и белорусского языков с учетом двух уровней семантической градации дает возможность проанализировать семную структуру лексических единиц в пределах межъязыковой лексической пары и в дальнейшем рассмотреть весь спектр значений, составляющих семантическую структуру лексем каждого из языков. Проведенный двухуровневый анализ показал, что до 46 % сопоставляемых лексических единиц не находятся в отношениях тождественности, несмотря на факт близкого родства языков, о чем свидетельствуют расхождения в семном наборе значений русского и белорусского языков и специфика семантической структуры соответствующих русско-белорусских лексем.

Бозова С. Лингвометодическое описание русской лексики и грамматики в свете болгарского языка. София, 1995.

Гудавичюс А. Сопоставительная семасиология литовского и русского языков. Вильнюс, 1985.

Грамматика. Лингвистическая типология. Сопоставительные исследования З. К. Шанова (Санкт-Петербург) Глагольная система болгарского языка и категории эвиденциальности и эпистемической модальности Глагольная система современного болгарского языка отличается разнообразием грамматических категорий, форм и значений. Наиболее сложную структуру имеет категория модальности, дающая грамматическую категорию наклонения. Кроме изъявительного, повелительного и условного наклонений ученые выделяют в болгарском языке пересказывательное наклонение, имеющее кроме обычных пересказывательных форм также формы «недоверчиво-неодобрительного пересказывания» («за по-силно преизказване») (Л. Андрейчин, Ю. С. Маслов, Ст. Георгиев, П. Пашов). Многие исследователи не считают формы, выражающие значение пересказывания, наклонением (Е. И. Дёмина, Т. Н. Молошная, Ив. Куцаров). Ещё одно наклонение – предположительное (или умозаключительное, конклюзив) (Ю. С. Маслов, Ив. Куцаров). Лингвисты считают адмиратив транспозитивным употреблением пересказывательных форм с непересказывательным значением (Ю. С. Маслов, Т. Н. Молошная), самостоятельной модальной категорией (Е. И. Дёмина), одним из значений категории эмоциональности (Р. Ницолова) или умозаключительных форм (В. Станков). Высказывается мнение о существовании в болгарском языке гиперкатегорий, объединяющих несколько морфологических категорий (Г. Герджиков, И. А. Мельчук, Р. Ницолова), уточняется статус грамматических форм и особенности их функций (Ив. Куцаров).

В последние годы в лингвистике широко обсуждаются категории эвиденциальности (засвидетельствованности) (Р. Якобсон) и эпистемической модальности на материале разных языков, в том числе и балканских (В. Фридман), проводятся конференции, посвященные этим категориям. Категория эвиденциальности указывает на источник сведений о сообщаемом факте или событии, а источником могут быть собственные наблюдения говорящего – прямая засвидетельствованность (экспериентив), а также косвенная засвидетельствованность («говорящий получает сообщаемую информацию опосредованным образом, через промежуточную информацию» [Храковский 2003: 161]): 1. пересказ; 2. логические умозаключения (инферентив, или конклюзив); 3. предположение (презумптив). Болгарский язык относится к тем языкам, в которых «говорящий обязан в определенных ситуативных условиях выразить источник, на котором основаны его сведения» (Козинцева 1994: 92).

Категория эпистемической модальности выражает, насколько соответствует действительности передаваемая говорящим информация, характеризует степень правдоподобности ситуации с точки зрения говорящего, указывая на уровень полноты картины об окружающем мире. У исследователей разные взгляды на соотношение категорий эвиденциальности и эпистемической модальности.

144 Грамматика. Лингвистическая типология. Сопоставительные исследования Одни считают эти категории самостоятельными (Козинцева 2007: 85), другие находят точки пересечения этих категорий в определенных значениях (Willett 1988; Bybee 1985), рассматривают эвиденциальность в рамках категории эпистемической модальности (Плунгян 2000), объединяют эти категории в одну гиперкатегорию «характеристика говорящим сообщаемой информации» (Ницолова 2003).

Исследованный материал показал, что глагольная система болгарского языка, где эвиденциальная семантика эксплицирована пересказывательными глагольными формами, свидетельствует о наличии связи в плане содержания между категориями эвиденциальности и эпистемической модальности. Формы, указывающие на источник сведений говорящего, в определенных условиях содержат информацию о достоверности этих сведений, отражают оценку говорящим истинности пропозиции.

Козинцева 1994 – Козинцева Н. А. Категория эвиденциальности (проблемы типологического анализа) // Вопросы языкознания. 1994. № 3. С. 92–104.

Козинцева 2007 – Козинцева Н. А. Косвенный источник информации в высказывании (на материале русского языка) // Эвиденциальность в языках Европы и Азии. Сб.статей памяти Наталии Андреевны Козинцевой. Часть I. Теоретические проблемы эвиденциальности. Избранные статьи Наталии Андреевны Козинцевой. СПб., 2007.

Ницолова 2003 – Ницолова Р. Семантическая гиперкатегория «Характеристика говорящим сообщаемой информации» и ее связь с временами глагола // Материалы международной научной конференции. СПб., 22–24 сент. 2003. СПб., 2003. С. 108–112.

Плунгян 2000 – Плунгян В. А. Общая морфология: Введение в проблематику: Учебное пособие. М., 2000.

Храковский 2003 – Храковский В. С. Грамматические категории глагола: связи и взаимодействие // Грамматические категории: иерархии, связи, взаимодействие. Материалы международной научной конференции. СПб., 22–24 сент. 2003. СПб., 2003. С. 156–164.

Bybee 1985 – Bybee J. L. Morphology: a study of the relation between meaning and form. Amsterdam, 1985.

Willett 1988 – Willett T. A cross-lingvistic survey of the grammaticalization of evidentiality // Studies in language. 1988. 12.1. Р. 51–97.

ЛЕКСИКА ЛЕКСИЧЕСКАЯ СЕМАНТИКА ЛЕКСИКОГРАФИЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ Л. Ю. Астахина (Москва) Материалы С. Б. Бернштейна в Картотеке Словаря русского языка XI–XVII вв.

Картотека ДРС существует с октября 1925 г. В Академии наук была образована «Комиссия по собиранию материалов по древнерусскому языку» во главе с акад. А. И. Соболевским. Он определил четыре направления, по которым должен был распределяться собранный материал:

1. Продолжение Словаря церковнославянского языка, составленного А. Х. Востоковым.

2. Продолжение Материалов для древнерусского словаря по письменным памятникам И. И. Срезневского.

3. Подбор материалов для Словаря языка Московской Руси XV–XVII вв.

по памятникам письменности.

4. Подбор материала для Словаря языка Польско-Литовской Руси XV– XVII вв. по памятникам письменности.

В 1934 г. во главе этой работы встал проф. Б. А. Ларин. Он начал работу над «Проектом древнерусского языка» (опубликован в 1936 г.). Предполагалось к 1945 г. довести Картотеку ДРС до миллиона карточек-выписок и закончить издание Словаря древнерусского языка в 8 томах по 100 печ. листов каждый. Лексикон должен был включить памятники XV–XVIII вв. кроме «большой литературы» с включением живописных и графических иллюстраций.

Для создания Картотеки привлекались научные силы из числа аспирантов, научных сотрудников, а позднее и из числа студентов.

С. Б. Бернштейн в 1933 г. был переведен из Москвы в аспирантуру ГИРК (Государственный институт речевой культуры) Академии наук, который находился в Ленинграде, где он защитил диссертацию «Турецкие элементы в языке дамаскинов XVII–XVIII вв.» в 1934 г. В 1935 г. он уже уехал в Одессу.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 81 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.