WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 52 |
С одной стороны, партия вместе со своим ЦК – это «святая святых» рабочего класса, с другой – она также «грешна» и подвержена «ошибкам», как любая профанная организация» [5, c. 283]. Особый интерес здесь представляют покаяние и чистосердечное признание, чувства греха и вины, транслируемые на всю тотальность коллективного тела, – от «рядовых» граждан до любого члена ЦК – этакое потенциальное и реальное самобичевание для без вины виноватых.

В этом контексте интересна позиция одного из членов ЦК – а именно, Николая Бухарина в судебном процессе по его осуждению. Бухарчик, как нежно его называли партийцы, любимец партии большевиков, берет на себя лишь символическую ответственность за «совершенные злодеяния». В самом деле, когда судьи его спрашивали, действительно ли он совершил те или иные реальные преступления, он неизменно отвечал отрицательно.

Однако, в конце концов, в своей защитительной речи, взяв на себя символическую вину и тем самым по привычке причислив себя к сердцевине коллективного тела, он фактически сам вынес себе смертный приговор.

Можно много спорить о том, что судьба его была уже предрешена до судебного процесса, что Сталин априорно его уже приговорил к смерти, но факт остается фактом – символическое преступление против коллективного тела народа с его архаически-крестьянскими речевыми традициями – нечто более ужасное, нежели реальное преступление, какие бы тяжкие последствия последнее за собой не повлекло бы. Анализируя тему вины и покаяния тоталитарного дискурса, стоит снова процитировать М. Рыклина, как уже говорилось ранее, в одной из своих референций охарактеризовавшего его как метродискурс возвышенного и прекрасного: «Меродискурс, несомненно, обладает параноидальными чертами, но это паранойя, которая приобретя форму теории, стала несводимой к болезни. Более того, понятно, куда общество, создавшее метродискурс, двигалось, отчетливо осознавая всю бесконечность вины, в том числе и, прежде всего, за несовершенное» [3, с. 93-94]. В этом контексте весьма интересным было бы расширение психоанализа коллективного тела, выхода его непосредственно за рамки собственно раннего советского периода. Иначе говоря, исследование его многочисленных позднесоветских и постсоветских модификаций, а также сравнительное психоаналитическое рассмотрение советского тоталитарного дискурса и его нацистского двойника в контексте коллективной телесности.

Известно, что М.М. Бахтин, бывший современником сталинского тоталитаризма, картографировал и создал свою топографию тогдашней социальной реальности, специфически, на эзоповском языке отобразив ее в своей работе о творчестве Ф. Рабле. Как все-таки симптоматичны его пассажи из этого произведения, заставляющие задуматься о его глубинной психоаналитике и о времени тоталитаризма: «Рост и обновление – ведущие мотивы в образе народа. Народ – это новорожденный младенец, вспаиваемый молоком, вновь посаженное растущее деревцо, выздоравливающий возрождающий организм» [6, с. 498].

Здесь напрашиваются прямые аналогии со сталинской триадой: народ, как питательная среда, – партия – ЦК, предполагающие постоянную ротацию и обновление за счет исчезновения отработанных слоев коллективного тела и его возрождающихся новых слоев, а потенциал последних безграничен. Весьма характерен еще один бахтинский пассаж: «Властитель народа – это кормящая мать, садовник, исцеляющий врач» [6, с. 498].

Весьма примечательно, что пол у властителя народа – переменчив, то женский, то мужской. Можно сказать, что коннотация здесь одна – вождь – товарищ Сталин. Более того, на языке психоаналитического прочтения он являет собой фаллическую мать, а символ репрессивного материнства всегда являла собой фигуры Родины-Матери и Партии. И наконец, наиболее интересный пассаж из произведения М.Бахтина: «И дурному властителю дается также гротескно-телесное определение: это – «пожиратель народа, глотающий и пожирающий народ» [6, с. 498]. Как здесь не изумиться фигуре врага народа, перенесенного из сталинского настоящего на средневеково-возрожденческий ландшафт как зеркального отражения фигуры вождя – кормящей матери Если последняя несла за все происходящее всю глубину позитивной ответственности перед своим народом, то фигуре врага народа отводилась роль «козла отпущения» как носителя всей меры негативной ответственности. Потребность в ней настолько была велика, что она являла собой своеобразный клапан, через который канализировались все последствия и издержки большевистских экспериментов и перегибов.

Но нас интересует М. Бахтин и еще по одной причине. Дело в том, что в книге о Ф. Рабле российско-советский ученый находит почву для языка в непосредственных телесных контактах людей, в которых речь, прежде всего, определяется коллективным действием общения. Он описывает разнообразие тел и органов, телесных практик, взаимодействий и иерархий людей.

Весь этот мир телесных взаимодействий получает выражение не столько в содержании, сколько в тональности языка, но при этом он вообще не дистанцируется от внеязыковых практик и все проблемы «внешнего», внеязыкового решает как проблемы языка за счет вариабельного многообразия тональности в их непосредственном произнесении будь-то просьбы и приказы, клятвы и мольбы, вопросы и ответы. Его концепция в чем-то напоминает теорию перформативности, но связывая дискурсивные практики (в его интерпретации – социолекты) с деперсонализированным коллективным телом народа, он создает совершенно оригинальную авторскую концепцию. Здесь у М. Бахтина философия языка напрочь связана с философией коллективного тела, в которой расчленение и собирание единого национального языка на социальные, культурные, религнозные, профессиональные и т.п. дискурсы, столкновение на одной территории различных модификаций языка способствует лучшему самопониманию различных языков. Оно происходит через постижение своей инаковости посредством опыта телесности в его различных речевых модификациях. В этом аспекте интерес к М. Бахтину на Западе, в частности во Франции, переживал настоящий бум в начале 80-х годов в контексте развития философско-лингвистических исследований. Прежде всего, это имеет отношение, к так называемой, французской школы анализа дискурса, руководимой Мишелем Пеш. Отзвук полемики вокруг книги М. Бахтина «Марксизм и философия языка», выпущенной им под псевдонимом В.Н.Волошинов, не утих и по сей день. В аспекте рассмотрения бахтинских коллективных тел нас интересует, что думают сейчас ведущие ученые этой школы. Один из ведущих ученых Школы анализа дискурса Патрик Серио, прослеживая в своей вступительной статье пути становления и развития этой школы, отмечает, что «Волошинов (читай М. Бахтин – В.П.) придерживался критического подхода к социальной психологии: он доказывал, что «социальная психология» в случае ее отделения от речевого взаимодействия, то есть взаимодействия людей посредством слов, рискует быть связанной с метафизическими и мифическими понятиями «коллективной души» или «духа народа» [7, с. 49]. Тем самым М. Бахтин настаивал именно на коллективно-телесном опыте, как бы растворяя лингвистику в более широком пространстве семиологии и дискурсивных практик.

Принципиальным моментом расхождения диалогической школы М. Бахтина и школы анализа дискурса М. Пеш стал именно субъект – если для первого ученого человек является отправной точкой для словесного взаимодействия в конкретных высказываниях, где опыт тела незаменим, то для второго ученого человек есть всегда результат или продукт дискурсивных практик. Сходство обеих позиций заключается в том, что в обеих концепциях решающее значение уделяется пересказанной речи, то есть высказыванию внутри высказывании. Вместе с тем, пересказанное высказывание может пересказываться в анализе дискурса бессознательно, что совершенно отсутствует в диалогической школе М. Бахтина. Поэтому, согласно М. Пеш и его коллег, любое подобное высказывание принадлежит области идеологии. И здесь мы снова упираемся в метафизические основания формирования разных подходов на Западе и на советском и постсоветском философско-научном пространстве в исследовании одних и тех же феноменов – термины одни, а их генезис, производство, содержание и смысл – разный. Справедливости ради, об этом и говорит П. Серио, анализируя, в частности, принципиальное отличие понятия «идеология» во французском и русском языке [7, с. 20-21]. Добавим, что подобные разночтения касаются практически всех базовых концептов.

В частности, тот же М.Бахтин постоянно пользуется понятием «сознание», но оно не имеет прямого отношения к тому, как этот термин понимается в классической и постклассической философии. Сознание, в понимании М. Бахтина – это одновременно и сознание, и не сознание классической концепции рефлексивности, и не бессознательное, как его понимал З.Фрейд и последующая психоаналитическая и философская традиция, это что-то «кентаврическое» - сознание-общение, сознание-высказывание, сознание-пересказывание, сознание-проговаривание и т.д. Можно сказать, что само сознание с подобной мыслительной перспективе изначально бессознательно, что исключает их противопоставление, что весьма характерно для всей западно-европейской метафизики и ее модернистской критики в лице К. Маркса, Ф. Ницше, З. Фрейда. Последние выдвинули на первый план категорию бессознательного как одного из базисных элементов исследования бытия человека. К слову сказать, во всей русской культуре, именно художественная литература выполняла важнейшую философскую функцию просвещения и наставления в разуме, что совершенно не свойственно для европейской традиции.

Поэтому, зачем до бесконечности здесь дробить субъект исследования, если он изначально является коллективным субъектом или коллективным телом – такова глубинная предпосылка, обосновывающая право на существование концепта «коллективное тело» в русскоязычном философском дискурсе.

Подведем итоги. Анализ концепта «коллективное тело» поставил перед нами больше вопросов, чем дал ответов. Во-первых, актуальным попрежнему остается сравнительный анализ коллективного и индивидуального телесного, их взаимосвязь и различие. В этом плане весьма продуктивным будет продолжение сравнительного анализа двух традиций философствования – французской и русскоязычной на примере творчества двух известных современных философов – россиянина Валерия Подороги и француза Жана–Люка Нанси в их воззрениях на феномен телесности.

Представляет интерес дальнейшее изучение взаимосвязи коллективной и индивидуальной телесности. Актуально остается и изучение картографирования и топографирования коллективных и индивидуальных тел в социокультурном пространстве. Отметим тот результат нашего рассмотрения, а он несомненен, что концепт «коллективное тело» весьма продуктивен для исследования тоталитарных и посттоталитарных социокультурных пространств. Особенно он эвристичен для междисциплинарных пограничных исследований социальной философии и философской антропологии, философии языка и философии сознания, философии тела и теоретического психоанализа. Поэтому поднятые проблемы станут предметом последующих наших изысканий.

Использованная литература 1. Машины желания и просто машины. Беседа с Феликсом Гватари// Рыклин М. Деконструкция и деструкция. Беседы с философами. – М.: Логос, 2002.

2. Словарь терминов московской концептуальной школы. – М.: AD MARGINEM, 1999.

3. Рыклин М. Пространства ликования. Тоталитаризм и различие. – М.: Логос, 2002.

4. Жижек С. Возвышенный объект идеологии. – М.: Художественный журнал, 1999.

5. Вайскопф М. Писатель Сталин. – М.: Новое литературное обозрение. Вып. ХХІІ, 2002.

6. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. – М.: Художественная литература, 1990.

7. Квадратура смысла. Французская школа анализа дискурса. – М.:

Издательская группа «Прогресс», 2002.

НАМ ЕСТЬ, ЧЕМ ГОРДИТЬСЯ. НО СТОИТ ЛИ Приходько В.В., Викторов В.Г.

В статье рассматриваются очевидные успехи отечественной системы воспитания и образования.

Слышим от студентов, что наша система образования лучшая в мире.

В качестве аргументов напоминают: дескать, у американских школьников пытались узнать даты начала и окончания II Мировой войны, и мало кто смог ответить, в то время как выпускники наших школ точно знают и даты, и многие события войны, а также основные физические и химические законы и правила работы с ними, часто побеждают на международных олимпиадах. Поэтому, заключают студенты, наша система образования впереди.

Спрашиваем: понимаете ли вы, что система воспитания и образования существует не столько затем, чтобы выпускники школ и вузов запоминали пусть даже очень важные даты и определения, но для того, чтобы они хотели и умели устраивать достойную жизнь в своей стране! Что нужно растить такую новую генерацию молодых и деятельных, кто не только много чего знает из содержания школьной и вузовской программы, но еще и многое понимает, сам умеет добывать знания и использовать их на практике И все же гордиться есть чем. Наша советская педагогика вместе с идеологией добились кое в чем впечатляющих успехов. Например, в том, что один раз «имплантированные» системой в сознание человека чипы – ориентиры обычно закрепляются навечно. Так, «наш человек» раз и навсегда усвоил и уже никогда затем не сомневается, что НАТО – агрессивный блок, который угрожает нашей безопасности, что Переяславская Рада навечно связала российский и украинский народы и т.п.

И выходит, что для нас выбора будущего как бы и нет, оно уже определено раз и навсегда, а есть непрерывное воспроизводство вдавленных в сознание человека стереотипов, которое оправдывается примерно таким толкованием: нельзя жить Иванами, родства не помнящими. Но как же тогда быть с истиной: «Еще другой сказал: я пойду за тобою, Господи! Но прежде позволь мне проститься с домашними моими. Но Иисус сказал ему: никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк. 9-61, 62) Как видно, обращение к нашему богатому разными событиями прошлому, к истокам, которые сформировали день сегодняшний – обязанность культурного человека. Но с прошлым нужно работать осторожно и ответственно, ведь в нем можно найти разное; выходит, и извлеченные выводы могут быть такими же разными. Как для тех, кто ищет правду дня сегодняшнего в дне прошлом и напоминает нам, что с 1918 и до 1954 гг.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.