WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 123 |

Несомненным и важным результатом минувшего года стало обретение национальными проектами определенной инерционной динамики. Они наконец были приня РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2007 году тенденции и перспективы ты обществом всерьез, а не воспринимаются как элемент пропаганды. Свою роль в этом сыграло и выдвижение Д. Медведева кандидатом в Президенты РФ, что фактически сигнализировало о долгосрочном характере намеченных приоритетов.

Наконец, началось серьезное обсуждение институциональных, а не только финансовых проблем функционирования секторов, связанных с развитием человеческого капитала. Появились некоторые позитивные тенденции в решении проблем здоровья нации.

Сохранилась тенденция к сокращению безработицы, уровень которой за год снизился на 7,3 п.п. при том, что среднемесячная зарплата превысила 500 долл.

Одним из результатов позитивных тенденций последнего времени стало возрастание интереса политической и экономической элиты страны к долгосрочным проблемам развития. Трехлетняя программа деятельности Правительства была дополнена трехлетним федеральным бюджетом и правительственным докладом о результатах и основных направлениях деятельности Правительства, также охватывающим период в 3 года.

В минувшем году Правительство приступило к разработке долгосрочной Стратегии социально-экономического развития страны, охватывающей период до 2020 г. За этим должна последовать долгосрочная бюджетная проектировка. Перспективные документы должны быть разработаны также на уровне субъектов Федерации и муниципальных образований. Все эти документы предполагается увязать в единую систему посредством федерального закона о социально-экономической стратегии развития страны, разрабатываемого по поручению Президента РФ.

Россия в этом отношении не уникальна. Стремление к выработке долгосрочных плановых и прогнозных документов демонстрировали за последние два года почти все постсоветские страны СНГ1. По-видимому, существует две причины такого интереса. С одной стороны, прагматический – стабилизация и экономический рост делают работу такого рода возможной и желательной. С другой стороны, налицо воспроизводство традиций советской экономики, поскольку значительная часть постсоветской государственной элиты имеет глубокие корни в госплановском прошлом, а потому многие прогнозные документы отражают ярко выраженное влияние директивной плановой системы с его главным атрибутом – оценкой за план. Эти принципы весьма опасны, если попытаться последовательно внедрять их в условиях современной динамичной экономики.

В то же время в 2007 г. наметился и ряд тревожных тенденций экономической динамики и экономической политики.

Главной проблемой, находившейся в центре внимания политического руководства и всего населения страны, стало ускорение роста цен. Начиная с 1999 г. инфляция в России неуклонно снижалась, хотя и медленнее, чем прогнозировалось в бюджетных проектировках. До минувшего года дискуссия по этой проблеме в основном вращалась вокруг точности прогноза, поскольку правительственные расчеты всегда оказывались более оптимистичными, чем результаты. Однако все понимали, что это связано с желанием властей получить по итогам года дополнительные номинальные доходы, и, несмотря на политическую критику в парламенте, все в общем-то принимали эти правила См. подборку статей о современном опыте перспективного планирования и прогнозирования в ряде стран СНГ, опубликованных журналом «Общество и экономика» (2007. № 1112).

Раздел Социально-политический контекст игры. Однако в 2007 г. инфляция впервые ускорилась, причем значительно – индекс потребительских цен подскочил с 9 до 12%, а индекс цен производителей превысил 25%. Возникла острая дискуссия о причинах такого поворота событий. Налицо три основные причины происходящего:

- удорожание продовольствия на мировых рынках;

- усилия денежных властей по сдерживанию укрепления рубля;

- а также экспансионистская бюджетная политика.

Последний фактор является особенно важным, ведь в 2007 г. бюджетная политика претерпела существенные изменения. Теперь уже можно говорить о начале масштабной бюджетной экспансии. Весной было принято решение о наращивании бюджетных расходов против утвержденного ранее Закона «О федеральном бюджете на 2007 год». Соответствующий законопроект был принят в ноябре. Предлагаемые поправки предусматривали увеличение непроцентных расходов более чем на 1 трлн руб., значительный объем дополнительных бюджетных средств направляется на социальные и инфраструктурные проекты, а также на капитализацию государственных корпораций и институтов развития (Банка развития, Инвестиционного фонда, Российской корпорации нанотехнологий, Фонда содействия реформе ЖКХ и др.). Все это позволяет сделать вывод о нарастании популистских тенденций в российской экономической политике.

С точки зрения формальной сбалансированности ослабление бюджетных ограничений не должно привести к бюджетному дефициту в трехлетней перспективе при сохранении текущих прогнозов цен на нефть. Однако подобного рода действия дали совершенно ясный сигнал экономическим агентам, которые соответствующим образом скорректировали свою ценовую политику, что обернулось ускорением инфляции.

Переход к экспансионистской бюджетной политике только отчасти может быть объяснен особенностями политического цикла. Предвыборный характер минувшего года, несомненно, дал о себе знать. Однако высокие рейтинги действующего Президента и «Единой России» делали бюджетный популизм не особенно нужным. Рост бюджетных расходов объясняется не столько стандартными особенностями политикоделового цикла, сколько беспрецедентным давлением на Министерство финансов РФ со стороны всех секторов экономики и политических сил. Наличие существенных денежных ресурсов в стране с серьезными социальными и экономическими дисбалансами становится фактором такого давления, удержать которое финансовые власти способны только при наличии решительной поддержки главы государства. Да и эта поддержка не может быть безграничной, что и проявилось в полной мере в минувшем году.

Оборотной стороной бюджетной экспансии стало торможение институциональных реформ. Здесь тоже налицо влияние политического цикла: реформы маловероятны в предвыборный период, и единственное, что остается в это время, – разработка основных контуров экономической политики для нового «окна возможностей», которое может быть открыто вскоре после выборов. Впрочем, сказанное не означает полного блокирования институциональных преобразований. В некоторых секторах, относящихся к приоритетным национальным проектам, принимались важные институциональные решения, определившие принципы их функционирования на предстоящий период (прежде всего это относится к сфере образования).

Тревожные симптомы отмечены на рынке внешнего долга. Продолжалось снижение суверенного внешнего долга при неуклонном наращивании частного внешнего дол РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2007 году тенденции и перспективы га. Причем в минувшем году произошло важное изменение тенденции: если до сих пор совокупная долговая нагрузка снижалась, то в 2007 г. она начала расти. Это существенно усиливает зависимость экономического положения России от колебаний мировой финансовой конъюнктуры. Тем более что значительная часть задолженности приходится на квазичастные (фактически находящиеся под государственным контролем) корпорации и банки, т.е. именно государству придется спасать их в случае экономического кризиса. Можно говорить о нарастании так называемой тенденции «чеболизации» ряда ведущих российских фирм, если использовать пример южнокорейских чеболей (фирм, находящихся под фактическим государственным контролем и исповедующих принцип «приватизации прибылей и национализации убытков»).

Серьезной проблемой минувшего года оставалось укрепление рубля в результате мощного притока капитала – как выручки от экспорта, так и иностранных инвестиций.

Крупные корпоративные заимствования сыграли свою роль в этом процессе. В результате в России быстро рос импорт, что отнюдь не благоприятствовало деятельности отечественных товаропроизводителей. Впрочем, конкурентоспособность внутреннего производства несомненно повышалась, что видно хотя бы из самого факта ускорения экономического роста, несмотря на то, что рубль по покупательной способности давно уже превысил уровень 1997 г. – уровень, который казался некоторым российским аналитикам весьма опасным и чреватым очередным кризисом.

Тревожной, хотя и закономерной тенденцией второй половины 2007 г. стало повышение процентных ставок на межбанковском рынке. В значительной мере это стало результатом ипотечного кризиса в США, но свою роль сыграли также и усиления инфляционных ожиданий. Надо отдать должное решительным и адекватным действиям Центрального банка России, которые предотвратили развертывание этого кризиса и сделали его почти неощутимым для большинства россиян.

Наконец, продолжали углубляться процессы социальной дифференциации. Российское общество за последние полтора десятилетия уже практически привыкло к этому процессу, тем более что рост дифференциации происходит пока на фоне общего роста уровня благосостояния (зарплаты и доходов населения). Но в долгосрочной перспективе эта тенденция может быть довольно опасна.

Таким образом, общий итог развития ситуации в 2007 г. выглядит довольно противоречиво. Крупные успехи, несомненно, налицо, но ситуация остается внутренне неустойчивой. Ниже мы более подробно рассмотрим причины этой неустойчивости и возможные механизмы ее компенсации.

1. 2. 2. Проблемы экономического роста Минувший год характеризовался высокими темпами экономического роста, причем рост даже несколько ускорился по сравнению с 2006 г.

Впрочем, динамика российского ВВП вовсе не является уникальной на посткоммунистическом пространстве. Темп роста в большинстве стран бывшего СССР был выше, чем в России. Причем это касается как постсоветских стран, в которых более высокий рост в какой-то мере является результатом «эффекта базы» (глубины спада) и продолжения действия еще восстановительных тенденций, так и стран Центральной и Восточной Европы, вступивших в ЕС и сформировавших экономические институты, не Раздел Социально-политический контекст во всем благоприятные для экономического роста2. Исключительно высокие темпы характерны для Китая и Индии. Данные табл. 2 наглядно демонстрируют также, что высокие темпы роста не являются результатом высоких мировых цен на энергоносители.

Также высоки темпы роста у Азербайджана, Туркмении и Казахстана, но при этом и рост большинства ресурсобедных стран опережает российский. Таким образом, источники и резервы роста следует искать в факторах, отличных от развития нефтегазового сектора.

Таблица Динамика ВВП в посткоммунистических странах, % Годы Страны 2006 Азербайджан 31,0 29,Албания 5,0 6,Армения 13,3 11,Белоруссия 9,9 7,Болгария 6,1 6,Венгрия 3,9 2,Грузия 9,4 Казахстан 10,7 8,Киргизия 2,7 7,Китай 11,1 11,Индия 9,7 8,Латвия 11,9 10,Литва 7,5 8,Македония 3,0 5,Молдавия 4,0 5,Монголия 8,6 8,Польша 6,1 6,Румыния 7,7 6,Россия 6,7 8,Сербия 5,7 6,Словакия 8,3 8,Словения 5,7 5,Таджикистан 7,0 7,Туркмения 9,0 10,Украина 7,1 6,Узбекистан 7,3 8,Хорватия 4,8 5,Чешская Республика 6,4 5,Эстония 11,2 8,Источник: МВФ.

По-видимому, мы находимся в повышательной фазе экономического цикла, причем можно предположить, что российская экономика вошла в систему нормального делового цикла. Будущее покажет, так ли это, но в любом случае настала пора отойти от стереотипов антикризисного управления и подстегивания роста любой ценой и сфорПроблема сдерживающего влияния членства в ЕС на экономический рост посткоммунистических стран была проанализирована А. Ослундом и А. Уорнером (см. Aslund A., Warner A. The EU Enlargement: Consequences for CIS Countries // Beyond Transition. Development Perspectives and Dilemmas. Aldershot: Ashgate, 2004).

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2007 году тенденции и перспективы мулировать модель экономической политики, основанную на механизмах антициклического регулирования. Иными словами, настало время перейти от антикризисной политики к антициклической.

Между тем пока государство продолжает действовать по принципу «рост любой ценой». Несмотря на экономический бум и связанную с ним инфляцию, правительство продолжает подхлестывать рост при помощи бюджетных вливаний. Выделяемые средства в основном направляются в социальную сферу (вложения в человеческий капитал), в развитие инфраструктуры и инновационную деятельность. Такой подход понятен и объясним, поскольку именно в этих секторах заключены узкие места дальнейшего развития страны. Понятен и политический контекст подобного подхода – для нынешней российской власти высокие темпы роста являются источником их фактической легитимации, основой своеобразного «общественного договора» первого этапа постреволюционной стабилизации. Однако все эти меры выглядят достаточно странно в условиях экономического бума и высокой инфляции. Весьма серьезными становятся риски перегрева экономики и ее срыва в фазу кризиса.

Экономический рост пока остается преимущественно количественным. Хотя сектора услуг растут высокими темпами, это в основном традиционные услуги (прежде всего торгово-посредническая деятельность), а никак не высокотехнологичные. Технико-внедренческие особые экономические зоны развиваются, но пока не стали реальными точками роста инноваций, способных оказывать сколько-нибудь значимое влияние на характер экономического роста. Россия развивается в рамках индустриальной модели, а в этой системе координат у нее нет серьезных конкурентных преимуществ – ни по трудовым ресурсам, ни по природно-климатическим параметрам3. Впрочем, структурная трансформация – длительный процесс, который медленно накапливает потенциал и лишь со временем может развернуться во всей полноте. Хотя тоже заранее невозможно сказать, происходит ли накопление структурного рывка4.

Требуются серьезные структурные сдвиги, ослабляющие зависимость страны от положения в топливно-энергетическом комплексе. Именно эта задача ставится в качестве центральной в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации, охватывающей период до 2020 г., проект которой был разработан Минэкономразвития России во второй половине 2007 г. Ставя целью предстоящего двенадцатилетнего периода вхождение России в пятерку ведущих экономик мира (по размеру ВВП), Концепция рассматривает три возможных сценария долгосрочного развития: инерционный, экспортно-сырьевой и инновационный. Основные параметры трех сценариев представлены в табл. 3.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 123 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.