WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 52 |

Шарлотта Бронте, как известно, открыла вместе с сестрой Эмили собственную школу. Чтобы приобрести надлежащую квалификацию, обе сестры посещали пансион Хезера в Брюсселе. Анна Бронте служила гувернанткой в престижных семействах Йорка и свой роман «The Tenant of Wildfield Hall» она писала, привлекая свой опыт работы гувернанткой.

В последующие десятилетия женщины также успешно работали в журналистике, например, Гарриет Мартинью (1802-76), но во времена Джейн Остен это еще не было принято. Выше приведенные примеры ломают стереотип женщины XVIII века – подчиненной, терпеливой, покорной. Все вышеуказанные писательницы в большей или меньшей степени демонстрировали независимость и индивидуальность, решительность и активность – черты, стереотипно приписываемые мужчине; их инициативность и деятельность опровергает философские, психологические и культурологические гендерные бинарные оппозиции. Они развивали свой творческий потенциал в жестких условиях господства патриархатной культуры, основанной на идеалах маскулинности, в те времена особенно властной и подчиняющей женщину как с помощью существующих юридических законов, так и общепринятых представлений, дающих право мужчине распоряжаться женщиной. В силу этих культурных реалий женщиныписательницы предпочитали публиковать свои произведения анонимно.

Например, Фанни Берни, издав анонимно «Эвелину», писала в своих дневниках, что получила большое удовольствие от попыток публики разгадать авторство этого нашумевшего романа [1, р. 300]. Сама Джейн Остен подписала свой первый роман «Здравый смысл и чувствительность» определением «Сочинение одной дамы». Все ее романы вышли в свет анонимно.

«Джейн Эйр» Ш. Бронте была опубликована под псевдонимом Cintu Bell, Анна Бронте писала под именем Acton Bell. В те годы в силу волны антифеминизма женщины-писатели подвергались особым нападкам. Писатель и драматург М.Г.Льюис (1775-1818) отмечал: «Ко всем писакам женского пола я питаю отвращение, презрение и жалость. Не перо, а игла – вот орудие, которым они должны работать и притом единственное, с которым они проворны» [5, с. 175].

Брат Джейн Остен, Генри, в своем «Мемуаре» утверждает, что, проживи она дольше, «никакая слава все равно не заставила бы ее поставить свое имя ни на одном произведении ее пера» [5, с. 175]. Но когда «Здравый смысл и чувствительность» вышли в свет в 1811 году, общественное мнение изменилось, и пишущая женщина не вызывала уже такого презрения.

Элиза Фей пишет, что ее уговаривали напечатать «Письма из Индии» еще в 1792 г., но общественное мнение так противилось «женскому авторству», что она отказалась. А в 1816 году написала: «С тех пор в общественном настроении постепенно произошли значительные перемены; теперь у нас есть не только, как в былые дни много женщин, создавших славу своего пола как литературные характеры, но и много непритязательных женщин, которые не страшась критических опасностей, иногда связанных с таким плаваньем, решаются пускать свои кораблики в безбрежный океан, по которому развлечение или просвещение доходят до читающей публики» [5, с. 178]. Интересно отметить, что сама Джейн Остен не заработала ничего на публикации своих романов: когда «Гордость и предубеждение» вышел в свет в 1813 г., она продала авторское право за сто десять фунтов. Но женщин-профессионалов было очень немного. Что же касается обычных женщин «благородного» происхождения, то они могли приобрести деньги или выйдя замуж по расчету, или унаследовав их. Последнее могло произойти только в том случае, если не было братьев. Более того, незамужняя женщина была обязана жить в своей семье или в семье своих родственников, даже если она и была наследницей.

Общеизвестно, что королева Виктория была вынуждена жить во дворце со своей матерью в тридцатых годах XIX века, пока не вышла замуж за Альберта, хотя они с матерью, как утверждают некоторые источники, вообще не разговаривали друг с другом. Если молодая женщина самовольно оставляла свою семью, то это всегда рассматривалось как серьезный, радикальный симптом разрыва с обществом, как, например, побег героев «Гордости и предубеждения» Лидии и Викхема.

Следовательно, женщина, не выйдя замуж, могла жить только вместе со своими родственниками как иждивенка (в какой-то мере в этой ситуации была и сама Джейн Остен). Поэтому брак был единственным способом то ли покинуть родительскую крышу, то ли избежать незавидной перспективы работы гувернанткой или компаньонкой. И вообще, стать старой девой не считалось благополучным уделом. Поэтому, когда Шарлотта Лукас в 27 лет выходит замуж за Коллинза, ее братья вздохнули с облегчением, что Шарлота не умрет старой девой. Сама Шарлотта довольно сдержанно приняла предложения Коллинза, что было неудивительно. Во-первых, он уже приобрел в ее обществе репутацию неразумного и малообразованного человека (хотя он закончил Оксфорд благодаря своим знакомствам); будучи священником прихода у леди Кэтрин, он проявил «себя как «смесь самонадеянности и раболепия», важности и униженности» [3, р. 66].

С другой стороны, он буквально накануне сделал предложение Элизабет и был отвергнут, поэтому ни о какой любви к Шарлоте не могло быть и речи. Но ее размышления в общем были удовлетворительны: все же он будет ее мужем. Что же касается Лукасов, то их переполняла радость, поскольку Коллинз был богатым женихом: после смерти сэра Вильяма Беннета к нему перейдет поместье Лонгборн.

К тому же существовало еще и давление семьи. Самым счастливым днем для материнских чувств миссис Беннет был тот день, когда она избавилась от двух своих самых достойных дочерей [3, р. 373 ].

В «Гордости и предубеждении» этот аспект трактуется в комическом ключе: миссис Беннет глупа и явно не поддерживается своим мужем. Но мотив денег переплетается в романе с темой брака постоянно: по мнению Коллинза, у Дарси есть все, о чем может мечтать смертный: замечательная собственность, благородное происхождение и большое покровительство.

Когда Элизабет выходит замуж, мысли миссис Беннет только о том, сколько у ее дочери будет денег «на булавки», какие у нее будут украшения и экипажи. «Дом в городе... Десять тысяч в год... Я сойду с ума!» [3, р. 367].

Следует заметить, что сама Джейн Остен совершенно очевидно не разделяет эти взгляды на брак. Элизабет говорит о себе, что если бы у нее было желание заполучить богатого мужа, она вела бы себя соответственно такому плану, но у нее нет такого намерения, как нет его и у Джейн. Совершенно очевидно, что у Джейн Остен нет цели осудить Шарлотту Лукас за намерение выйти замуж за Коллинза по расчету – она найдет свое утешение в доме и домашнем хозяйстве. Перед Шарлоттой была настоящая дилемма, и автор не рисует Шарлоту в ироническом или комическом ключе.

Кажущаяся озабоченность денежным вопросом в браке Джейн Остен может оставить превратное впечатление у современного читателя. Все герои, даже «разумные» Джейн и Элизабет, уделяют внимание материальной стороне брака. На это были существенные причині. Во-первых, в брак вступали на всю жизнь: английское право по бракоразводным делам было абсолютно средневековым (стоит вспомнить «Джейн Эйр» Ш. Бронте: Рочестер не мог разойтись со своей сумасшедшей женой). Единственным поводом для развода служила супружеская неверность жены: муж, желавший развестись со своей женой по этой причине, должен был получить разрешение парламента на судебный процесс. Собственно, сам процесс шел между мужем и предполагаемым любовником, а жена оставалась в стороне.

Все это стоило больших денег, и только очень богатые могли позволить себе развод. Была также возможность отдельного проживания, например, по причине жестокого отношения, но в этом случае никто из супругов не имел права на повторный брак, и муж обладал абсолютным правом опеки над детьми, он мог не позволить жене вообще видеться с ними. Во-вторых, любая собственность, которой женщина обладала до замужества, автоматически переходила в руки ее мужа. По этой причине Викхем пытался бежать с Джорджианой Дарси, «стоившей» 30.000 фунтов стерлингов. Обратной стороной этой медали были вынужденные браки богатых наследниц, когда семья настаивала на том, чтобы деньги оказались в надежных руках.

Сестра Джейн Остен Кассандра была помолвлена несколько лет, не имея возможности выйти замуж, т.к. ни у нее, ни у ее жениха не было денег. Поэтому хотя Викхем и мошенник, даже честный человек с ограниченным доходом не решился бы жениться на Элизабет по этой причине (именно это, как полагают исследователи, и произошло однажды с самой Джейн Остен). Коллинз считает, что доля Элизабет в наследстве так мала, что вряд ли она получит еще одно предложение руки и сердца. А миссис Беннет добавляет, что если Элизабет будет отклонять каждое предложение, то неизвестно, кто будет содержать ее, когда отец умрет. А когда кратковременное внимание Викхема переключается с Элизабет на наследницу 10.000 фунтов стерлингов, то она сама считает это умным шагом, поскольку красивые джентльмены, также как и некрасивые, должны на чтото жить. Джейн, узнав о побеге Лидии, восклицает: «Какой неблагоразумный шаг для обеих сторон. Мой отец не дает ей ничего» [3, р. 279].

А когда становится известно, что Викхем согласен на брак с Лидией, мистер Беннет понимает, что кто-то, выступив в роли благодетеля, предложил Викхему деньги, причем немалые. Джейн, полюбив Бингли всей душой и приняв его предложение, говорит отцу: «Неблагоразумие или беззаботность в денежных делах была бы непростительна мне» (последнее выделено автором) [3, р. 336].

Любовь в «Гордости и предубеждении» представлена двумя сюжетными линиями: Джейн - Бингли, Элизабет - Дарси. Стоит заметить, правда, что в фабульной линии Викхема есть и эпизод увлечения Элизой, в общем, и Элизы им.

Джейн Остен не проходит мимо главного вопроса ее времени: вопроса о судьбе личности в обществе победивших буржуазных отношений; и в этом, как неоднократно отмечали критики, ее несомненная заслуга как писателя-реалиста. Но с другой стороны, очень важно, что в образе этой личности предстает женщина, женщина «разумная», руководствующаяся «sense» (здравым смыслом), а не «sensibility» (чувствительностью). Хотя эта антитеза была художественно осмыслена Джейн Остен в первом романе с одноименным названием, в «Гордости и предубеждении» продолжает звучать мотив значения здравого смысла в жизни личности (женщины), отказ от сентиментализма как чувствительности. Таким образом, Джейн Остен вновь ломает стереотипные представления ее общества о том, как ведут себя мужчины и женщины в определенных жизненных ситуациях.

Очевидно, анализируя, как зарождается любовь, Джейн Остен вскоре сама понимает, что детерминистский вопрос «Почему» неуместен, и тот, кто задает его, не ведает, что творит. Думается, что писательница была знакома с «Мыслями» Паскаля о загадочности любви. Как из всех тел природа не могла вывести ни «малейшей мысли», так из всех умов, вместе взятых, нельзя получить ни крупицы любви [2, р. 540]. Очевидно, Джейн Остен читала «Метафизику нравов» Канта (1797), так как в образе Дарси она показывает подход к любви этического уровня [4, с. 389]. Но Дарси терпит сокрушительное поражение, совершенно неожиданное для самого себя, получив отказ от Элизы; т.е. абсолютно противоречивая исповедьобъяснение Дарси явно страдает недостатком уважения к Элизабет как к личности, которая и демонстрирует своим отказом невозможность любви помимо и вопреки уважению. Встретив вновь Элизабет через четыре месяца, Дарси уже «влюблен, как сумасшедший», т.е. Джейн Остен в общем-то показывает тот же процесс, который позже Стендаль назвал «кристаллизацией» – своеобразный самогипноз, сладкая, но болезненная перестройка сознания, превращающая влюбленного в раба своего чувства [6, с. 384385]. Дальнейшее поведение Дарси – это образец благородного влюбленного: он приходит на помощь семье Беннет в драматический для них момент побега Лидии. Он дает немалые деньги Викхему, чтобы тот женился на Лидии, при этом пытаясь сделать все это в строжайшей тайне от Элизы.

Случайно узнав об этом, Элизабет, которой Дарси был уже не совсем безразличен, понимает, как она обманывалась на счет его истинного характера и побуждений, и сама начинает с ним разговор, который приводит ко вторичному предложению руки и сердца из уст Дарси.

Следует заметить, что «пылающее сердце» своих героев Джейн Остен все-таки показала больше в рассуждениях, чем в драматическом дискурсе произведения. И то, что сама Элиза осознает свою любовь к Дарси только после его благородного вмешательства в историю Лидии – Викхема, тоже служит своеобразной романной иллюстрацией Джейн Остен мысли Канта о том, что любовь должна мыслиться как максима благоволения (практическая), имеющая своим следствием благодеяние [4, с. 389]. Джейн Остен показывает условность гендерной дифференциации.

Именно посредством любовной линии Дарси и Элизабет, приведшей их к венцу, Джейн Остен подчеркивает те характерные черты, которые составляют счастливый брак. Главное – это то, что чувство не может расти на почве внешних впечатлений, видимости, а должно постепенно развиваться между людьми в процессе их узнавания друг друга. Взаимное понимание – основа их взаимоотношений, на которой строится счастливый и стабильный брак. Союз Джейн и Бингли также является примером счастливого брака, вносящим свою лепту в тезис Джейн Остен о том, что требуется время, чтобы построить крепкий и счастливый брак, который должен базироваться на глубоком чувстве, понимании и любви. В «Гордости и предубеждении» она подвергает критике те элементы брака, которые в ее время вызывали неприязнь прогрессивно мыслящих женщин. В романе представлена панорама жизни женщины в обществе, в котором не было простора женскому интеллекту, не было места для проявления женской инициативности и предприимчивости, не было и речи о независимости женщины.

Отражение в романе Д. Остен гендерных стереотипов, непосредственно определяющих статусное положение женщины как существа зависимого и вторичного (Другого в культуре), выявление негативных последствий влияния оппозиции маскулинного и фемининного на возможности женской реализации в социальной сфере, стало одним из существенных моментов, способствующих возникновению и развитию феминистского движения, стремящегося к созданию условий, дающих возможность изменить социокультурное положение женщины.

Использованная литература 1. Anthology of British Women Writes. – Pandora Press, 1989.

2. Pascal B. Ocuores completes. – P., 1963.

3. Pride and Prejudice, op. cit.

4. Кант И. Соч. в 6 т. – М., 1965. – Т.4.

5. Моэм С. Искусство слова. – М.: Худ. л-ра, 1989.

6. Стендаль. Собр. соч. – Т.4.

ГЛОБАЛІЗАЦІЯ ЯК ФЕНОМЕН КУЛЬТУРНО-ЦИВІЛІЗАЦІЙНОГО РОЗВИТКУ УКРАЇНИ Глотов Б.Б.

У статті аналізується цивілізаційний вимір розвитку сучасної України.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.