WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 ||

Аналитическая гипотеза Каратеодори Здесь |Xs+1| < 1 и |Ys+1| < 1, если выполнены условия (9.59), которые выражаются теперь неравенствами 0 < |rv| s и 0

0

Итак, пусть v > 0 настолько велико, что ps+1(v) = 0 и qs+1(v) = 0 при |v| v. Построим на координатной плоскости (x, y) линию Cs+1(r), полагая x = Xs+1(r, v), y = Ys+1(r, v), |v| v. (9.65) Разумеется, глобальный тип этой линии совпадает с локальным типом породившей ее особенности s и определяется четностью номера ns и знаком коэффициента As. Пусть Cs+1(r) означает положительное замыкание дуги Cs+1(r). Как показывают только что проведенные наблюдения, новый контур наследует индекс петельки, из которой он возник:

ind Cs+1(r) = ind s(r, s). (9.66) В свою очередь, индекс петельки s(r, s), как мы отмечали в предыдущем разделе, равен индексу ее прообраза cs(r, s). Сочетая это обстоятельство с предыдущим равенством, мы приходим к замечательному выводу: те требования к индексам петелек cs(r, s), при которых леммы 9.2 и 9.3 гарантируют нужные нам оценки (9.9) и (9.10), можно теперь считать требованиями к индексу контура Cs+1(r).

Если мы еще раз внимательно посмотрим на условия лемм 9.2 и 9.3, то заметим, что во всех случаях упомянутые выше требования зависят от трех параметров, характеризующих ту или иную петельку, а именно: от номера ns, коэффициента As и постоянной C. Если же мы, пользуясь только что полученным правом, выразим эти требования в терминах контура Cs+1(r), то обнаружим, что вся наша задача сводится к доказательству двух положений: во-первых, при любых обстоятельствах ind Cs+1(r) 0, (9.67) а во-вторых, если номер ns четный и CAs < 0, то ind Cs+1(r) 1. (9.68) Итак, для окончательного сведения задачи к следующему этапу нам остается только выяснить, как выглядит степенной ряд, выражающий функцию w в переменных r и v, и дать характеристику параметрам ns, As и C в терминах этого нового ряда. Нам удобно будет отдельно рассмотреть три случая:

(1) нейтральный вариант и нейтральная особенность s;

(2) нейтральный вариант, но знакоопределенная особенность s;

(3) знакоопределенный вариант.

402 В. В. Иванов Как мы увидим, только в первом случае вариант нового этапа будет снова нейтральным. Во втором случае мы станем свидетелями того замечательного явления, когда вариант, бывший нейтральным, при переходе к следующему шагу становится знакоопределенным именно в этот момент срывается с места снежный ком... В третьем случае мы воочию убедимся, что вариант, однажды ставший знакоопределенным, уже невозможно лишить его знака на всех дальнейших этапах он упорно движется в одном и том же направлении, к своей конечной цели, и остановить его может лишь случай общего положения или грубый случай, когда дальнейшее движение либо невозможно, либо бессмысленно. Но именно это и является конечной целью знакоопределенного варианта...

1-й случай. Если вариант нейтральный, то функция w в переменных r и u выражается рядом (9.3). Если же и особенность s нейтральна, то первый многочлен gm (u) ряда (9.3) имеет вид (9.43), где cs =0. Поскольку w как s-функция от r и регулярна при = 0, то формула (9.3) означает, что числа 0,..., s-1 согласно лемме 4.3 составляют ее тейлоровскую цепочку. В силу той же леммы любой корень главного многочлена gm (u) является тейлоs-ровским параметром функции w порядка s, продолжающим указанную цепочку.

В нашем случае одним из таких корней служит изучаемая нами особенность s.

Иными словами, набор 0,..., s-1, s также представляет собой цепочку Тейлора функции w. Но тогда после перехода от u к переменной v ряд (9.3) примет следующий вид:

w = hm(v)rm, (9.69) m=ms где коэффициенты hm(v) полиномиально зависят от v, причем степень многочлена hm (v) равна кратности ns корня s, а его старшим коэффициентом s служит начальный коэффициент As разложения (9.43).

Итак, в рассмотренном случае вариант, возникающий на новом этапе, попрежнему нейтральный. Подчеркнем, что задачей нового этапа является доказательство неравенства (9.67).

2-й случай. Теперь мы изучим ту разновидность нейтрального варианта, когда s знакоопределенная особенность. В этом случае ряд w, как и выше, имеет вид (9.3), его первый многочлен gm (u) определяется той же формулой s-(9.43), но в которой уже cs = 0. Как ясно показывают соотношения (9.3) и (9.43), в переменных r и v функция w предстанет в виде ряда s-w = csrm + hm(v)rm, (9.70) m>ms-чьими коэффициентами hm(v) служат некоторые многочлены от переменной v.

Таким образом, регулярность самой функции w утрачивает для нас всякое значение. Другое дело ее производная w по переменной, которая также является регулярной в точке = 0. Согласно (5.16), выраженная в переменных r и u, в нашем случае она представляется рядом w = gm(u)rm-s, (9.71) m=ms-в котором первый многочлен gm (u), как показывает формула (9.43), имеет s-вид s-gm (u) =Asns(u - s)n (1 + O(u - s)). (9.72) s-Аналитическая гипотеза Каратеодори Это значит, что в переменных r и v ряд (9.71) обретет следующую форму:

w = h(1)(v)rm-(s+1), (9.73) m m=ms где функции h(1)(v) представляют собой многочлены от v, причем первый из m них, разложенный по убывающим степеням переменной v, равен s-h(1) (v) =Asnsvn +.... (9.74) ms С другой стороны, если непосредственно продифференцировать равенство (9.70) по переменной, мы придем к соотношению w = h m(v)rm-(s+1). (9.75) m>ms-Сравнивая между собой формулы (9.73) и (9.75), мы видим, что при ms-1 < m

Из тех же формул (9.73) и (9.75) вытекает, что h m(v) =h(1)(v), если m ms. В m частности, как показывают соотношения (9.74), отсюда следует, что многочлен hm (v) снова имеет степень ns, а его старший коэффициент, как и в предыдущем s случае, равен As.

Итак, все три параметра ns, As и C, определяющие задачу нового этапа, нашли свое достойное место в разложении функции w, причем столь удачно, что новый этап отличается от предыдущего лишь своим номером s +1, заменившим прежний номер s.

3-й случай. Нам остается рассмотреть знакоопределенный вариант, когда ряд w в переменных r и u имеет вид (9.4). В результате перехода к переменным r и v он, очевидно, преобразится следующим образом:

w = CrM + hm(v)rm, (9.77) m>M где коэффициенты hm(v) представляют собой некоторые многочлены от переменной v. Мы должны доказать, что при M< m < ms степени многочленов hm(v) не выше единицы, а также выяснить, как устроен многочлен hm (v).

s Как мы договорились, многоточие в формуле (9.4) заменяет несколько степенных членов gm(u)rm, у которых коэффициенты gm(u) уже не обязаны быть постоянными, но тогда они линейно зависят от u. Естественно в этом случае обратиться ко второй производной w функции w по угловой переменной.

Как показывает вторая из формул (5.16), в нынешних условиях w = gm(u)rm-2s, (9.78) m=ms-где первый многочлен gm (u) согласно (9.42) имеет вид s-s-gm (u) =Asns(ns - 1)(u - s)n (1 + O(u - s)). (9.79) s-404 В. В. Иванов В свое время мы выбрали переменную r, в частности, с тем расчетом, чтобы w как функция от r и оказалась регулярной в точке = 0. Поэтому, если в переменных r и u ее вид описывается формулами (9.78) и (9.79), то числа 0,..., s-1, как показывает лемма 4.3, составляют ее тейлоровскую цепочку.

В силу той же леммы любой корень главного многочлена gm (u) является s-тейлоровским параметром функции w порядка s, продолжающим указанную цепочку. Одним из таких корней служит изучаемая нами особенность s. Это значит, что после перехода от u к переменной v ряд (9.78) примет следующую форму:

w = h(2)(v)rm-2(s+1), (9.80) m m=ms где коэффициенты h(2)(v) полиномиально зависят от v. При этом многочлен m h(2)(v), как показывает формула (9.79), имеет степень ns -2 и старший коэффиms циент Asns(ns - 1), так что, разложенный по убывающим степеням переменной v, он выглядит следующим образом:

s-h(2) (v) =Asns(ns - 1)vn +.... (9.81) ms С другой стороны, двойное дифференцирование равенства (9.77) по угловой переменной приводит к соотношению w = h m(v)rm-2(s+1), (9.82) m>M Сравнивая это разложение с формулой (9.80), мы и приходим к нужным выводам. А именно, если M

Как мы видим, параметры ns, As и C, определяющие задачу нового этапа, выраженную неравенствами (9.67) и (9.68), действительно определяются по разложению функции w, причем именно так, как об этом говорилось в начале индукционного шага.

В последний раз отметим, что необходимость перехода к следующему уровню и здесь появилась у нас лишь тогда, когда у функций X0 и Y0 нашелся общий вещественный тейлоровский параметр s уровня s, продолжающий их совместную тейлоровскую цепочку 0,..., s-1. Как мы знаем, когда-нибудь такое продолжение окажется уже невозможным. Поэтому завершение индукционного шага означает достижение намеченной нами цели.

Трудно поверить, но наше исследование подошло к концу. Теперь мы вправе назвать теоремой то замечательное утверждение, доказательству которого была посвящена фактически вся наша работа.

Теорема. Индекс изолированной омбилической точки аналитической поверхности никогда не бывает больше единицы.

Таким образом, если аналитическая поверхность гомеоморфна сфере, то на ней непременно найдутся по крайней мере две омбилические точки, как и предполагал Каратеодори. Мы не знаем, какие у него были для этого основания, но мы теперь твердо знаем, что он оказался прав...

Аналитическая гипотеза Каратеодори Нам очень грустно расставаться с этой изумительной задачей, чья непокорность подарила нам несколько удивительных недель, до краев наполнив их неповторимой радостью... Но затем потянулись долгие и долгие месяцы заведомо тщетных поисков подходящих слов, способных хоть как-то передать поразившую нас красоту, которая, лишь приоткрывшись нам за наше усердие, вовсе не нуждалась ни в нашем поражении, ни в наших признаниях... Не нам судить, что у нас в итоге получилось. Мы только знаем, что эти муки творчества никогда бы не закончились, если бы мы не чувствовали каждый день дружескую поддержку тех, кто нам близок и дорог, если бы постоянно не видели их порой беспокойного и даже тревожного взгляда, в котором всегда светилась неугасаемая надежда... Хотелось бы назвать всех, кому эта работа обязана своим появлением на свет, и обратиться к ним с теплыми словами. Прекрасно понимая, что это невозможно, мы вынуждены ограничиться очевидным...

Мы глубоко благодарны В. А. Топоногову, имя которого в нашем сознании неотделимо от величественного образа дифференциальной геометрии. Еще со студенческих лет, как и многие, мы обязаны ему своей любовью к этой удивительно красивой науке.

Мы выражаем свою признательность В. А. Александрову, от которого впервые узнали о драматичной истории гипотезы Каратеодори. Он же открыл нам имена тех, кто посвятил легендарной проблеме часть своего творчества.

Слова искреннего восхищения мы адресуем Е. П. Волокитину, которому непостижимым для нас образом удалось превратить наши неуклюжие эскизы в настоящие шедевры компьютерной графики. Нет сомнений, что без них наши рассуждения так и остались бы безвидными и бесцветными...

Пользуясь редкой и счастливой возможностью, мы выражаем благодарность В. Н. Дятлову за его заботу и терпение. Нет другого редактора, который смог бы пережить наши авторские причуды и капризы. Но корни нашего теплого чувства к нему произрастают далеко за пределами этой статьи. Они уходят в те дивные светлые годы, к его незабываемым урокам, где мы юные студенты еще более юного университета впервые постигали, что нет в науке ничего превыше истины, но лишь для тех, кому неведомы восторг и вдохновение...

ЛИТЕРАТУРА 1. Hamburger H. Beweis einer Carathodoryschen Vermtung // I: Ann. of Math. (2). 1940.

V. 41. P. 63–86; II, III: Acta Math. 1941. V. 73. P. 174–332.

2. Bol G. ber Nabelpunkte auf einer Eiflche // Math. Z. 1943–1944. Bd 49. S. 389–410.

3. Klotz T. On G. Bol’s proof of Carathodory’s conjecture // Comm. Pure Appl. Math. 1959.

.

V. 12, N 2. P. 277–311.

4. Titus C. J. A proof of a conjecture of Loewner and of the conjecture of Carathodory on umbilic points // Acta Math. 1973. V. 131, N 1–2. P. 43–77.

.

5. Sotomayor J., Mello L. F. A note on some developments on Carathodory conjecture on umbilic points // Exposition Math. 1999. V. 17, N 1. P. 49–58.

.

6. Gutierrez C., Sotomayor J. Lines of curvature, umbilic points and Carathodory conjecture // Resenhas IME-USP. 1998. V. 3, N 3. P. 291–322.

7. Бляшке В. Дифференциальная геометрия и геометрические основы теории относительности Эйнштейна. I. Элементарная дифференциальная геометрия. М.; Л.: ОНТИ НКТП СССР, 1935.

8. Гурса Э. Курс математического анализа. Т. 2. Теория аналитических функций. Дифференциальные уравнения. М.; Л.: ОНТИ НКТП СССР, 1936.

9. Ван дер Варден Б. Л. Алгебра. М.: Наука, 1979.

Статья поступила 14 августа 2000 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.