WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 83 |

Мы предлагаем новый подход в моделировании каталепсии - изучение каталепсии, ассоциированной с заболеванием, при котором она проявляется. В этом плане необходимо подробное исследование каталепсии после развернутого судорожного припадка (постиктальная каталепсия), в частности, после аудиогенного судорожного припадка (АП) у крыс («аудиогенная постиктальная каталепсия», АПК). Несомненными преимуществами такой модели является устойчивость ее проявления, ее высокая воспроизводимость, неинвазивность провокации, а также возможность количественной оценки поведенческих показателей.

Мы показали, что доля животных, обнаруживающих каталепсию и ее длительность коррелируют с интенсивностью АП. Однако эта зависимость прослеживается только у интактных животных. При фармакологическом воздействии можно наблюдать как параллелизм, так и разобщение в проявлении АП и АПК. Отметим, что параллелизм проявлялся при применении препаратов неспецифического действия (леветирацетам связывается с белками синаптических везикул SV2a, кофеин – повышает общую возбудимость мозга).

Нивелирующее действие феназепама и афобазола на АПК указывает на то, что в ее механизме задействована ГАМК-бензодиазепиновая система, потенциально как модулятор.

NMDA-антагонисты снижают каталепсию, ригидность и акинезию, вызванную D2анатагонистами благодаря противоположному действию D2 и NMDA рецепторов в стриатуме. Можно предположить, что такая координация в паттерне активации дофаминовых и NMDA-рецепторов и лежит в основе того, что МК-801 уже в дозе 0.1 мг/кг (в нашем эксперименте) полностью устранил АПК у крыс линии КМ при сохранении судорожных компонентов АП.

Далее, антагонисты глицинового сайта NMDA- рецептора нивелируют каталептогенное действие галоперидола при введении в стриатум. Здесь следует вспомнить, что агонист глицинового сайта NMDA-рецептора D-серин усиливал в наших экспериментах выраженность АПК у крыс линии КМ.

Итак, на крысах линии КМ мы наблюдали потенцирование АПК NMDA-агонистом Dсерином и ее снятие NMDA-антагонистом МК-801, что также имеет место и в случае каталепсии, вызванной D2-антагонистами.

АПК крыс линии КМ как экспериментальная модель обладает множеством общих черт с кататоническим синдромом. Это прежде всего сходство внешних проявлений АПК с «негативными» формами кататонии: акинезия, ригидность, полная арефлексия. Кроме того, близка она и по фармакологическому профилю. В этом плане она представляет очевидную ценность для испытания антикаталептических препаратов и оценке их влияния на судорожную готовность мозга.

Работа поддержана грантом РФФИ № 09-04-00481-а.

Влияние цвета на обучение в рамках нейрообратной связи по альфа-ритму ЭЭГ Шамаева Татьяна Федоровна (Санкт - Петербургский Государственный Университет, Россия, Санкт - Петербург, shamaeva.tatyana@gmail.com) Известно, что методика нейрообратной связи позволяет передавать человеку информацию о тех или иных характеристиках электрической активности его мозга с целью их сознательного контроля. Целью данной работы было выявление возможности влияния цвета на скорость обучения с помощью сеанса нейрообратной связи по альфа-ритму ЭЭГ. В ряде работ было показано, что синий цвет воспринимается людьми как успокаивающий, а красный цвет считается возбуждающим. Основываясь на этом, была выдвинута гипотеза, что при инструкции достигать синий цвет испытуемые будут обучаться быстрее, чем при инструкции достигать красный цвет.

Для проверки гипотезы было проведено 40 экспериментов, в которых приняли участие 20 испытуемых (11 женщин, 9 мужчин). Применялся монополярный метод отведения ЭЭГ в четырех стандартных отведениях (F3, F4, P3, P4). ЭЭГ оцифровывалась с частотой дискретизации 2000 Гц и в режиме реального времени осуществлялась фильтрация альфаритма. Перевод ЭЭГ сигнала из временного в частотное пространство осуществлялся с помощью фильтра с бесконечной импульсной характеристикой. Исследование состояло из двух экспериментов по 4 серии. В начале эксперимента регистрировалась фоновая электрическая активность мозга испытуемого, на 2-ом этапе запись ЭЭГ происходила в условиях нейрообратной связи с выходным сигналом в терминах насыщенности белого цвета, а 3-ая и 4-ая серии - в условиях красного или синего цвета (по 7 проб) или в обратном порядке. Управление цветом экрана осуществлялось через цветовую модель RGB.

Анализ полученных данных показал, у 17 из 20 испытуемых мощность альфаактивности к седьмой пробе одной цветовой серии достоверно увеличилась независимо от предъявляемого цвета. У половины испытуемых мощность альфа-ритма значимо увеличилась ко второму эксперименту, а у другой половины значимо уменьшилась.

Увеличение мощности альфа-активности наблюдалось при предъявлении в качестве сигнала обратной связи красного цвета, нежели при предъявлении синего цвета, что противоречит изначальной гипотезе. Предполагается, что один из факторов, лежащих в основе полученных результатов, может быть связан с тем, что изменения насыщенности красного цвета по отношению к черному субъективно воспринимаются легче, чем изменения насыщенности синего цвета.

СТЕНДОВЫЕ ДОКЛАДЫ Исследование нейрофизиологических механизмов сенсомоторной интеграции в условиях чередования и совмещения прямой и обратной последовательной слуховой маскировки Ан Анна Сергеевна, Павловская М.А.

(Южный федеральный университет, Кафедра физиологии человека и животных, chaton_ne@mail.ru) Совмещение прямой (ПМ) и обратной(ОМ) маскировки в одной парадигме, а так же «охватывающая» маскировка представляют собой сложные парадигмы различения целевых стимулов в условиях предъявления помех, что позволит изучить механизмы когнитивных процессов достимульной (волна ожидания) и послестимульной (обнаружение, различение, принятие решения) сенсомоторной интеграции слуховой информации по параметрам связанных с событиями потенциалов (ССП) и динамику времени реакции (ВР).

В качестве целевых стимулов выступали тональные посылки частотой 1 и 1,2 кГц, интенсивностью 60 дБ, длительностью 30 мс. Маскером служил тональный стимул с частотой заполнения 1,1 кГц и интенсивностью 90 дБ. Интервал между целевыми стимулами составлял 4 сек с девиацией 20%. Для оценки влияния маскера на эффективность выполнения тестового задания при чередовании ПМ и ОМ использовался фиксированный ряд интервалов (300, 200, 100 и 50 мс),при «охватывающей» маскировке (500, 300, 200, 50 мс) отделяющих целевой стимул от маскирующего. В условиях парадигмы «охватывающей» маскировки целевые стимулы подавались с одинаковой вероятностью, а так же с вероятностью 15% (1 кГц) и 85% (1,2 кГц) при «odd-ball»-парадигме.

Чередование процедур ПМ и ОМ привело к увеличению ВР на 200-250 мс при ОМ и на 150-200 мс в условиях ПМ относительно раздельного предъявления этих проб. Динамика ВР в условиях «охватывающей» маскировки отмечена линейным ростом при сокращении маскировочного интервала. Укорочение интервала между целевым и маскирующим стимулом приводит к взаимодействию компонентов ССП маскера N2 и компонентов ССП анализа целевого стимула N2, P2 и НР при ОМ и наоборот – при ПМ, ухудшению эффективности распознавания целевых стимулов.

При «охватывающей» маскировке на интервале 500 мс отмечено взаимодействие позитивной волны Р3 в ответ на целевой стимул с CPV (достимульной) на маскер.

Парадигма сложной последовательной маскировки при чередовании процедур ПМ и ОМ и двустороннем следовании маскеров по отношению к целевым стимулам представляет процедуру воздействия маскера на последовательные стадии СМИ (ожидание, восприятие и принятие решения). Метод картирования ССП подтвердил, что нейрофизиологические механизмы последовательной слуховой маскировки базируются на различных взаимоотношениях фронтальной и париетальной систем внимания, модулирующих обработку входящих стимулов.

Влияние утомления и психоактивных веществ на электрическую активность мозга человека Ахмедов Руслан Алилович (ГОУ ВПО «Дагестанский государственный университет», Биологический факультет, кафедра анатомии, физиологии, гистологии, Россия, Махачкала, ruslancheek@gmail.com) Вопрос об особенностях отражений на электроэнцефалограмме (ЭЭГ) состояний мозга при действии факторов различной природы до сих пор остается открытым.

Известно, что как умственная, так и физическая работоспособность человека обеспечивается, прежде всего, функциональным состоянием нервной системы и различных взаимодействующих между собой мозговых структур. Литературные данные также свидетельствуют о влиянии различных химических веществ на ЭЭГ.

ЭЭГ-признаки, отражая нейрохимические процессы мозга, могут охарактеризовать особенности выхода из измененного состояния с минимилизацией отрицательных последствий для организма.

В связи с этим оценка состояния мозга по данным ЭЭГ имеет важное значение. Целью исследования является сравнительное изучение влияния утомления и химических веществ на показатели ЭЭГ.

Исследования по влиянию алкоголя и героина проводили на базе отделения наркологии Центральной клинической больницы республики Дагестан. При этом всего обследовано аддиктивных больных, злоупотребляющих алкоголем и героином. Больные находились в состоянии абстинентного синдрома.

ЭЭГ регистрировали в виде непрерывной записи величин разности потенциалов между двумя точками головного мозга.

После физического (занятия физкультурой) и умственного (после 4-й пары занятий) утомления и хронического действия психоактивных веществ наблюдается десинхронизация (депрессия) альфа-ритма и усиление бета- и медленноволновой активности. Однако, в случае с утомлением указанные изменения носят временный характер, тогда как при действии психоактивных веществ изменения более стойкие и затрагивают глубокие структуры мозга.

Исследование биоэлектрической активности головного мозга при физическом и умственном утомлении, алкоголизме и наркомании позволяет выявить как общие, так и частные признаки отклонения от нормативных данных, что может указывать на отражение в ЭЭГ общебиологических и специфических основ влияния физических и фармакологических агентов, вызывающих феномен зависимости.

Протеасомные механизмы пластичности ЦНС у мышей, нокаутных по 2микроглобулину Богатырев Михаил Евгеньевич (Институт биологии развития имени Н.К. Кольцова РАН, лаборатория биохимии, michael.bogatyrev@gmail.com) Одной из систем, обеспечивающих нейрональную пластичность у млекопитающих, являются протеасомы – протеолитические комплексы, образующие олигопептиды, презентируемые на поверхность клеток в комплексе с молекулами Главного Комплекса Гистосовместимости класса 1 (ГКГ1). Экспрессия молекул ГКГ1 на поверхности нейронов играет важную роль в обеспечении синаптической пластичности и в развитии нервной системы млекопитающих. Известно, что у мышей, нокаутных по 2-микроглобулину, нарушены процессы долговременной потенциации. Целью работы было изучить пул протеасом у мышей, нокаутных по 2-микроглобулину. Химотрипсин-подобную активность (ХПА) оценивали по деградации специфического флюорогенного субстрата в единицу времени, а общий уровень протеасом и содержание субъединиц LMP2 и LMP7 иммунных протеасом проводили с помощью метода вестерн-блоттинга в различных отделах головного мозга: фронтальной коре (коре), стриатуме, медиабазальном гипоталамусе, мозжечке и стволе мозга животных контрольной и опытной групп. При анализе содержания иммунных протеасом в ЦНС мышей оказалось, что количество иммунной субъединицы LMP7 в коре увеличено, а в стриатуме снижено у 2м-нокаутных животных. Обнаружено снижение содержания регуляторной субъединицы РА28 и тотального пула протеасом в стриатуме, стволе мозга и увеличение уровня регуляторной субъединицы РА28 в коре 2м-нокаутных мышей. ХПА была снижена в стриатуме и стволе нокаутных животных. В коре, мозжечке и стволе мозга 2м-нокаутных мышей снижена экспрессия NeuN (нейронального ядерного белка). В каудальных отделах мозга снижена, а в коре отмечено достоверное увеличение экспрессии gFAP (глиального фибриллярного кислого белка). Кроме того, была изучена экспрессия nNOS и HSP70 сигнальных белков, участвующих в регуляции экспрессии иммунных субъединиц протеасом. Обнаружено повышенное содержание nNOS и HSP70 в коре, где увеличено количество иммунных протеасом, а также снижение в стриатуме 2мнокаутных животных. По-видимому, изменение содержания иммунных протеасом, NeuN и gFAP в исследованных структурах ЦНС связано с процессами нейрогенеза и дифференцировки в этих структурах, и служит адаптивным механизмом к отсутствию ГКГу 2м-нокаутных мышей.

Работа поддержана РФФИ (грант № 09-04-00077а).

Эффекты повышения цАМФ на динамику мембранного и порогового потенциалов командных нейронов виноградной улитки при обучении Головченко Александра Николаевна (Казанский физико-технический институт КНЦ РАН, лаборатория биофизики, Россия, Казань, golovtchenkoan@mail.ru) Сигнальная система цАМФ является универсальной системой трансмембранной передачи сигнала во многих клетках, включая нейроны. цАМФ регулирует скорость различных внутриклеточных процессов, вызывая активацию или подавление различных ферментов клеточного метаболизма, а также играет важную роль на разных этапах обучения и памяти.

Все эксперименты проводились на наземных легочных моллюсках Helix lucorum.

Измерения электрических характеристик нейронов осуществляли на изолированном препарате нервной системе. В ходе эксперимента регистрировали мембранный и пороговый потенциалы у обученных и контрольных улиток при аппликации в раствор, омывающий препарат, ингибитора фосфодиэстеразы (IBMX), водорастворимого аналога цАМФ (8BrцАМФ) и серотонина. Контролем служили результаты, полученные в физиологическом растворе.

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 83 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.