WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 67 |

Необходимо организовать работу с молодежью по месту жительства, вовлекать ее в занятия физической культурой и спортом, обеспечить активный творческий досуг (занятия в спортивных кружках, секциях, клубах, работа в лагерях труда и отдыха и других формах социально значимых проектов). Успешная реализация данной стратегии немыслима без учета комплекса мер, направленных на повышение социального статуса семьи, психолого-педагогической компетентности родителей, формирование у них сознательного и ответственного отношения к выполнению обязанностей по воспитанию, содержанию и обучению своих детей, развитие инфраструктуры комплексной социально-педагогической и медико-психологической помощи молодёжи. Нужно формировать в общественном мнении позитивные моральные и нравственные ценности, определяющие выбор человеком здорового образа жизни. Необходимо также повышать информационную безопасность молодёжи, разработав законопроект, ограничивающий показ в средствах массовой информации жестокости и агрессии.

В рамках государственной молодежной политики целесообразно развивать два стратегических направления по управлению социальными конфликтами в молодежной среде. Первое связано с решением актуальных социальных проблем, в частности с предотвращением социального исключения молодежи (дискриминации, отчуждения и маргинализации). Второе ориентировано на формирование в сознании молодого поколения современных ценностей толерантности и сотрудничества, предотвращение агрессии и экстремизма.

В условиях мирового финансового кризиса значительная часть молодежи демонстрирует стремление к активному самостоятельному поиску выхода из сложившейся ситуации. При этом они выражают готовность разрешать свои конфликты цивилизованно, поэтапно, с привлечением компетентных третьих лиц (посредников). В силу чего создание сети посреднических организаций для молодежи позволит оптимизировать разработку комплексных социальных программ рационализации конфликтов в молодежной среде. Значимость работы с молодёжью в данном направлении состоит в обосновании перспективы нового научнопрактического направления обществознания – конфликтологического менеджмента в молодежной среде в условиях кризиса. Разработка идей комплексного институционального управленческого воздействия на социальные конфликты в молодёжной среде расширяет границы в социологическом изучении молодежных проблем в условиях нестабильного, модернизирующегося общества.

Н.А. Несевря миграционные намерения СтуденчеСкой молодежи прикамья Миграционные процессы в начале XXI в. носят устойчивый характер, оказывают существенное влияние практически на все сферы общественной жизни. Города и регионы России находятся сегодня в состоянии пространственной мобильности. Для Пермского края проблемы мобильности также актуальны – в настоящий момент в регионе наблюдается отрицательное миграционное сальдо (из Перми и Пермского края уезжают больше, нежели приезжают).

Миграция в целом – молодежное явление, молодежь является наиболее мобильной возрастной группой, ее миграционные стратегии связаны в первую очередь с получением образования. Основные миграционные потоки, обусловленные желанием молодежи Прикамья получить высшее образование, проходят по линии «средний или малый город Пермского края – Пермь». Однако миграция молодежи в региональный центр с этой целью носит однонаправленный характер, превращаясь из временной в безвозвратную.

В декабре 2008 г. в рамках разработки концепции культурной политики и развития социально-культурной сферы Пермского края было проведено исследование, нацеленное на выяснение миграционных стратегий студенческой молодежи Прикамья и влияния социокультурных факторов на миграционные установки молодых людей. Метод – выборочный опрос (раздаточное анкетирование в целевых аудиториях – по месту учебы);

объем выборочной совокупности – 500 чел.; выборка – целевая.

Анализ результатов исследования показал, что среди иногородних студентов пермских вузов (составляющих почти половину всего пермского студенчества) 65% молодых людей приняли решение не возвращаться обратно в родной город или поселок после вуза, еще 13% не смогли однозначно охарактеризовать свои намерения.

Студентов, решивших не возвращаться на свою малую родину после получения высшего образования, можно разделить на две группы. В первую вошли те, кто «не хочет возвращаться и не вернется» (48% всех иногородних студентов), во вторую – те, кто «хочет вернуться, но не вернется» (17% всех иногородних студентов).

Причины нежелания молодых специалистов возвращаться к себе на родину связаны, во-первых, с профессиональной деятельностью выпускников вузов, во-вторых, с качеством жизни и досуга. Так, 44% респондентов, не желающих возвращаться домой, основным мотивом назвали невозможность найти работу по специальности. Столько же опрошенных заявили, что в их родном городе или поселке нет высокооплачиваемой работы и невозможно сделать карьеру, поэтому они туда не вернутся. Самым же популярным ответом, объясняющим нежелание будущих выпускников возвращаться на родину, был вариант «там скучная, неинтересная жизнь», отмеченный половиной респондентов. Вариант «там не с кем общаться, негде проводить досуг» выбрали четверть опрошенных.

Для тех, кто хотел бы вернуться на родину, но принял решение этого не делать, основным препятствием стала невозможность найти дома работу по специальности.

Чуть больше половины иногородних студентов (56%) после окончания вуза собираются остаться в Перми. Еще 13% намерены переехать в другой город России (не к себе на родину) или вообще в другую страну.

Почти четверть опрошенных иногородних студентов пока не определились со своей жизненной стратегией – возможно, останутся в Перми, возможно, переедут в другой город. Среди городов, привлекающих выпускников пермских вузов, лидируют Москва и Санкт-Петербург, среди региональных столиц основным центром притяжения для пермских студентов является Екатеринбург.

Миграционные намерения студентов, живших до поступления в вуз в Перми, отличаются от установок иногородних студентов большей определенностью. Так, 60% «местной» молодежи после окончания вуза намереваются остаться в родном городе, 7% собираются переехать в Москву, 6% – в Санкт-Петербург, еще 6% задумываются о возможности переезда в другую страну, 18% опрошенных пока не определились со своим дальнейшим местом жительства.

Мотивы выбора иногородними и «местными» студентами Перми как предпочитаемого места постоянного проживания различаются.

Так, большинство иногородних студентов хотят остаться после окончания вуза в Перми, потому что здесь легко найти работу по специальности. Кроме того, больше половины иногородней молодежи полагают, что в столице Пермского края легко сделать карьеру, а также здесь интересно жить. Среди «местных» студентов приведенные мотивы не являются распространенными. Основная причина выбора Перми как предпочитаемого места жительства респондентами данной группы – наличие большого количества знакомых и друзей (вариант отметили 59% опрошенных). То есть выбор иногородними респондентами (особенно приехавшими из других населенных пунктов Пермского края) Перми в качестве желаемого места жительства обусловлен объективными характеристиками самого регионального центра. Тогда как выбор «местных» студентов связан с включенностью пермяков в различные социальные сети, а не с привлекательностью города как такового.

А.В. Овруцкий потреБительСкие практики как конСтруирование идентичноСтей Двадцать лет назад Земля была круглой.

Сегодня глобализация меняет устройство становящегося все более плоским мира*.

Современную ситуацию постмодерна часто представляют как ситуацию дефицита идентичности. Индикаторы такого состояния хорошо известны. Приведем лишь один пример. На рубеже XIX–XX вв. в европейской медицинской и психологической литературе активно обсуждаются симптомы «новой болезни», которая проявляется в раздвоении или даже множественном расщеплении личности, именуемой MPD (multiple personality disorder – болезнь множественной личности) [2]. Синдром выражается в том, что человек перестает существовать как целостный субъект и в определенной последовательности демонстрирует присутствие в себе различных самостоятельных личностей. Целостная картина мира начинает распадаться на отдельные фрагменты, определяющие современное мозаичное мировоззрение. Сегодня MPD называют эпидемией, поразившей все западные страны. Очевидно, что молодежь становится основной социальной стратой, подверженной MPD. Это проявляется в отчуждении молодежи от классических идеологий (религия, политические идеологии), частотном потреблении медиа и влиянии современного фрагментирующего искусства.

Множественная личность потребительского общества востребует множество атомарных идентификаторов, определенных операциональных механизмов поверхностного и быстрого нахождения своей идентичности. Такими механизмами, на наш взгляд, обладает современное потребление. Оно выступает как присвоение символов и конструирование виртуальных идентичностей.

Современные маркетинговые технологии предполагают обязательное позиционирование товара, т.е. четкое определение позиции товара по важным социальным шкалам, и его трансляцию посредством рекламных образов в личное и массовое сознание. Такие формы позиционирования и выступают новыми идентичностями. Полагаем, что в общем виде формирование спроса в маркетинге представляет собой создание * Текст рекламного модуля компании IBM [1, с. 3].

и управление символической системой человеко-товарного мира – системой постоянного, глобального и расширяющегося потребления.

Символизация товаров и их свойств, а также потребления как такового становится основным технологическим аппаратом маркетингового коммуникативного комплекса, а семиология приобретает в этом контексте статус инструментальной составляющей маркетинга. «На место материальности вещей и идеальности ценностей пришла новая семиотика мира» [3, с. 18]. Все это позволяет рассматривать потребление как совокупность символических актов, образующих общую символическую потребительскую систему.

Например, сегодня бренд Coca-Cola – это не только самый дорогой бренд и не только самое узнаваемое слово на планете, это еще и символ американского образа жизни, свободы в западной интерпретации этого понятия, мощный идентификатор для определенной части молодежи. Для тех, кто по каким-либо причинам не готов присоединиться к мейнстриму, потребительская индустрия предлагает два конкурентных бренда – прохладительные напитки Mecca-Cola (Франция) и Qibla-Cola (Пакистан), спозиционированные для исламской или в целом антиамериканской аудитории как «исламская мечта» и «послание протеста против несправедливости» (по материалам интернет-сайтов компаний:

http://www.mecca-cola.com/ и http://www.qibla-cola.com/index2.asp).

Яркая политическая и религиозная привязка этих брендов, по сути, переводит для людей политическое и культурное противостояние в потребительскую сферу – вы потребляете исламскую Колу, значит, вы истинный мусульманин и помогаете своим единоверцам. Например, по заявлениям одного из владельцев бренда Mecca-Cola, 10% стоимости напитка жертвуется на борьбу палестинского народа за свою независимость.

Иными словами, потребление этих продуктов позволяет найти свою национальную, религиозную и политическую идентичность.

Применительно к молодежной среде особое значение также имеют потребительские практики, разворачивающиеся в области молодежных субкультур и контркультуры (контрпотребление). К потребительским практикам субкультур мы относим потребление музыкальных продуктов (внешний системообразующий субкультуру фактор), а также определенных предметов, например, одежды, аксессуаров, напитков и другого, маркированных знаками субкультур эмо, готов, панков, рэперов, байкеров, граффитеров, ролевиков, рэйверов, хакеров.

К контрпотреблению мы относим так называемый протестный консюмеризм – широкий класс различных протестных практик (например, аскетичное потребление, или потребление аутентичных, небрендовых товаров). Считаем контрпотребление и потребление в рамках субкультур самыми распространенными способами поиска и конструирования своей идентичности молодежной аудиторией.

Библиографический список 1. Русский Newsweek. 2009. №7. 9–15 февр.

2. Федорова Е.Л. Множественная личность в истории западного психологического знания XVIII–XX вв. : дис. … канд. психол. наук. Ростов н/Д, 2001.

3. Бодрийяр Ж. Америка / пер. с фр. Д. Калугина. СПб., 2000.

М.М. Пастушик Факторы, БлокируЮЩие Формирование Эмоциональной БлиЗоСти в дружеСких отноШениях Современной молодежи Анализ литературы, посвященной изучению близких отношений, позволяет сделать вывод о существовании определенных сложностей в построении теоретических концепций для изучения данной сферы.

Трудности в проведении исследований связаны не только с отсутствием надежного методического аппарата, но и со слабой разработанностью системы понятий, охватывающих данную область. В связи с этим нами было предложено собственное определение, позволяющее описать степень глубины дружеских отношений. С нашей точки зрения, наиболее подходящим является термин «эмоциональная близость», под которым мы будем понимать феномен межличностных отношений, заключающийся в наличии стремления раскрыть свой внутренний мир, которое формируется на основе взаимного доверия, принятия, понимания, сочувствия и готовности к оказанию эмоциональной поддержки у партнеров по отношению друг к другу.

Проведя операционализацию понятия, мы сфокусировали свое внимание на такой проблеме, как трудности построения близких отношений.

Начнем с краткого анализа литературы, посвященной данному вопросу.

С точки зрения основных психотерапевтических подходов (гештальттерапия, психоаналитическая терапия), можно выделить три основных феномена, блокирующих формирование близости, – страх отвержения, страх оценки и страх потери независимости (слияния). При этом если первый из них получил достаточное освещение с позиций научного подхода (имеется его теоретическое описание, разработано средство измерения), то два других феномена практически игнорируются научной психологией. Страх потери независимости (слияния) упоминается в научной литературе лишь в связи с кризисом переходного возраста, когда подросток «мечется между желанием полностью слиться с другим и страхом потерять себя в этом слиянии» [1, с. 231]. Как указывают исследователи самосознания, подлинная интимность, т.е. способность «впустить» в свой внутренний мир другого человека и не раствориться в нем, возможна только при условии стабильности личности. Поэтому в случае отсутствия у личности ощущения собственной стабильности этот страх может блокировать установление близких отношений и в более позднем возрасте.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 67 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.