WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 67 |

Результаты проведенного исследования позволили установить тот факт, что многие личностные черты, влияющие на семейную жизнь, такие как аккуратность, бережливость, справедливость и другие, и в старшем, и в младшем юношеском возрасте являются недостаточно сформированными. Юноши имеют слабые представления об эмоциональных контактах с ребенком, супругой, для них характерны невысокая субъективная значимость роли отца как такового, отсутствие специфических знаний о воспитании ребенка. Во многом это объясняется спецификой отечественной системы воспитания и образования, которая не готовит юношу к семейным ролям, ролям мужа и отца, формируя его прежде всего как будущего добытчика материальных благ в семье. Это свидетельствует о необходимости создания в современных социальных условиях технологий формирования психологической готовности к отцовству, которые бы развивали ценностные аспекты отцовства, мотивацию родительства, давали бы элементарные педагогические сведения, знания о моделях поведения отца.

Таким образом, полученные данные раскрывают содержание и структуру психологической готовности к отцовству в динамике юношеского возраста и демонстрируют необходимость создания специальных социальных проектов и программ, психолого-педагогических технологий по формированию у юношей такой готовности.

М.В. Старчикова отноШение Современной молодежи к лицам пожилого и СтарчеСкого воЗраСта Постоянный рост численности людей пожилого возраста представляет собой важное явление XX в. Наблюдается тенденция общего постарения населения планеты или, другими словами, «демографическая революция». По официальным данным Организации Объединенных Наций, к 2025 г. каждый шестой человек на Земле будет старше 60 лет, что составит более 1 млрд пожилых и престарелых людей, т.е. 15% всего населения планеты.

«Демографическая революция» имеет далекоидущие последствия и оказывает серьезное влияние на планирование и осуществление мероприятий в области социальной политики. Данная ситуация ставит перед нашим обществом проблемы экономического, социального, психологического, нравственного, социологического плана.

К сожалению, в современном обществе, ориентированном на молодежную культуру, сложились негативные стереотипы старости, которые отрицательно отражаются не только на самих пожилых и престарелых людях, но и на всей культуре общества в целом. Стереотипы старости определяются совокупностью упрощенных обобщений о лицах третьего возраста, позволяющей воспринимать их шаблонно и необоснованно.

В связи с данной проблемой проведено социологическое исследование, целью которого было выявить образ старости в социальных представлениях населения современной России.

Исследование проводилось в школах Барнаула, в высшей народной школе Алтая для взрослых (от АлтГУ), в центре социального обслуживания Барнаула, в Алтайском государственном университете, в Алтайской академии экономики и права. Было опрошено 530 чел., методом исследования являлось социологическое анкетирование, направленное на изучение отношения молодого поколения к представителям пожилого и старческого возраста и отношения пожилых к представителям молодого поколения. Выборку составляли представители молодого – 33,3%, среднего – 39,7% и пожилого поколения – 26%.

Результаты исследования свидетельствуют о высокой распространенности негативных социальных стереотипов по поводу старости и старения, в частности отмечаются явное преувеличение возрастных изменений, приписывание пожилым людям отрицательных, а также социально порицаемых качеств. В массовом сознании доминирующим является мнение об ухудшении в пожилом возрасте умственных способностей, памяти. «Они уже ничего не понимают, благодарности не дождешься» – так считают 26,3% респондентов. Около трети опрошенных согласны с тем, что пожилые люди чаще всего озлоблены, не любят молодежь, в глубине души завидуют, ненавидят. Среди пожилых респондентов распространенность мнений об ухудшении с возрастом обсуждаемых качеств на 10–15% ниже, чем среди представителей других возрастных групп. Тем не менее преобладание взгляда на третий возраст как период снижения умственных и трудовых способностей, а также акцентирование негативных качеств характера пожилых отмечаются и в группе респондентов старше 55 лет. Но в то же время 22,6% респондентов считают, что пожилое поколение очень уязвимо в «рыночной» структуре общества, нуждается в дополнительной социальной защите. При этом рельефной оказывается зависимость такой точки зрения от возраста:

если среди 16–30-летних опрошенных такого мнения придерживаются 28,5%, то в старшей возрастной группе – 75,5%.

Некоторые представители молодого поколения придерживаются такого мнения о пожилых: «общение с ними тяготит, хочется скорее закончить разговор» – 15,5% респондентов, «раздражают брюзжанием и недовольством всех и вся» – 13,2%, относятся «в целом негативно» 21,5% опрошенных. А вот на вопрос, винят ли пожилые люди «молодых в бедах страны, хотят вернуть «твердую» власть Сталина, ненавидят богатых и преуспевающих», положительно ответили 70% респондентов, причем здесь также рельефной оказалась зависимость от возраста: если среди представителей молодого поколения такого мнения придерживаются 17,5% респондентов, то среди среднего поколения – 35,2% опрошенных.

Но не все так печально, например, 46% опрошенных считают, что «общество выбросило на произвол судьбы пожилых людей, и у них нет гарантий и постоянства», 14,5% молодых людей ответили так: «отношусь лояльно, и мы когда-то будем старыми».

А вот представители пожилого поколения отмечают такие ответы, как: «чувствуешь себя старым, остается только грусть о прошедшей молодости» – 23,2%, «нет желаний, интересов, только скука и одиночество, дряхлость» – 15,6%, «заброшенность и сожаление о том, что не успел сделать» – 45,9% респондентов.

Таким образом, возрастные стереотипы оказывают вредное воздействие на пожилых. Поскольку в старости люди вынуждены отказываться от многих привычных ролей, часто им бывает трудно усваивать новые, менее определенные роли. Главная трудность состоит в том, что пожилым людям приходится бороться со множеством навязываемых им стереотипов поведения, якобы соответствующих их возрасту. Опасность стереотипов связана с тем, что люди часто воспринимают их как пророчества, сбывающиеся независимо от их воли.

О.В. Суртаева оСоБенноСти предСтавлений оБ иЗмене у молодежи в контекСте СамоактуалиЗации личноСти Некритичное восприятие литературы, посвященной вопросам пола, в обществе создает упрощенное представление о сексуальности человека, что прежде всего отражается на молодежи. Характерными чертами нашего общества являются падение ценности любви, верности, брака, девственности до брака, семьи, деторождения. С другой стороны, привлекательными становятся отказ от традиций, сексуальная опытность.

Данные об отношении к внебрачным сексуальным связям также говорят о размывании традиционных норм. Результаты исследований С.И. Голода (1969–1989 гг.) показывают, что «запретительной» позиции в отношении внебрачных связей придерживаются не более –1/3 опрошенных. Большинство же либо допускает их возможность, либо относится к ним неопределенно. Более позднее социологическое исследование «Молодежь – будущее России» (1995 г.) свидетельствует о том, что эта тенденция в нашей стране усилилась. Полностью не принимают измену от 8 до 20% опрошенных (в зависимости от этнически-религиозной принадлежности). Изучение фактического внебрачного поведения показывает, что в большинстве случаев люди, выражающие мнение о допустимости внебрачных связей, придерживаются этой позиции и в поведении. Однако полного совпадения не происходит.

В связи с этим нами проведено исследование, целью которого было изучение особенностей представлений об измене у мужчин и женщин разных поколений в контексте самоактуализации личности. Мы предположили, что существуют различия в показателях самоактуализации и локуса контроля между подгруппами мужчин и женщин разных поколений с разной склонностью к сексуальному риску, взаимосвязанные с особенностями социальных представлений об измене. А именно: каждому из уровней сексуального риска соответствуют определенные показатели самоактуализации и интернальности, взаимосвязанные с особенностями представлений об измене.

В исследовании участвовало 158 чел. Выборка делится на подгруппы по полу, возрасту (20–29 и 30–45 лет) и уровню сексуального риска (высокий, средний и низкий).

В соответствии с поставленными задачами мы использовали следующие методики: Самоактуализационный тест (САТ) (Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман, М.В. Загика и М.В. Кроз); опросник «Уровень субъективного контроля» (УСК) (адаптирован в НИИ им. В.М. Бехтерева); методика степени готовности к риску Шуберта и анкета «Рискованное сексуальное поведение», разработанная нами, а также опросник для изучения представлений об измене, при отборе и формулировании содержания которого мы опирались на данные, полученные при анализе литературы, и результаты опросов, проводившихся нами в течение двух лет.

В результате проведенного нами исследования выяснилось, что для испытуемых с высоким уровнем сексуального риска (УСР) характерны более высокие показатели по следующим шкалам САТ: Ориентации во времени, Поддержки, Ценностной ориентации, Познавательных потребностей, Креативности, на уровне тенденции – Самопринятия и Принятия агрессии, а также по шкале Интернальности в семейных отношениях (УСК). Это означает, что они способны жить настоящим и ощущать неразрывность прошлого, настоящего и будущего; относительно независимы в своих поступках («изнутри направляемая» личность), считают себя ответственными за события, происходящие в их семейной жизни, разделяют ценности, присущие самоактуализирующейся личности, склонны к творчеству и стремятся к приобретению знаний об окружающем мире.

Такие люди принимают себя такими, какие они есть, в том числе и свою агрессивность как естественное проявление человеческой природы. Для них характерны следующие представления об измене: «Полигамность – основа и достоинство мужчины», «Секс и отношения не одно и то же».

Для испытуемых со средним УСР обнаружены значимые различия по шкалам САТ: Гибкости поведения, Спонтанности и Контактности. То есть они более ориентированы на реализацию своих ценностей, чувств в поведении, что делает их более способными к субъект-субъектному общению.

Их представления об измене: «Длительные отношения уступают в яркости новым», «Особенности личности могут быть причиной измен».

Для испытуемых с низким УСР нехарактерно повышение показателей ни по одной из тестовых шкал. Этой подгруппе свойственны следующие представления об измене: «Там, где есть отношения и подлинная любовь, измен не бывает», «Измена недопустима!», «Несчастливый брак стимулирует поиск новых партнеров».

Показатели самоактуализации и интернальности выше у испытуемых старше 30 лет. Их представления об измене: «Полигамность – основа и достоинство мужчины», «Секс и отношения не одно и то же». А до 29 лет – «Несчастливый брак стимулирует поиск новых партнеров», «Особенности личности могут быть причиной измен».

Показатели самоактуализации и интернальности в большей степени выражены у мужчин. Их представления: «Полигамность – основа и достоинство мужчины», «Секс и отношения не одно и то же». У женщин же – «Там, где есть отношения и подлинная любовь, измен не бывает», «Измена недопустима!», «Несчастливый брак стимулирует поиск новых партнеров», «Особенности личности могут быть причиной измен».

Таким образом, у испытуемых с более высокими показателями самоактуализации, интернальности и УСР представления об измене менее категоричны: они допускают возможность внебрачных связей, особенно для мужчин, считая, что последние полигамны от природы. Одной из причин измены для них является отсутствие новизны и яркости в отношениях. И наоборот, испытуемые с низкими показателями считают, что хорошие отношения, любовь к партнеру и счастье в браке полностью исключают возможность измены. Среди причин внебрачных связей они называют особенности личности изменяющего и несчастливый брак.

Т.С. Табурова оБраЗ Значимого другого как СредСтво Совладания С трудной жиЗненной Ситуацией в период вхождения во вЗроСлоСть Период вхождения во взрослость (18–25 лет) ставит перед молодым человеком ряд новых задач. Именно в этом возрасте он принимает важные жизненные решения, от которых во многом зависит его дальнейшая судьба. Однако в процессе самоопределения он сталкивается с многочисленными трудностями [1]. Постоянно усложняющиеся условия современной жизни предъявляют все более высокие требования к его способности противостоять разнообразным стрессовым факторам, справляться с трудными жизненными ситуациями. Одной из попыток изучения механизмов, посредством которых происходит становление конструктивных стратегий совладания молодого человека с трудными жизненными ситуациями, является исследование Д.А. Красило [2]. Автор доказывает, что трудности самоопределения в период вхождения во взрослость решаются молодым человеком посредством обращения к активно конструируемому образу значимого другого – наставника, выполняющего роль ориентира в процессе самоопределения. Однако специфика образа, актуализирующегося в конкретной ситуации, а также преобразования в сознании личности, происходящие в процессе взаимодействия с образом и обусловливающие эффективность преодоления трудности, специально не исследуются.

Недостаточная изученность закономерностей взаимодействия личности с образом значимого другого обусловлена тем, что такое взаимодействие происходит у молодого человека в свернутом виде, посредством не всегда осознаваемого внутреннего диалога, и «экстериоризация» взаимодействия с целью его изучения представляет собой отдельную методическую задачу [3]. Одним из вариантов решения этой задачи стало проведенное нами исследование. Испытуемым (молодые люди и девушки 18–25 лет) предлагалось вспомнить трудную жизненную ситуацию из своего опыта, сопровождаемую достаточно сильными переживаниями, и описать ее, а также свое возможное поведение в ней по ряду дескрипторов. Для актуализации образа значимого лица испытуемым было предложено вспомнить важного для них человека, думать о котором им в данный момент было бы наиболее приятно, и оценить его по шкалам семантического дифференциала. После актуализации образа испытуемые снова описывали ту же ситуацию. Использовался ряд дополнительных методик, направленных на исследование специфики образа значимого другого и состояния личности в процессе взаимодействия с образом.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 67 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.