WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 67 |

2. Улыбина Е.В. Образы правильного и неправильного мира в обыденном сознании // Социально-психологические проблемы ментальности : материалы III международной научн. конф. Смоленск, 1993.

3. Улыбина Е.В. Психология обыденного сознания. М., 2001.

В.И. Атагунов «СвоБода» для Современной молодежи Ментальные образы молодых людей, которые являются наиболее активной социальной группой, опосредуют их поведение. В свою очередь, «свобода» как одна из основных ценностей личности предопределяет пристальный интерес к себе со стороны научной общественности. Данные обстоятельства и обусловили выбор предмета нашего исследования – социальные представления о свободе.

В нашем эксперименте приняли участие 354 студента различных вузов и ссузов Республики Татарстан. В качестве методики исследования применялась модифицированная нами нетрадиционная психосемантическая шкала субъективного восприятия свободы, предложенная О.А. Аникеенок [1]. Методика предлагала выбор 3–4 персонажей, субъективно воспринимаемых респондентом как «свободные» (с обоснованием своего выбора), и размещение их на шкале «свобода–несвобода».

Избрание студентами различных персонажей в качестве свободных показало, что содержание их представлений о свободе неоднозначное, в ответах присутствуют сразу несколько смысловых плоскостей данного понятия. Обобщенные результаты по всей выборке выглядят следующим образом: 1) духовная свобода – 47,9% (процент от всех респондентов); 2) социальная свобода – 39,9%; 3) властно-иерархическая свобода – 39,4%; 4) экономическая свобода – 27,9%; 5) абсолютная свобода – 21,4%; 6) гармоническая свобода – 20,2%; 7) инфантильная свобода – 17,9%; 8) негативная свобода – 1,8%; 9) политическая свобода – 0,9%.

При анализе данных мы придерживались классификации аспектов свободы, предложенной Б.С. Алишевым [2], однако такой его тип, как «экономическая свобода», исходя из ответов респондентов, мы поделили на два вида: а) материальное благополучие, деньги и богатство; б) власть, могущество и сила. Суммарный процент количества респондентов, придерживающихся того или иного понимания сущности свободы, превышает 100, что и является следствием выбора персонажей, символизирующих различные аспекты данного понятия.

Духовная свобода, которая доминирует в ответах, на наш взгляд, отчасти объясняется особенностями формирования «Я-концепции» в юношеском возрасте в условиях российской ментальности. Таким образом, молодые люди, осмысливая свое личное положение в глобальной системе «Я–окружающий мир», опираются на философско-гуманистическую трактовку данного феномена, связывая свободу с процессом поиска и достижения своей внутренней независимости.

Частый выбор персонажей, символизирующих понимание свободы как феномена, характеризующего сферу социальных отношений личности, также может быть объяснен возрастными проблемами студентов.

Стремление к самостоятельности, независимости, в том числе от родителей и педагогов, желание самому принимать решения типичны для человека, начиная еще с подросткового возраста, и лишь с достижением взрослости актуальность данной проблемы снижается.

Почти 1/3 часть респондентов понимают свободу одновременно как избавление от ответственности (инфантильная свобода), вольность и отсутствие ограничений (абсолютная свобода), силу и могущество (властно-иерархическая свобода). В их внутреннем мире присутствует желание иметь абсолютно все и не нести ответственность за это. Данные результаты заставляют с опасением задуматься об уровне развития нравственно-правовой позиции студенческого сообщества. Стоит отметить и тот факт, что у большинства этих студентов достаточно сильно выражено и экономическое понимание свободы. Здесь уже налицо несоразмерность завышенных материальных потребностей и возможностей их удовлетворения.

Из приведенных данных видно, что у молодых людей практически полностью отсутствует понимание свободы как политического феномена. Это может говорить о том, что наша молодежь сегодня в целом обнаруживает недостаточную активность в данной области. Возможно также, что этот аспект свободы в силу возраста для них не актуален, хотя весь мировой опыт свидетельствует о том, что именно молодежь является наиболее активной, а порой радикальной, политической силой.

Подводя итог проведенному исследованию, отметим, что у современной российской учащейся молодежи представления о свободе неоднородны, причем это характерно не только для возрастной группы в целом, но и для каждого индивида в частности.

Библиографический список 1. Аникеенок О.А. Представления студентов аграрных ССУЗ о справедливости и свободе // Социально-экономические и психолого-педагогические проблемы развития аграрного образования : материалы республиканской науч.-практ. конф. (г. Буинск, 18–19 февраля 2005 г.) / под ред. П.Н. Осипова. Казань, 2005.

2. Аникеенок О.А., Алишев Б.С. Сущность свободы в представлениях современной студенческой молодежи // Представления современных студентов о жизненных ценностях и своем профессиональном будущем : сб. науч.

тр. / под ред. Б.С. Алишева. Казань, 206.

М.В. Ведяшкина Эмоциональный, поведенчеСкий, когнитивный компоненты в предСтавлении молодежи о СтароСти В истории человечества проблема старения и старости, взаимоотношения старых людей и общества относится к разряду нестареющих.

В XX в. она актуализировалась в связи с увеличением численности и удельного веса старых людей в возрастной структуре многих стран мира, в том числе и в России. В современном российском обществе у представителей различных поколений складывается тенденция к формированию в основном негативных образов старости. Кроме того, в ряде отечественных исследований (О.В. Краснова, Л.И. Анцыферова) показано, что установки различных поколений в отношении пожилых людей нередко амбивалентны. В работах многих авторов последние представлены неоднозначно: мудрые, «выжившие из ума», добродушные, вечно всем недовольные, проявляющие заботу об окружающих, безразличные, необщительные. Установлено, что образ старости у молодого поколения более негативный, нежели у лиц среднего возраста. Пожилое же поколение видит себя исходя из личного опыта старости. Формирование образа старости происходит не только на основе социальных стереотипов и установок, но и на уровне субъективных представлений как особой формы самовосприятия.

В ряде психологических работ установлено, что знание о себе опосредует представления, связанные с оценкой и отношением к другому. Так, адекватная самооценка, переоценка и недооценка себя приводят к определенному поведению человека по отношению к окружающим.

Индивидуальное «Я» с рождения развивается в атмосфере взаимодействия с окружающими его людьми, потому на мышлении и поведении личности непосредственно сказываются как способы ее социальной детерминизации значимыми другими, так и реакция других на ее действия. Поведение пожилых людей также определяется нормами социальной группы, к которой они принадлежат. Молодым членам общества представители старого поколения кажутся зависимыми от внешних условий, бесполезными, маргинальными, утратившими прежние способности, уверенность в себе и чувство социальной и психологической независимости.

А.А. Грекова гендерная идентичноСть у ЮноШей и девуШек С раЗными личноСтными оСоБенноСтями В современных условиях, когда постепенное размывание гендерных представлений усложняет формирование гендерной идентичности, ее изучение у юношества может способствовать расширению и углублению знаний об особенностях данного возраста и использоваться для организации просветительской, профилактической, психокоррекционной, психотерапевтической работы со старшими подростками и юношеством.

Гендерная идентичность пронизывает всю жизнедеятельность человека: все наши роли, всю коммуникацию, она не сводится ни к совокупности психологических черт личности, ни к социальным ролям мужчины и женщины. Функциями гендера являются: обеспечение внутренней согласованности (например, между ролями я–мать(отец)/я–работник);

интерпретация социального опыта (эмоционально мы откликаемся на то/иное событие как мать (отец), как женщина (мужчина) и т.д.); регуляция поведения и деятельности (что позволительно, что нет). Мы предположили, что развитие гендерной идентичности на современном этапе идет по пути усложнения и большей дифференциации.

Диагностическая программа нашего исследования включала в себя метод портретных выборов Сонди (мод. Л.Н. Собчик); опросник «Гендер в разных сферах жизни», направленный на изучение предпочитаемых гендерных ролей (в основании – методика С. Бэм «Маскулинность– фемининность»). В связи с тем, что в пилотажном исследовании было выявлено, что 100% ответов респондентов по методике С. Бэм попадают в зону половой недифференцированности, мы предположили, что гендер в современном обществе имеет сложную структуру и в разных сферах жизни выражается по-разному. Нами была предпринята попытка разработки дополнительной методики «Гендерные выборы», направленой на исследование гендерных представлений. На основании экспертной оценки были отобраны мужские и женские фотографии, разнесенные по категориям: «деловой», «сексуально агрессивный», «андрогинный», «домашний», «романтичный», «гарсон». Каждая категория рассматривалась нами как воплощение маскулинности, феминности, андрогинности или как комбинация двух вариантов этой шкалы.

Были выделены респонденты с разной структурой гендера и проведено исследование их личностных особенностей. Результаты показали, что гендерная идентичность представлена проявлениями гендера в образе «Я» и различных сферах жизни: семья, работа, дружеские отношения, отношения с партнером, что отражается в различных структурах гендера: единой, однородной, неоднородной (в том числе сложной), дихотомической. При этом в структуре гендера у девушек большее разнообразие вариантов, чем у юношей, что свидетельствует о сложности женской гендерной идентичности. Девушки с разными структурой гендера и личностными особенностями отличаются высокой вариативностью гендерных представлений, выражающейся в выборе как предпочитаемых, так и отвергаемых женских образов, а юноши независимо от структуры гендера и личностных особенностей отвергают андрогинные мужские образы.

Отмечено, что тенденция к маскулинизации у девушек выражена больше, чем тенденция к феминизации у юношей в данной выборке респондентов. Так, респондентки с дихотомической структурой личности демонстрируют тенденцию к маскулинизации при выраженном отвержении феминности, которая отражает стремление использовать мужские стратегии для достижения власти над окружением при отказе от своего женского Я.

Амбитендентность влечений на неосознаваемом личностном уровне приводит к неоднородности структуры гендера, проявляющейся в хаотичности выбора мужских и женских образов, реализации гендерных ролей, не соответствующих выбранной личностью конкретной сфере жизнедеятельности. Для девушек с неоднородной структурой гендера характерны общая проблемность личности, наличие внутриличностного конфликта, некой центральной тенденции (влечения), которая требует разрешения, тенденция к злобности, гневливости. Окружающий мир представляется как враждебно настроенный, отмечается конфликтность в межличностных отношениях. Состояние личности может расцениваться как негармоничное. Гендерная идентичность находится в процессе формирования.

Личностные особенности девушек со сложной структурой гендера выражаются в сужении Я, стремлении к материальным благам, обладанию ценными объектами как внешнего, так и внутреннего мира, профессиональному знанию, умению или в вытеснении собственных влечений. Они склонны отвергать влечения, которые трактуются ими как социально неодобряемые, что приводит к абсолютному выбору «романтических» женских образов (100%) и отвержению «андрогинных» и «домашних» образов (по 50% соответственно). Выраженность неосознаваемых тенденций к накоплению агрессии, ярости, негативных переживаний приводит к отвержению феминных образов и принятию маскулинных как у девушек, так и у юношей. Неосознаваемые тенденции к гуманности, толерантности, коллективизму, альтруизму, самопожертвованию проявляются в выборе феминных образов и отвержении маскулинных. При этом для девушек характерна различная степень принятия и отвержения маскулинных и феминных образов, вплоть до предпочтения маскулинных образов при отвержении феминных.

А.И. Григорьева влияние оБЩеСтва потреБления на личноСть на примере Студентов Факультета Социологии алтгу Многие специалисты говорят о том, что в настоящее время в России развивается общество потребления. Это явление выражается в развитии сферы обслуживания и торговли, потребительского кредитования, маркетинга и рекламы, увеличении ассортимента товаров и услуг, росте потребительских расходов населения. Однако вместе с изменениями в экономической сфере происходят изменения и в духовной жизни людей.

В первую очередь это проявляется в формировании потребительства – идеологии и системы ценностей, в которых потребление во всех его формах и разновидностях становится конечной целью и смыслом существования человека. На факультете социологии Алтайского государственного университета осуществлено исследование, целью которого было выяснить, насколько потребительство присуще студентам факультета (опрос проводился среди студентов дневного отделения), а также выявить наличие у студентов других негативных эффектов, связанных со становлением общества потребления.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 67 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.