WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 81 |

Даваемые на слух характеристики гласных «открытый», «закрытый», «сдвинутый вперед», «сдвинутый вверх» и т. д. могут иметь исчислимые параметры.

Применение метода формантной сетки дает возможность изменить позицию наблюдателя и позволяет переместиться на место диалектоносителя в оценке качества звука.

Сейчас появилась возможность создать альбом русских диалектных систем, схемы в котором составлены на материале объективных физических данных.

70 Диалектология. Лингвогеография Такая работа даст диалектологии обширный фактический материал, который может быть картографирован и интерпретирован.

Исаев 2010 – Исаев И. И. Формантная картина гласных в альбоме русских диалектных систем // Тезисы доклада на международной научной конференции «Фонетика сегодня» 8–10 октября 2010 г. М.: Институт русского языка им. В.В.Виноградова РАН, 2010. С. 57–59.

Дьяченко 2010 – Дьяченко С. В. Система гласных первого предударного слога после отвердевших согласных в южнорусских говорах с архаическим вокализмом (на примере говора с. Веретье Острогожского района Воронежской области) // Тезисы доклада на международной научной конференции «Фонетика сегодня». 8–10 октября 2010 г..

М.: Институт русского языка им. В.В.Виноградова РАН, 2010. С. 51–52.

O. С. Iщенко (Кив) Формантна динамiка схiднополiського дифтонга ie в укранськiй мовi Схiднополiська дiалектна зона цiкава тим, що зберiгає багато архачних фонетичних, граматичних та лексичних явищ укрансько мови. Вiдтак актуальнiсть вивчення мовленнєвих явищ говiрок цього регiону безсумнiвна. Одним iз залишкiв фонетично архаки Схiдного Полiсся є наявнiсть складного голосного звука на мiсцi прафонеми * – дифтонга ie, тоди як у переважнiй бiльшостi дiалектiв i, як наслiдок, в мовi наддiалектного характеру на цьому мiсцi укранцi сьогоднi вживають голосний i.

Метою дослiдження є експериментально-фонетичний аналiз дифтонга: вияв природи його неоднорiдностi i специфiки порiвняно з однорiдними за характером руху головних формант (F1, F2) як фiзичних корелятiв фонеми.

Нашi експерименти1 (сонографiчний аналiз) з вивчення спектрально картини дифтонга ie показали, що звукова неоднорiднiсть досягається сильною динамiкою формант. Упродовж усього звука головнi його форманти (F1, F2) змiнюють сво частоти настiльки, що голосний набуває якiсно рiзного звучання.

Рис. 1. Модель динамiки формант F1, F Сонографування здiйснено за допомогою програмного забезпечення Speech Analyzer (www.sil.org). Матерiалом дослiдження слугують записи дiалектного мовлення Чернiгiвсько областi з Укранського дiалектного фонофонду (Iнститут укрансько мови НАН Украни).

Диалектология. Лингвогеография На рис. 1 змодельовано специфiку руху перших двох формант дифтонга ie.

Прийнято вважати, що в голосних однорiдного творення (монофтонгах) динамiка формант – прямолiнiйна (наближено). Натомiсть у двозвуковi контури руху формант являють собою криву, на якiй фiксуємо двi рiвнолiнiйнi фази й одну перехiдну (з’єднувальну).

Прикметно, що у дифтонгу ie значення формант першо фази вiдповiдають F-картинi звука i, а значення формант третьо фази – F-картинi звука e. Друга фаза в акустичному планi є надто складною, бо в кожен момент часу значення формант змiнюється.

Однак найцiкавiшим є те, що три фази динамiки обох формант не збiгаються в часi: першою видозмiнюється форманта F1, згодом форманта F2 (див. рис.

2). Такий формантний гетерохронiзм (асинхронiзм) дає змогу говорити про дифтонг як особливий звуковий сегмент, а не просте поєднання двох голосних, вимовлених як єдиний склад. Формантна динамiка дифтонгiв та сполучення двох голосних є рiзною. Доречно зазначити, що експериментально-фонетичне вивчення дифтонгiв в iнших мовах (англiйська, нiмецька, iспанська тощо) не засвiдчує факту такого явища.

Рис. 2. Формантна реалiзацiя дифтонга ie (модель) Додамо ще й те, що формантний гетерохронiзм iнколи виявляється у звичайних голосних, якi, проте, мають дифтонгiчний вiдтiнок. Скажiмо, за дослiдженнями Л. Бондарко1, для лiтературного росiйського голосного ы властива невелика неоднорiднiсть вимови (йдеться про наближення до рос. и), акустичним корелятом яко є незначна змiна руху друго форманти при вiдноснiй незмiнностi першо. Тож формантний гетерохронiзм, попри те, що собою виражає звукову неоднорiднiсть, водночас наближує дифтонги до монофтонгiв у планi належностi до одного типу сегментiв – звука як фонетичного/фонологiчного типу.

Бондарко Л. В. Фонетика современного русского языка. СПб., 1998.

72 Диалектология. Лингвогеография Л. Э. Калнынь (Москва) Аффрикатизация фрикативных согласных как компонент типологической характеристики славянских диалектов по вокальности/консонантности 1. Согласно известной классификации А. Исаченко, славянские языки делятся на консонантический и вокалический типы в зависимости от количественного соотношения вокального и консонантного инвентаря в идиоме (Исаченко 1963). Типическое значение имеют и правила образования звуковой последовательности, поскольку они эксплицируют отношение системы диалекта к возможности повышения/понижения консонантности/вокальности общего речевого фона в данном идиоме. Явления такого рода можно наблюдать в диалектах, отнесенных как к консонантическому, так и вокалическому типам. Как иллюстрация этого, в данном докладе рассматриваются явления синтагматики шумных согласных, понижающие уровень консонантности идиома, с одной стороны, и поддерживающие уровень вокальности, с другой.

2. Шумные согласные расположены на разных участках шкалы «нарастания консонантного признака» (Трубецкой 1960: 172; Пауфошима 1983: 50). Наибольшая консонантность присуща смычным глухим согласным, а наименьшая – сонантам. В промежуточной зоне расположены аффрикаты и спиранты, причем звонкие менее консонантны, чем глухие. Эффект снижения уровня консонантности звуковой последовательности может достигаться сокращения сочетания до одного согласного, а также уменьшением контраста между согласными в результате ассимиляции. При этом согласный, получившийся в результате ассимиляции, сам по себе может быть более консонантным, чем тот, который он собою заменил. Значение имеет сам факт снижения контраста. Примером этого является аффрикатизация фрикативных согласных после смычных (прогрессивная ассимиляция) и перед смычными (регрессивная ассимиляция) – cочетания типа pc, tc, k, g характеризуются меньшим контрастом их компонентов и поэтому менее консонантны, чем ps, ts, k, g (мак. pci, otcega, korka, gan).

Аффрикатизация фрикативного согласного в соседстве со смычным фиксируется в зоне южнославянских диалектов. Так, в мак. диалектах ps, p > pc, p;

ts, dz, t, d > tc, d, t, d; k, g, b, zg > k, g; b, g (см. FO 1981). В хорв. и серб. диалектах ps, p, bz > pc, p, b; sk, zg, k, g, b > ck, g, k, g, b (см.

Peco 1980; FO 1981). Аффрикате // в этом регионе посвящена статья (Brozovi 1988).

Особенность этих диалектов состоит в том, что в процессе ассимиляции стабильной остается смычная артикуляция. В диалектах северной Славии в сходных сочетаниях ассимиляции подвергается именно смычный согласный. Ср.

польск. ym’e, on, ina (OF 1983 № 314), русск. ocsa'd’it’, po'yt’ и др.

Аффрикатизация фрикативных согласных снижает уровень признака консонантности в звуковой последовательности в южнославянских диалектах как Диалектология. Лингвогеография вокалического (хорв., серб.), так и консонантического (мак.) типа. Можно предположить, что в этом отражается существующая в южном регионе общая тенденция к повышению значения вокалического признака при организации звуковой последовательности.

3. Склонность некоторых южнославянских диалектов к аффрикатизации фрикативных согласных ведет и к стабилизации признака вокальности (голосности) в звуковой последовательности. Конкретно это выражается в охранительном отношении к артикуляции сонантов, которые по своей артикуляции являются наиболее голосными компонентами консонантизма. Снижение голосности сонантов возможно при соприкосновении в звуковой последовательности сонантов с шумными согласными (глухими и звонкими). Если в диалекте существует охранительное отношение к голосности сонанта, то это реализуется увеличением контрастом между сонантом и шумным согласным по уровню консонантности/голосности, т. е. как бы разделением их. На границе между сонантом и следующим спирантом образуется переходный элемент в виде смычки, комбинация которой со спирантом дает аффрикату. Дистанцирование сонанта от следующего спиранта имеет вид изменения: в мак. nz, lz, rz > n, l, r; n, l, r > n, l, r; реже отмечается аффрикатизация глухого спиранта ('donci gu, selcki). Появление аффрикаты перед сонантом отмечено в сочетаниях zr, zv, v ( ruki, vakat, ver) (FO 1981: №№ 92, 96, 102 и др.). В последнем случае смычка не соприкасается с сонантом – она образуется как бы в предвидении следующего сонанта.

Сходная картина аффрикатизации спиранта в соседстве с сонантом показана в сербских диалектах (FO 1981: №№ 62, 73, 84).

4. Сказанное позволяет сделать следующий вывод.

В части диалектов южнославянского региона высока частота позиционно обусловленных аффрикат. С точки зрения типологической характеристики диалекта по признаку консонантности/вокальности появление аффрикат преследует сходные цели, но разными способами.

При ассимиляции спиранта смычному согласному появление аффрикаты, снижая артикуляционный контраст в сочетании, эксплицирует снижение уровня консонантности звуковой последовательности.

Аффрикатизация спирантов в соседстве с сонантами выражает стремление не допустить повышение консонантности звуковой последовательности, которое может наступить при снижении голосности сонанта в соседстве с шумными согласными. В этом случае появление аффрикаты отражает охранительное отношение к голосности сонанта.

Рассмотренные явления зафиксированы в диалектах, которые по классификации А. Исаченко отнесены как к вокалическому, так и к консонантному типу.

Но все они локализованы на юге Славии.

Исаченко 1963 – Исаченко А. Опыт типологического анализа славянских языков // Новое в лингвистике. Вып. III. М., 1963.

74 Диалектология. Лингвогеография Трубецкой 1960 – Трубецкой Н. С. Основы фонологии. М. 1960.

Пауфошима 1983 – Пауфошима Р. Ф. Фонетика слова и фразы в севернорусских говорах.

М., 1983.

Brozovi 1988 – Brozovi D. O fonemu // u balkanskim jezicima // Jазичните поjави во Битола и Битолско денеска и во миналото. Скорjе, 1988.

FO 1981 – Fonoloki opisi srpskohrrvatskih/hrvatosrbskih, slovenakih i makedonskih govora obuhvaenih Opteslovenskim lingvistikim atlasom. Beograd, 1980.

OF 1983 – Opisy fonologiczne polskich punktv OLA. A.Basara, J.Basara. Zeszyt 2. Warszawa, 1983.

Peco 1980 – Peco A. Pregled srpskohrvatskih dijalekata. Beograd, 1980.

О. П. Карпенко (Киев) Из русской диалектной лексики Предлагаемая заметка посвящена этимологии русск. диал. битюг/битюк ‘ломовая лошадь’, ‘сильный здоровый человек’, объединенных М. Фасмером в одну словарную статью. Вслед за В. Далем, лингвисты традиционно связывают наименование лошади-тяжеловоза с названием реки Бетюк/Битюк/Битюг – л. пр.

Дона (течет в Тамбовской и Воронежской обл.), где якобы в XVIII в. в результате скрещивания была выведена особая порода ломовых лошадей, т. е. ‘лошадь с реки Битюг’. Существующие тюркские этимологии гидронима и нарицательного слова не учитывают в полной мере их фонетическое своеобразие в русских говорах. Оставляя пока в стороне вопрос о времени появления ломовиков и соотношении компонентов в коррелятивной паре Битюк (Битюг) / битюк (битюг), обратимся к апеллятиву.

В русских говорах слово битюг (вариант битюк) имеет значение ‘рабочая лошадь крупной породы’. Отмечено (волог.) существительное битюк ‘битюцкая лошадь’ и (курск.) прилагательное (1849 г.) битюцкий в отношении ‘битюцкой лошади’, указывающие на стойко сложившееся представление о единстве названия лошади и места ее разведения – долина р. Битюг (истор. Бетюкъ).

Лексемы битюг/битюк фиксируются и с другими значениями, в частности, характеризующими человека. Территориальное распространение значения, характеризующее человека, гораздо обширнее, что позволяет проследить вокалические изменения основы. Ср. (псковск.) битюг/битюк ‘здоровый, сильный человек’ с пометой «перен.», а также ‘сердитый, угрюмый человек’, на Среднем Урале битюг – ‘ленивый, неповоротливый человек’, сюда же суффиксальное производное битючук ‘маленький, толстый человек’. В пермских говорах битюк – ‘вялый, апатичный человек’, а в курских – ‘крепкого сложения, коренастый человек’. Засвидетельствована еще форма (курск.) бо втюк = битюк. С учетом этого можно предположить первоначальное болтюк < *bъlt’ukъ, восходящее далее к и.-е. *bhel- ‘набухать, вздуваться’. Интересно, что на территории Архангельской обл. битюг (битюк) то же, что ботяк ‘крепкий, здоровый и Диалектология. Лингвогеография крупный мужчина’, ср.: «Стал брюхатой, ботяк – ботяком». В таком случае * (арх.) ботяк – форма с абсорбцией плавного -л-, из болтяк < bъlt’akъ. Это слово известно не только архангельским говорам, оно бытует в украинских воронежских говорах – бовтяк ‘недалекий, глуповатый, несообразительный парень’, а также ‘перезрелый огурец, который обычно оставляют на семена’, ‘испорченное яйцо’. Суффиксальные варианты бовтяк и бовтюк ‘испорченное яйцо’ известны украинским говорам, ср. еще укр. диал. блотяк ‘скандалист, буян’ < *болтяк (метатеза).

Для указанной праформы возможна и несколько иная, но в конечном итоге семантически близкая (‘что-либо выпуклое, округлое’), характеристика человека. Ср. русск. (донск.) бельтюк [бильтюк] ‘о кривоглазом человеке’, бельтюк ‘человек с дефектом глаза’, ‘человек с желтым или изрытым оспой лицом’, (волог., сарат., донск.) бильтюкъ мн. ‘о глазах’, бельтюшки ‘глаза’.

Итак, предлагая рассматривать рус. диал. битюг/битюк ‘крепкого сложения, крупный и т. д. человек’, сюда же блр. диал. біцюк ‘неуклюжий’, как формы с абсорбцией плавного, необходимо обратить внимание на различную вокализацию ъ в группе -ъl-. На основе общей семантики ‘что-либо толстое, вздувшееся, округлое’ приведенную лексику оправдано включить в этимологическое гнездо *bъlt-, защищая тем самым исконность ее происхождения.

По нашим представлениям, от рус. диал. битюг/битюк ‘плотный, толстый, здоровый человек’ < *bъlt’ugъ/*bъlt’ukъ не следует отделять семантически близкое ‘ломовая лошадь’. В этом плане показательно укр. бендюг, биндюг ‘лошадь-ломовик’, диал. бендюг ‘желудок’, бндюх ‘низенький, пузатый человек’.

В последнем слове изменение согласного -г на -х – возможно, результат оглушения. Отличие приведенных форм (в которых наблюдается дентализация плав* ного перед последующим дентальным), восходящих к праформе bъld’ugъ, и рассматриваемых здесь – в корневых детерминативах -d- и -t-.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 81 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.