WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 52 |

Казалось, что возможность в полной мере раскрыть социальный потенциал евангельского движения представилась после 1917 г., когда были проведены легальные представительные съезды и созданы национальные союзы евангельских христиан, баптистов, а позже и христиан веры евангельской. Протестантские СМИ свидетельствовали о массовом обращении в протестантизм. Формировалась идеология евангелизма как альтернативы православию и большевизму, верующие активно говорили о евангельской революции. Работали собственные издательства, богословские, музыкальные, прикладные учебные курсы, создавались христианские коммуны. Возникла вера в возможность мирного сосуществования с коммунистической властью, обнаруживались общие социальные идеалы и подходы, с одобрением принималась критика обрядовой религиозности, притязаний церкви на политическую власть. Евангельские верующие приветствовали отделение церкви от государства и секуляризацию церковной собственности. Начавшиеся в 1928 г. массовые преследования реализовали на практике коммунистический тезис о несовместимости веры в Бога с учением партии.

В советский период евангельская церковь сформировала собственную субкультуру, оппозиционную власти и атеистической культуре, которая консолидировала протестантское сообщество, выработала альтернативные ценности и мотивацию.

Образ евангельской церкви, унаследованный от советского периода, неадекватен современной церкви, но до сих пор остается доминирующим и референтным для консервативных верующих. Многие черты евангельской субкультуры препятствуют социализации протестантской общины в современном обществе.

Связь религиозного диссидентства и правозащитного движения расширила контакты украинских церквей с зарубежными, поддерживала оппозицию и разномыслие в среде руководства церквей. Благодаря нонконформизму лидеров и международной поддержке евангельской церкви удалось сохранить независимую позицию. В рамках Всесоюзного совета (ВС ЕХБ) украинское объединение было самым многочисленным и влиятельным.

Распад СССР и создание независимого украинского государства привели к воссозданию национальных союзов евангельских церквей. Условием их успешной социализации в постсоветском обществе является переосмысление советского опыта, выработка новой идентичности, всесторонней социально-богословской позиции, конструктивной и востребованной в современной контексте.

Украинский евангельский протестантизм как самостоятельный феномен религиозной жизни общества отражает структурные трансформации в церквах евангельских христиан, баптистов и пятидесятников и является закономерным результатом эволюции социально-богословских представлений. Демократические преобразования в украинском обществе и «европейский выбор» как вектор культурно-цивилизационного развития способствуют внутрицерковной реформации евангельского протестантизма.

Можно говорить об определенной конвергенции общественных и внутрицерковных процессов, которые сходятся в направлении формирования открытого общества и открытого христианства.

Практический интерес к религиоведческому изучению евангельского протестантизма как социального феномена украинского общества обусловлен его мощным реформистским потенциалом, широкой социальной базой, позиционированием как народной церкви, что может способствовать превращению религиозных институтов в институты гражданского общества, а также складыванию на основе протестантского сообщества среднего класса и демократически ориентированного электората.

Парадигма европейской Реформации представляет собой проекцию евангельских принципов, ценностей и идеалов на все аспекты жизни современного общества, попытку актуализации раннехристианской модели церкви в изменившейся социокультурной ситуации.

Реформация выразила евангельское христианство в адекватных социокультурных формах и сформировала религиозную мотивацию жизни в миру как служения Богу, труда как призвания, повседневной христианской жизни как священства. Религиозные идеи Реформации оказались мощным мотивационным потенциалом для реформирования всего общественного уклада, социально-экономических отношений, политической системы, этики и культуры.

Формирование евангельского протестантизма как межконфессиональной общности совпадает по времени с новой конфессионализацией церковной жизни, что выражается в поиске новых форм экуменизма, когда сохраняющееся многообразие церквей и конфессий объединяется не новой структурой, но общим видением социального служения, когда социальнобогословские вопросы начинают доминировать над собственно догматическими.

Освоение европейского культурно-богословского пространства, конфликт секуляристских, постмодернистских, постлиберальных версий богословия и устной традицией «евангельского братства» приводят к необходимости переосмыслить «круг ортодоксии» евангельских церквей. Рост харизматических церквей является вызовом для единства евангельских церквей, входящих в союзы ЕХБ и ХВЕ, поскольку приводит к оттоку из общин молодежи, творческих и наиболее активных членов церкви.

Неопределенность общей позиции евангельских церквей в отношении социальных и культурных аспектов служения в ближайшее время может привести к усилению сепаратистских и фундаменталистских движений, крупнейшим союзам угрожает децентрализация и регионализация. Традиция «евангельского братства», сложившаяся в советский период, оказывается референтной для наиболее консервативных церквей, в то время как европейская Реформация становится социальной, культурной и богословской парадигмой для современных церквей, ищущих способы актуализации своей веры и ее инкультурации в постхристианском обществе.

Очевидно, что для преодоления кризиса исторического христианства, стереотипов советского опыта, субкультурности, украинскому евангельскому протестантизму необходимо критическое богословское самоосмысление, воссоздание нарушенных историко-культурных связей с европейской Реформацией, последовательная социально-богословская идентификация в контексте данных связей.

Для консервативных евангельских церквей исходной является дуалистическая установка в отношении к миру, когда церковь противопоставляет себя обществу и образует субкультуру (пассивное неприятие мира) или контркультуру (активное противодействие «мирскому»). Но сегодня стоит говорить не столько о «внешнем мире», сколько о «вхождении в мир», т.е. о преодолении субкультурности и демаргинализации церкви. Церковь должна воспользоваться всей полнотой возможностей и представить свою позицию во всех сферах общественной жизни, развивая свои интеллектуальные и творческие ресурсы. Евангельская вера противопоставляется храмоволитургическому образу церкви, воплощаясь в социокультурной реальности.

Связи с обществом должны быть многообразными и системными, т.е.

охватывать все значимые аспекты жизни и служения, и при этом строится на принципах диалога – т.е. уважительного и конструктивного сотрудничества. Сотрудничество в решении конкретных социальных проблем общества всегда должно оставаться гибким, уклоняясь от политизации и конформизма. Речь может идти не о долгосрочном соглашении с общественными и государственными институтами («конкордаты», «симфонии»), но о посильной помощи в качестве самостоятельной «неотмирной» структуры.

Миссии и парацерковные организации являются социально приемлемыми и легальными формами представительства церкви в обществе, способом межцерковного взаимодействия в служении, источником инноваций и ресурсов для роста церкви. К сожалению, миссии и парацерковные организации взяли на себя многие функции церкви, что привело к конфликтным ситуациям. В миссии же перетекают и наиболее ценные кадры, потенциальные или уже действующие служители церквей, причиняя урон церковному служению. Сформировалась и односторонняя финансовая зависимость церквей от миссий. Необходимо восстановление самодостаточности церкви, ее независимости от внешних ресурсов.

Одной из функций парацерковных организаций должно стать межцерковное сотрудничество, объединение усилий для выполнения Великого Поручения. Межконфессиональные взаимоотношения должны строиться на основе евангельских принципов и ценностей, общих для всех христианских конфессий. Протестанты исторически связаны с европейской Реформацией и представляют восточный образ западного протестантизма. Протестантская идентичность включает элементы реформаторского богословия, западной культуры, демократии как социальной теории. Но при этом евангельский протестантизм является самобытным, почвенным духовным движением, укорененным в отечественной истории.

Достойные отношения с другими конфессиями должны формироваться с учетом собственной специфики, а именно: евангельские протестанты не православная секта, но самостоятельный феномен истории, связанный с идеями Реформации и духовными поисками в православии. Европейская составляющая протестантской идентичности выделяет протестантов и препятствует их культурной и религиозной ассимиляции в православной среде.

Протестантские и православные церкви могут взаимодействовать в защите христианских ценностей, общественной морали, прав человека и религиозной свободы, проповеди здорового образа жизни, духовновоспитательной работе с молодежью, развитии христианской культуры и трансляции культурных образцов и творческих подходов для широкой аудитории секулярного общества.

СМИ и издательская деятельность формируют имидж евангельского протестантизма в обществе и являются способом проповеди и просвещения. Необходимо объединить и мотивировать творческие силы евангельских церквей, чтобы сформировать христианскую интеллигенцию, из которой могли бы вырасти будущие журналисты, писатели, ученые.

На настоящее время церкви не готовы самостоятельно поддерживать финансово церковные периодические издания и мотивировать своих членов к участию в их работе. Сохраняется подозрительность по отношению к творческой молодежи.

Необходимы лидеры нового типа, одинаково успешные и авторитетные в церковной и общественной сферах служения, образование, творческий потенциал и посвященность которых могут стать образцами для подражания и прецедентом для формирования новой парадигмы служения, в которой будут поощряться новые (внецерковные) формы духовного творчества. Перспективы миссионерской работы евангельских церквей будут определяться тем, насколько они сумеют реализовать своей творческий потенциал в социокультурной сфере.

Выводы. Рецепция парадигмы Реформации и ее творческая инкультурация в украинском евангельском протестантизме может выражаться в следующих формах: формировании богословской системы и целостной мировоззренческой позиции евангельских христиан, активном социальном служении, участии в социокультурной и политической жизни общества, модернизации церковного устройства и служения, экуменизме, формировании устойчивой проевропейской культурной идентичности.

Использованная литература 1. Любащенко В.І. Історія протестантизму в Україні. – К. : Поліс, 1996. – 350 с.

2. Християнство: контекст світової історії та культури: Наук. зб. / П.Л. Яроцький (голов.ред.). – К. : Гнозис, 2000. – 234с.

3. Історія релігії в Україні: У 10 т. Т. 5 : Протестантизм в Україні.

Ранній протестантизм. Пізній протестантизм. Баптизм. – К.: Український Центр духовної культури, 1996. – 428 с.

КОНЦЕПТУАЛЬНІ ВИТОКИ ДІАЛОГІЧНОСТІ СХІДНОЇ ТА ЗАХІДНОЇ ХРИСТІЯНСЬКИХ ТРАДИЦІЙ Шабанова Ю.О.

Стаття присвячена експлікації філософсько-релігійного контексту богословської думки України XIV століття та німецької середньовічної містики. Аналіз цього контексту дозволив виявити спільну концептуальну основу західного та східного християнства на підгрунті апофатичного богослов’я Діонісія-Ареопагіта та ісихазму Григорія Палами, що дозволяє стверджувати ідейну близькість українсько-німецької релігійної свідомості на підставі антропо-екзистенційної домінанти світосприйняття.

Актуальність даного дослідження зумовлена необхідністю по-новому осмислити спільні фактори формування сучасних релігійних цінностей українського та європейського простору. Ця необхідність викликана різноаспектними виявами сучасної релігійності як на тлі християнської поліконцептуальності (православ’я, католицизм, протестантизм та їх різновиди), так і на просторі конфесійної багатомірності, що представлена в сучасній Україні різними напрямами як християнської віри, так і інших релігійних конфесій. Сучасний стан вітчизняної світоглядної парадигми демонструє спроби заповнення ідеологічного вакууму, що виник після краху радянської ідеології. Реалізація створення нового єдиного ідеологічного простору на підставі національної ідеї, на жаль, не вдалася.

Демократичні цінності, що так гучно декларуються політиками, поки що не стали життєвим простором молодої державності, залишаючись демагогією на тлі корупційної та олігархічної гри. Відродження, переосмислення та оновлення корінного православ’я через глибинні витоки візантійської традиції бачаться найбільш продуктивним ідейним контекстом становлення української духовності як єдиного ціннісного простору сучасної вітчизняної державності. Саме тому звернення до апофатичного богослов’я як традиційного підґрунтя східного православ’я та відкриття можливостей діалогічності через його втілення в західному християнському контексті виступає як запитаний світоглядною сучасністю контекст християнського світобачення.

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 52 |





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.