WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 67 |

Изучив основные подходы к проблеме, можно убедиться, что феномен социального интеллекта – это системное образование, в структуре которого выделяется ряд компонентов и элементов. Ввиду того, что социальный интеллект является относительно новым понятием, но имеет большой спектр концепций и взглядов, считаем целесообразным использовать определение социального интеллекта Л.Д. Деминой и Н.А. Лужбиной, где он выступает как интегральная индивидуальная способность, определяющая успешность общения, социальнопсихологической адаптации, способность прогнозировать собственное поведение в различных областях человеческой жизнедеятельности, распознавать намерения, чувства и эмоциональные состояния человека по невербальной и вербальной экспрессии [1].

Эмоциональный интеллект, по Д.В. Люсину, толкуется как способности к пониманию своих и чужих эмоций и управлению ими [2].

Теоретико-методологической базой для рассмотрения данных феноменов стала концепция Д. Гилфорда в области изучения социального интеллекта, а также Д.В. Люсина в области изучения эмоционального интеллекта [2; 3]. Цель нашего исследования – выявление специфики социального и эмоционального интеллекта личности студентов. Объектом исследования выступает социальный и эмоциональный интеллект, предметом – особенности социального и эмоционального интеллекта личности студентов.

Гипотезы: студенты разных специальностей будут иметь достоверные различия по параметрам социального и эмоционального интеллекта; способности, которые входят в эмоциональный интеллект, не взаимосвязаны со способностями, составляющими социальный интеллект.

В исследовании приняли участие 85 чел. – студенты третьего курса факультета политических наук, по специальностям «Политология» и «Документационное обеспечение управления и архивоведение», а также факультета психологии и философии, по специальности «Психология и клиническая психология» Алтайского государственного университета.

С помощью метода математической обработки данных, критерия Манна-Уитни было доказано, что между студентами этих специальностей существуют достоверные различия по способностям, включенным в социальный и эмоциональный интеллект.

Дальнейший корреляционный анализ показал, что способности социального и эмоционального интеллекта студентов не взаимосвязаны, что предполагает разную природу их содержания.

Это подтвердил факторный анализ, в результате которого были выявлены четыре типа студентов по эмоциональному и социальному интеллекту, а именно: первый тип, у которого развитый эмоциональный интеллект, прежде всего структура понимания своих и чужих эмоций;

второй тип, которому свойствен развитый эмоциональный интеллект с доминированием управления своими эмоциями; третий тип – развитый эмоциональный интеллект, направленный на управление эмоциями других людей; четвертый тип, который имеет развитый социальный интеллект.

Таким образом, в ходе исследования социального и эмоционального интеллекта личности студентов были получены выводы о том, что способности социального и эмоционального интеллекта будут различаться в зависимости от специальности студентов, а также что выделяются определенные типы студентов с доминирующим складом способностей социального и эмоционального интеллекта.

Библиографический список 1. Лужбина Н.А. Социальный интеллект как системообразующий фактор психологической культуры личности : автореф. дис. … канд. психол.

наук. Барнаул, 2002.

2. Люсин Д.В. Современные представления об эмоциональном интеллекте // Социальный интеллект. Теория, измерение, исследования / под ред.

Д.В. Ушакова, Д.В. Люсина. М., 2004.

3. Гилфорд Дж. Три стороны интеллекта // Психология мышления / под ред. A.M. Матюшкина. М., 1965.

О.В. Штерцер Социальные механиЗмы адаптации молодежи в уСловиях ЭкономичеСкого криЗиСа Молодежь – наше будущее. А каким вырастет человек, если он с самого начала не имел возможности получить образование, работу, жилье, содержать семью, развиваться духовно Законодательство, касающееся труда и занятости вчерашних студентов, давно ликвидировало бронирование рабочих мест для молодежи. Лица, впервые выходящие на рынок труда и не имеющие профессионального образования, утратили гарантию трудоустройства и оказались социально незащищенными. Кроме того, усилению напряженности на молодежном рынке труда способствовал мировой финансовый кризис.

«Экономический кризис оказывает тяжелое влияние на ситуацию с безработицей и на поиск работы для молодых специалистов, подрывает их материальное благополучие и в конечном итоге может привести к криминализации молодежной среды», – отметил глава государства Д. Медведев [1].

Поэтому встает вопрос о социальной адаптации молодежи именно в условиях экономического кризиса. Социальная адаптация представляет собой объективно необходимый процесс вхождения индивида (группы) в новую социальную среду и ее освоения, такое их взаимодействие и взаимное приспособление, в результате которого создаются условия не только для осуществления личностью ее потребностей и жизненных целей, но и для прогрессивного изменения самой адаптирующей среды [2].

Существенной особенностью современных процессов адаптации молодежи в сложившейся непростой ситуации является их вынужденный характер. Значительно возросла роль личностного ресурса (прежде всего приобретение знаний, умений и навыков, необходимых для вхождения в конкурентную среду). Молодые люди намерены опираться только на свои силы и не полагаться лишь на обстоятельства.

Имеются в виду установка на самостоятельность и самодостаточность, осознание того, что успешная реализация жизненных целей в первую очередь зависит не от общества и везения, а от своих способностей, знаний и целеустремленности. Среди тех, кто осуществление своих жизненных целей связывает в первую очередь с собственной целеустремленностью и активностью, доля адаптированных более чем в два раза выше, чем среди уповающих главным образом на положение дел в обществе.

В приспособлении молодежи к условиям жизнедеятельности важным и довольно эффективным фактором выступает переориентация на микросоциальную среду, родственные и дружеские, неформальные связи. Поскольку молодые в должной мере не защищены обществом и государством, они обращаются за содействием и помощью к своему непосредственному окружению.

В условиях экономического кризиса приходится умерять свои потребности, а сознательная депривация потребностей – это признак вынужденной адаптации. Существуют различные подходы к характеристике сущности социальной адаптации и анализу критериев и показателей ее результатов. Так, Л. Гордон считал, что «обобщенным выражением степени адаптации может служить состояние массового сознания, общественное настроение, отражающее готовность принять (не принять) новые социально-экономические порядки...» [3].

М. Шабанова, анализируя феномен современной адаптации, приходит к выводу, что ее механизмы и результаты стоит рассматривать сквозь призму свободы [4]. Несомненно, и состояние общественных настроений, и ощущение свободы индивидами (группами) – важные критерии адаптированности.

По результатам исследования центра Ю. Левады (февраль–март 2009 г.), среди молодежи 16–28 лет выявились три группы по уровню адаптированности: в основном адаптированные (адаптированность выше среднего уровня) – 19%; среднеадаптированные – 44%;

низкоадаптированные (или дезадаптированные) – 37%. Сводный показатель адаптации оказался связанным со следующими объективными и субъективно-личностными характеристиками адаптирующихся:

возрастом, семейным положением, наличием детей, образованием, удовлетворенностью работой – для работающих, удовлетворенностью учебой – для учащихся, уверенностью в стабильном и благополучном будущем России, осознанием собственной определяющей роли в достижении жизненных целей, оценкой возможности своего влияния на положение дел в обществе [5].

Итак, по результатам исследования можно сделать вывод, что нестабильное общество порождает тенденцию к неустойчивой и сравнительно неглубокой адаптации. Для большей части молодежи ее доля составляет 56%, типична неполная, вынужденная адаптация. Значительна доля молодежи (21%), которой никак не удалось приспособиться к нынешним условиям жизни. Именно эта часть молодых людей становится резервом для формирования разного рода групп с отклоняющимся поведением, экстремистских движений.

И только 23% молодых людей удалось, главным образом в силу особых жизненных обстоятельств и по собственной инициативе, войти в социальную среду и в основном приспособиться к условиям современной жизни.

Небывало возросло значение профессионально-трудового личностного ресурса, позволяющего успешно действовать в конкурентной среде.

Библиографический список 1. Интернет-ресурс : http://www.prime-tass.ru/news/show.aspid=873189&ct=news 2. Интернет-ресурс : http://www.1mfs.ru/node/3. Гордон Л.А. Социальная адаптация в современных условиях // Социологические исследования. 1994. № 8, 9.

4. Шабанова М.А. Социальная адаптация в контексте свободы // Социологические исследования. 1995. №9.

5. Свиридов Н.А. Адаптационные процессы в среде молодежи // Социологические исследования. 2009. №2.

СЕКЦИЯ молодежь в науке и оБраЗовании:

традиции и инновации руководители секции:

кандидат географических наук, помощник проректора по научной работе и международным связям Алтайского государственного университета Попов Евгений Сергеевич;

доктор социологических наук, профессор кафедры общей социологии Алтайского государственного университета Коростелева Ольга Тимофеевна;

кандидат педагогических наук, доцент кафедры психологии коммуникаций и психотехнологий Черепанова Мария Ивановна Ю.Я. Вохменцев СоотноШение понятий «Электронная БаЗа Знаний», «теЗауруС» и «СиСтемный подход» (в контексте инноваций образования молодежи) Среди современных молодежных практик достойное место по праву занимают практики, связанные с такими приметами нашего времени, как информатизация, компьютеризация, интернетизация. Кто-то из мудрых сказал: «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Неудивительно, что в эпоху становящегося информационного общества молодежь, в силу ее большей гибкости, открытости новому опыту, активизирует и расширяет свое участие в разработке, организации разнообразных информационных систем, особенно с привлечением интернет-ресурсов (а не довольствуется одним лишь использованием их). Примеров тому множество, достаточно вспомнить разнообразные приложения на базе вики-технологий. Даже пресловутые виртуальные интернетсообщества так или иначе, прямо или косвенно способствуют сбору, накоплению, структурированию некоего информационного массива, облекаемого затем в форму той или иной базы данных, от которой уже рукой подать и до базы знаний как организованной совокупности знаний, относящихся к какой-либо предметной области. Говорят, что время энциклопедистов прошло, и сейчас все чаще можно видеть, как в принятии весьма ответственного решения участвует тандем «человек – компьютер», «студент – электронная база знаний» как своего рода гибрид естественного интеллекта и искусственного.

Конечно, до гармоничного равноправного партнерства специалиста и электронной экспертной системы еще далеко, но и на данном уровне развития компьютерных технологий мы в состоянии разрабатывать по крайней мере ядро любой базы знаний (например по молодежной тематике) – ее тезаурус как систематизированный толковый словарь по некоей заданной теме. Как известно, вербализованные знания представляют собой прежде всего некую систему высказываний (предложений, утверждений), но сами высказывания, в том числе и научные, разумеется, строятся исключительно с помощью слов, словосочетаний.

Именно поэтому определенность, точность, полнота знаний как системы высказываний обусловлены в значительной мере определенностью и полнотой научной терминологии (терминов однословных или в виде словосочетаний), что достигается тщательно выверенными дефинициями терминов, а также определенностью и полнотой взаимоотношений между ними. Решение обеих задач, важных для науки, образования и практики, т.е. определения терминов и их взаимосоотнесения, и достигается в ходе создания тезауруса как системного толкового словаря, который, с одной стороны, «истолковывает», определяет каждый термин, с другой – организует терминологию в некую систему, включающую в себя помимо самих терминов и разнообразные отношения между ними.

К последним относятся прежде всего такие семантические отношения, как синонимия, антонимия, отношение «род – вид», «целое – часть», «причина – следствие» и т.д.

Поскольку более или менее единодушно системным, единым, целостным признается весь мир, вся объективная реальность (в целом или в ее части, например молодежь как социальновозрастная группа), тогда системным должно быть и отражение этой реальности, например, в виде базы знаний, включая ее ядро – тезаурус. Отсюда вполне закономерен тот вывод, что для разработки системной базы знаний, в том числе и системного (по определению) тезауруса, просто необходим именно системный подход, призывающий рассматривать некий изучаемый или преобразуемый объект в виде системы. Как раз в рамках системного подхода и применяются, осознанно или стихийно, такие системные операции (с учетом специфики тезауруса), как дефинирование, функционализация, декомпозиция, структурирование (включая иерархизацию, диалектизацию), параметризация, классификация и ряд других. Подобную работу, хотя бы неосознанно, в ментальном плане, неизбежно проделывает любой специалист, студент и другой человек, даже если он не знаком с системным подходом или настроен почему-либо скептически к нему.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 67 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.