WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 58 |

Значительное место в нормотворческом процессе занимает полное и качественное рассмотрение предложений и поправок, высказанных в отношении того или иного проекта нормативного акта. Под качеством законопроекта понимается как целостная совокупность его правовых свойств (адекватное отражение происходящих в федерации, субъекте Российской Федерации или муниципальном образовании процессов, соответствие федеральному законодательству, отсутствие пробелов и т. д.), так и предпосылки эффективного действия нормативного акта в целях удовлетворения специфических потребностей и интересов. Среди рекомендаций по повышению качества нормативных актов возможны следующие: организация электронного обсуждения проектов важнейших нормативных актов субъекта РФ, муниципального образования, регламентация проведения публичных слушаний в электронном режиме (например, значительно облегчит процесс обсуждения правил землепользования, если территории муниципалитета не позволяют эффективно очно проводить публичные слушания), обязательное проведение электронной экспертизы на коррупциогенность.

Принцип демократизма в правотворчестве закреплен в институте народной или гражданской инициативы, то есть в праве определенного числа избирателей представлять законодательному органу субъекта Российской Федерации или представительному органу местного самоуправления проекты законов. Подобные институты непосредственной демократии слабо внедряются в федеральный, региональный, местный правотворческий процесс. Институт организации инициативной группы, выдвижение инициативы и ее оформление затруднен, население не принимает участия в обсуждении и лишено возможности дать оценку народной правотворческой инициативе. В связи с бюрократизацией этого института, народная и гражданская правотворческие инициативы практически не используются в практике.

Электронное обсуждение проектов в значительной степени повысило бы активность населения. Вместе с тем, на пути реализации эффективного нормотворческого процесса стоят общие недостатки правотворчества: нацеленность правовых актов на решение сиюминутных задач, попытки урегулировать нормативным правовым актом отношения, не входящие в сферу подобной регламентации, либо передача полномочий на другой уровень власти без соответствующего финансового обеспечения, декларативный характер нормативных правовых актов.

Включение электронных технологий позволяет процесс нормотворчества организовать достаточно оперативно. Ранее скорость управленческих воздействий на общество достигалась через усиление подзаконного правотворчества, поскольку оно требовало меньше по сравнению с законотворчеством времени и организационных ресурсов. В итоге, такая подмена необходимых нормативных актов привела к искажению смысла подзаконным актом существа правовых отношений, передаче компетенции органам, не обладающим правотворческими функциями, необоснованному расширению их дискретных полномочий, а в конечном итоге к проявлениям коррупции.

Практика показывает, что на уровне субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления специалистов, способных заниматься правотворческой деятельностью, просто нет. Решение проблемы во многом зависит от квалификации и правовой культуры, должностных лиц, которые в определенной степени причастны к правотворчеству, что в значительной степени понижает качество нормативного акта и его предполагаемое действие.

В связи с этим возникает потребность подготовки нового направления в высшей школе в рамках специальности «Юриспруденция». Такими специалистами могут быть «юридические технологи правотворчества», способные разработать любой нормативный акт, обобщить высказанные предложения и замечания по проекту правового акта, а также обладающие навыками электронного нормотворчества и правилами юридической техники. Специалисты в области нормотворчества могут быть также использованы по специальности «эксперт на коррупциогенность» либо «эксперт-юрист криминолог», осуществляющие экспертные исследования проектов нормативных актов, действующих нормативных актов на наличие коррупционных дефектов либо коррупционных правоотношений [2, с. 17].

Очень остро перед законодателем стоит проблема единства юридической терминологии.

Законодателю приходится «творить» законы практически с чистого листа, без должного опыта правотворческой деятельности и при отсутствии специалистов-юристов в области нормотворчества. Упорядочение терминологии нормативных правовых актов федеральных органов, органов субъектов Российской Федерации, местного самоуправления целесообразно производить методом стандартизации. Необходимо создание электронного государственного стандарта юридических терминов и определений, электронного справочникапереводчика рекомендуемых терминов, а также словаря стандартных терминов и определений.

Недостатки законодательной техники могут быть причиной несоответствия нормативных правовых актов, в том числе: предотвращение коллизий между нормативно-правовыми актами разных уровней (правовая экспертиза проектов нормативных правовых актов); выявление коллизий между нормативно-правовыми актами (в ходе государственной регистрации и учета нормативных правовых актов и мониторинга); возложение юридической ответственности за признание недействительными нормативных правовых актов; заключения криминологической и антикоррупционной экспертизы, обязательные для исполнения.

Система правотворчества не развивается изолированно от институтов гражданского общества, в процесс могут включаться и различные общественные органы: общественные палаты и комиссии, электронные публичные слушания и обсуждения проектов законов, имеющих большое значение. Правотворческий процесс потребует подготовки специалистов нового направления по специальности «Юриспруденция», а именно «юридических технологов правотворчества», способных с помощью электронных средств нормотворчества значительно сократить процесс подготовки и обсуждения нормативного акта, а также повысить его качество. Таким образом, проектирование основных образовательных программ по юриспруденции должно исходить из потребности рынка труда в кадрах юристов. Перенасыщение рынка специалистами по юриспруденции, неравномерность распределения специалистов в сфере юридической деятельности требуют введения новой специализации по юриспруденции, обеспечивающей специалистами в области нормотворчества и экспертов-криминологов.

Список использованной литературы:

1. Андреева, Л. А. Управление подготовкой качества студентов юридических специальностей в вузе / Управление качеством высшего образования: теория, методология, организация, практика (коллективная научная монография). Т. 3 / под науч. ред. А. И. Субетто. – СПб.:

Смольный институт РАО; Кострома: КГУ, 2005. – 318 с. – С. 111-120.

2. Андреева, Л. А., Виснап, Н. Е. Инновации и правотворческая деятельность [Текст] / Л. А. Андреева, Н. Е. Виснап // Управление персоналом: как привлечь, удержать и мотивировать ценных сотрудников: Сб. м-лов Первой региональной научно-практической конференции. РГУИТиП (Северный филиал). – Великий Новгород: Издательство НовГУ, 2010. – С. 14-21.

Артишевский Э. В.

Кандидат медицинских наук, Челябинский юридический институт МВД России, г. Челябинск Артишевская Т. М.

Кандидат педагогических наук, доцент, Челябинский государственный университет, г. Челябинск ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА В СИСТЕМЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В области профессий «человек-человек» можно найти очень много сходных черт, по которым определяется профессиональная пригодность специалистов. Такие профессии, как «журналист» и «юрист», точно так же, как и профессия «учитель», «врач» и т. д., обладают многими общими характеристиками при наличии своей специфики. Например, коммуникативная компетентность у всех представителей направления «человек-человек» обязана быть развита до высокого уровня. И в этом ничего нового и необычного нет. О коммуникативной компетентности исследователи в области педагогики, психологии, лингвистики, журналистики и т. д. говорят давно и много, рассматривая этот феномен с различных точек зрения, ведущей из которых является умение вести диалог. В настоящее время в связи с переходом к новым стандартам в образовании понятию «компетентность» вообще, и «коммуникативная» в частности, придается особое значение. А переход к новым и пока совершенно чуждым стандартам образования (как бы грустно ни было прощаться с родным, надежным, выверенным) вызвано глобальными изменениями в мире.

«Глобальность стала одним из основных феноменов современного мира: глобализация экономики, глобализация политических и социальных движений, глобализация СМИ, глобализация информационных процессов. Не меньшие трансформации происходят и в психической сфере. Мир сотрясает мощь и всеохватность новых проявлений коллективной психики:

хорошо срежиссированные «бархатные» и «цветные» революции, словно цунами, сметают фундаментальные основы ментальности; глобальные информационные войны в одно мгновение развеивают в пыль гордость демократического общества – «свободную прессу»; глобальные бренды, блок-бастеры, сетевые компьютерные игры, форумы, флэш-мобы, всемирные игрушки-тренажеры накрепко привязали каждого к «ролевой жизни» всеобщего коммьюнити и т. д. и т. п. Глобальный социум, пронизанный информационными потоками, как нейронными сетями, превратился в гипер-субъекта с гипер-психикой» [3].

Можно сказать, что быстро меняющийся мир обладает критериями, выделенными в ситуациях чрезвычайных: временной (внешняя внезапность, неожиданность возникновения;

быстрое развитие событий); социально-экологический (человеческие жертвы, эпидемии, мутагенез и т. п.); социально-политический (остроконфликтность, взрывоопасность, усиление внутриполитической напряженности, широкий внутриполитический резонанс; усиление международной напряженности); экономический (значительный экономический вклад в приобретение инженерных систем и коммуникаций, необходимость значительных материальных затрат на восстановление и компенсацию потерь, необходимое использования большого количества новой и специальной техники); организационно-управленческий (неопределенность ситуации и сложность прогнозирования и принятия решений, необходимость быстрого реагирования и привлечения большого числа организаций и специалистов, проведение масштабных работ); специфический (разнопорядковость последствий, их цепной характер), социально-психологический (стрессовое состояние, дестабилизация психологической устойчивости населения) [4].

Таким образом, мы являемся и свидетелями, и участниками событий, связанных с глобальным переустройством мира. Свидетелями, потому что наблюдаем резкие изменения во всех областях жизнедеятельности человека. И участниками потому, что не сможем быть пассивными потребителями изменений. От активной позиции представителей не только власти, но и субъектов образовательного процесса, который остановить может только глобальное уничтожение всей планеты, зависит будущее России. Может быть, это звучит пафосно, но есть ли будущее у России, и какое оно – вопросы открытые. И в первую очередь это связано с изменениями в образовании. Хотя сейчас уже неправильно будет говорить «в первую очередь», «во вторую», «в третью». Все происходит «мгновенно», «сразу везде» или «параллельно с этим...» Сегодня из сферы образования удаляется понятие «ЗУНы», замененное формированием компетенций, включающих в себя: новое понимание природы общества и образующих его организаций, а также роли отдельных людей в данных организациях; предрасположенность человека к анализу своей деятельности; готовность к эффективному выполнению профессиональной роли. В связи с этим большую значимость приобретает профессиональная компетентность как способность к управлению внутренними и внешними механизмами в различных структурах [5].

Точное определение компетентности представляет трудность из-за либо слишком узкой трактовки как суммы знаний, умений и навыков, усвоенных субъектом в ходе обучения, либо слишком широкой – как уровня успешности взаимодействия с окружающей средой. Здесь ученые предлагают включить понятие «компетенция» как ориентир в определении образовательного результата. Так, например, по мнению В. В. Краевского, А. В. Хуторского, есть смысл выделить компетенцию в качестве основного образовательного результата и включить ее в общепредметное содержание образования, являющееся обязательным компонентом образовательного стандарта [7].

В контексте образования «компетенция» тоже трактуется неоднозначно. Например, Н. Д. Никандров объясняет ее с позиций «знаний, умений, навыков, установок, способностей»; Е. А. Ямбург – с позиции «социальной адаптивности личности в современных условиях»; В. И. Слободчиков – с позиции «сообразности ориентации на культуру».

По мнению Н. Д. Никандрова, в понятия «компетенция» и «компетентность» входят как общие, так и отличительные черты, присущие данным понятиям в определенных предметных рамках. Каждое из этих понятий в отдельности многофункционально, но и «компетенцию», и «компетентность» можно отнести к категориям цивилизации, культуры, образования.

Этимологической основой понятия «компетенция» является латинское слово «competo», значения которого в русском языке сводятся к «добиваюсь, соответствую, достигаю, подхожу». Значения «добиваюсь» и «достигаю» придают процессу динамику, в то время как «соответствую» и «подхожу» отражают суть состояния. Поэтому «компетенция» рассматривается в аспекте дихотомии «процесс действия – состояние».

В философском смысле принято считать, что компетенция включает: круг полномочий, представленный законом, уставом или иным актом конкретному органу или должностному лицу; знания и опыт в той или иной области.

Согласно толкованию словаря русского языка, компетенция рассматривается как понятие, включающее область вопросов, в которых кто-либо хорошо осведомлен, и круг полномочий, область подлежащих чьему-либо ведению вопросов, явлений [6].

В настоящее время подвергаются пересмотру основные принципы создания образовательной среды. Производится проверка на прочность прежних принципов:

1) диалогизации взаимодействия, т. е. равноправного, полноценного межличностного общения, основанного на уважении к чужому мнению, на доверии, на освобождении студентов от взаимных подозрений, неискренности, страха;

2) материализации изучаемых психолого-педагогических феноменов, основанных на понимании того, что невозможно научить общению, показать значимость межличностного взаимодействия, развить сензитивность вне чувственно-практического опыта студентов;

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.