WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 76 | 77 || 79 | 80 |   ...   | 101 |

Значительно меньше исследованы изменения термостабильности и электрофоретического спектра ферментов после кратковременного действия высоких температур. Нами показано повышение активности и термостабильности пероксидазы корней проростков пшеницы сорта Донецкая 48 через 1-24 ч после воздействия закаливающей температуры 42С. Данный эффект сопровождался изменением электрофоретического спектра фермента (Карпець та ін., 2009).

Установлено, что реакция ферментных систем сортов пшеницы разных экологических типов на гипертермию может отличаться (Жук, Мусієнко, 2008). В то же время, насколько нам известно, изменения термостабильности и изоферментного состава пероксидазы пшеницы в ответ на кратковременное действие гипертермии у сортов, относящихся к разным экотипам, до сих пор не исследовались. В связи с этим в настоящей работе было изучено влияние кратковременного закаливающего нагрева на активность, термостабильность и электрофоретический спектр растворимой пероксидазы у сортов пшеницы степного, лесостепного и лесного экотипов.

Объектом исследования были этиолированные проростки пшеницы мягкой озимой (Triticum aestivum L.) отечественных сортов степного (Одесская 267 и Херсонская 99), лесостепного (Национальная) и лесного (Волынская 2) экотипов. Также в работе использовали сорт Saskia (Саскиа) лесного экотипа, созданный в Чехии.

Семена проращивали в течение 4 сут при температуре 20±1С. Часть проростков подвергали одноминутному закаливающему нагреву при температуре 42,0±0,1С в водном термостате (Карпець та ін., 2009). Через 24 ч после закаливающего нагрева исследовали активность, термостабильность и электрофоретический спектр растворимой пероксидазы корней. Контролем служили незакаленные проростки того же возраста. Также определяли теплоустойчивость проростков путем тестирующего нагрева в водном термостате при температуре 46,0±0,1С в течение 10 мин. Через 4 сут оценивали относительное количество выживших проростков.

Активность растворимой формы пероксидазы (КФ 1.11.1.7) определяли, используя метод Риджа и Осборна (Ridge, Osborne, 1970).

Для определения термостабильности фермента супернатант прогревали в водном термостате при 66С и после охлаждения до комнатной температуры определяли остаточную активность (Карпець та ін., 2009).

Изоферментный спектр растворимой анодной пероксидазы определяли с использованием метода Каразинские естественнонаучные студии Каразінські природознавчі студії Karazin natural science studios вертикального электрофореза (Остерман, 1981) с некоторыми модификациями (Шарыпина и др., 2006).

Окрашивание гелей осуществляли по методике Шоу и Прасада (Shaw, Prasad, 1970).

В первой серии опытов оценивали конститутивную и индуцированную кратковременным закаливающим нагревом теплоустойчивость проростков пшеницы различных экологических типов. Сорта степного экотипа Одесская 267 и Херсонская 99 отличались значительно более высокой конститутивной теплоустойчивостью по сравнению с сортами лесостепного (Национальная) и лесного (Волынская 2 и Саскиа) экотипов.

Через 1 сут после закаливающего нагрева теплоустойчивость всех сортов значительно повышалась и различия между представителями разных экотипов несколько сглаживались. Однако и в этом случае выживание проростков сортов степного экотипа после тестирующего нагрева достоверно превосходило соответствующий показатель сортов лесостепного и лесного экотипов. Процент выживания закаленных проростков сорта лесного экотипа Саскиа был достоверно ниже по сравнению с относительным количеством выживших проростков всех остальных сортов, в т. ч. и сорта этого же экотипа Волынская 2.

Активность растворимой пероксидазы была более высокой в корнях проростков сортов степного экотипа. Наиболее низкая активность фермента наблюдалась у сорта лесного экотипа Саскиа.

Через 24 ч после одноминутного действия температуры 42С происходило достоверное повышение активности фермента у сортов всех экотипов, в то же время наиболее существенным оно было у образцов степного экотипа (Одесская 267 и Херсонская 99). При этом после нагрева различия между сортами разных групп по абсолютным значениям активности возрастали.

Термостабильность пероксидазы корней незакаленных проростков сортов разных экотипов существенно не отличалась, хотя у сорта степного экотипа Херсонская 99 этот показатель был достоверно выше по сравнению с сортом лесного экотипа Саскиа.

Закаливающий нагрев вызывал увеличение термостабильности растворимой пероксидазы корней только у сортов степного экотипа, у сортов других экотипов термостабильность фермента после закаливающего нагрева не изменялась.

Электрофоретический спектр растворимой пероксидазы корней незакаленных проростков имел некоторые сортовые особенности. У всех сортов отчетливо проявлялись зоны с малоподвижной (Rf 0,04), среднеподвижной (Rf 0,41) и подвижными (Rf 0,73 и 0,77) формами. У сорта степного экотипа Одесская 267 была выявлена высокоподвижная полоса с Rf 0,70, отсутствовавшая у всех остальных сортов. У сорта Саскиа (лесной экотип) присутствовала полоса с Rf 0,66, в то же время более подвижные формы фермента, характерные для остальных сортов, проявлялись слабо.

Закаливающий нагрев вызывал появление новой молекулярной формы фермента с Rf 0,46 у двух сортов степного экотипа. У всех остальных сортов явных изменений электрофоретического спектра после закаливающего нагрева не наблюдалось.

Таким образом, нам удалось выявить отличия в активности, термостабильности и электрофоретическом спектре растворимой пероксидазы корней сортов пшеницы разных экотипов. Сорта пшеницы степного экотипа Одесская 267 и Херсонская 99 отличались более высокой конститутивной активностью растворимой пероксидазы. После закаливания активность фермента у степных сортообразцов повышалась более существенно по сравнению с лесостепным и лесными, при этом различия между группами сортов значительно увеличивались. У сортов степного экотипа после закаливающего нагрева увеличивалась и термостабильность пероксидазы. Можно полагать, что это связано с появлением по крайней мере одной новой молекулярной формы фермента. Так, у двух сортов степного экотипа через 24 ч после закаливающего нагрева отмечалось появление в электрофоретическом спектре полосы с Rf 0,53. В то же время у остальных трех сортов в ответ на закаливающий нагрев не изменялись ни спектр фермента, ни его термостабильность, происходило лишь сравнительно небольшое увеличение активности пероксидазы.

Полученные результаты в целом согласуются с данными литературы, свидетельствующими о том, что в ответ на продолжительное воздействие гипертермии более существенные изменения активности пероксидазы происходили у сортов степного экотипа (Жук, Мусієнко, 2008). В то же время, согласно нашим данным, и реакция антиоксидантного фермента на кратковременное воздействие высоких температур также была более выразительной у сортов степного экотипа. Такие особенности могут представлять интерес для оценки жаростойкости перспективных сортов и форм пшеницы.

Каразинские естественнонаучные студии Каразінські природознавчі студії Karazin natural science studios ЭЛЕМЕНТНЫЙ СОСТАВ ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТЕНИЙ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ ОТРАВЛЕНИЯ ЖИВОТНЫХ СОЛЯМИ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ Остапко И.Н.

Донецкий ботанический сад НАН Украины, г. Донецк В последние годы в Украине остро стоит проблема увеличения поголовья скота и птицы. Широкое использование лекарственных растений в ветеринарной практике позволит уменьшить затраты дорогих химиотерапевтических веществ, удешевить производство продуктов животноводства. Особое значение лекарственные растения имеют в борьбе с болезнями молодняка, новорожденных, очень чувствительных к синтетическим химическим препаратам. Растительные же средства – малотоксичны, имеют высокий терапевтический эффект. И тем не менее в ветеринарной науке систематическое изучение лекарственных растений до сих пор проводилось недостаточно интенсивно. Подобные исследования приобретают особую актуальность в промышленном Донбассе, где сконцентрировано около 800 крупных производственных объединений и предприятий топливно-энергетического комплекса, горно-добывающей, металлургической, химической промышленности, тяжелого, транспортного и угольного машиностроения, производства строительных материалов, агропромышленного комплекса [2]. При этом необходимо учитывать, что содержание элементов в лекарственных растениях, которые используются в ветеринарии, должны соответствовать санитарно-гигиеническим нормам [1].

Исследования выполнены на основе коллекции лекарственных растений Донецкого ботанического сада (ДБС) НАН Украины в течение 1995-2010 гг. На основе имеющиейся классификации [4, 5] нами предложено использовать лекарственные растения следующих групп действия: 1) иммуностимулирующие; 2) на центральную нервную систему (успокаивающие; стимулирующие; антиспазматические и умеряющие секрецию желез); 3) на сердечно-сосудистую систему; 4) на желудочно-кишечный тракт (улучшающие пищеварение; слабительные вещества; вяжущие вещества; слизистые, обволакивающие и антиспазматические вещества); 5) на мочевыделительную систему; 6) усиливающие сокращения желудка и секрецию бронхиальных желез; 7) усиливающие желчеотделение, диурез и потоотделение; 8) противовоспалительные. Исследуемые 42 вида относятся к 18 семействам (Apiaceae Lindl., Asteraceae Dum., Berberidaceae Juss., Brassicaceae Burnett, Caprifoliaceae Juss., Cupressaceae Juss., Fabaceae Lindl., Hypericaceae Juss., Lamiaceae Lindl., Liliaceae Juss., Poaceae Barnhart, Polygonaceae Juss., Ranunculaceae Juss., Rosaceae Juss., Rubiaceae Juss., Saxifragaceae Juss., Urticaceae Juss., Valerianaceae Batsch), 42 родам (Adonis L., Aronia Pers., Astragalus L., Berberis L., Bergenia (L.) Fritsch., Betonica L., Bidens L., Calendula L., Capsella Medic., Chamomilla S.F.Gray, Convallaria L., Crataegus L., Cydonia Mill., Echinacea (L.) Moench, Elytrigia Desv., Glycyrrhiza L., Hypericum L., Hyssopus L., Inula L., Juniperus L., Leonurus L., Medicago L., Melilotus Mill., Melissa L., Ocimum L., Onobrychis Mill., Origanum L., Padus L., Polygonum L., Potentilla L., Petroselinum Nym., Rosa L., Rubia L., Sanguisorba L., Sambucus L., Tanacetum L., Taraxacum L., Trifolium L., Tussilago L., Urtica L., Valeriana L., Viburnum L. Почва на экспериментальном участке представляет собой чорнозем обыкновенный, среднегумусный, тяжелосуглинистый, рН – 7,3–7,7. Образцы растительного материала отбирали и подготавливали для анализа по общепринятой методике. Содержание 29 элементов определяли рентгенофлуоресцентным методом на приборе “Spectroskan”.

Как показали наши исследования, в образцах лекарственных растений содержатся 8 важнейших (Ca, Fe, Mn, Cu, Zn, Co, Cr, Mo), 3 условно важных (V, Ni, As), 6 токсичных (Sb, Hg, Ba, Bi, Cd, Pb), 6 потенциально токсичных (Sn, Ag, Sr, Ti, La, Zr) и еще 6 элементов (Rb, Br, Nb, Cs, Se, Sc), не охваченных общепринятой классификацией [3]. Некоторые виды представлены в таблице.

Максимальное количество Ca обнаружено в соцветиях Chamomilla recutita (17531,58), Fe – в корнях Inula helenium L. (1273,88), Mn и Mo – в подземной части Valeriana officinalis L. (336,73; 5,28), Zn, Cu, Ni, As, Pb – в надземной части Capsella bursa-pastoris (L.) Medic. (95,53; 4,82; 1,34; 0,47; 3,29), Cr и Sn – в плодах Cydonia oblonga Mill. (1,27; 0,21), Co – в надземной части Bidens tripartita L., Hyssopus officinalis L., корневищах Valeriana officinalis, плодах Aronia melanocarpa (Michx.) Elliot. и Cydonia oblonga (0,10), Hg – в надземной части Bidens tripartita, Hyssopus officinalis, Leonurus quinquelobatus и плодах Berberis amurensis, Padus avium Mill. (0,06), Sb – в соцветиях Tanacetum vulgare и плодах Cydonia oblonga (0,03), Bi – в надземной массе Bidens tripartita (0,30), Ba, Zr, V – в плодах Cydonia oblonga (73,44; 2,46; 0,63), Ag, La, Rb – в плодах Berberis amurensis Rupr. (0,15; 2,71; 11,82), Sr, Br – в надземной части Hyssopus officinalis (48,82;

18,97), Ti – в плодах Aronia melanocarpa (35,71), Nb – в листьях Tussilago farfara L. (2,65), Cs – в надземной части Bidens tripartita, в плодах Berberis amurensis (0,13), Se – в надземной части Hyssopus officinalis, Berberis amurensis (0,10), Cd – в обеих частях Valeriana officinalis (0,55), Sc – у всех изученных видов – примерно одинаковый (0,01–0,02 мг/кг сухой массы). Наименьшее содержание Ca, Mn, Cr, V, Ti, La характерно для надземной части Urtica dioica L. (4846,68; 68,27; 0,49; 0,23; 5,97; 1,06), Fe, Zn, Cu, Ni, As, Cd, Pb, Sn, Bi, Каразинские естественнонаучные студии Каразінські природознавчі студії Karazin natural science studios Sr, Br, Rb, Se – для надземной части Petroselinum crispum Nym. (166,59; 20,25; 1,02; 0,36; 0,09; 0,21; 0,63;

0,08; 0,03; 14,22; 3,23; 3,21; 0,02), Mo, Ag – для надземной части Hypericum perforatum L. (1,33; 0,06), Co – в надземной части Polygonum aviculare и Petroselinum crispum (0,04), Hg – надземной массе Melissa officinalis, Hypericum perforatum, Polygonum aviculare, Urtica dioica, Petroselinum crispum (0,02), Ba – в соцветиях Calendula officinalis L. (13,65), Zr – в надземной части Ocimum basilicum L. (0,72), Nb – в соцветиях Chamomilla recutita (0,35), Cs – в надземной части Polygonum aviculare, Urtica dioica (0,04 мг/кг).

Таблица. Содержание важнейших и токсичных элементов в надземной части лекарственных растений в фазе цветения, мг/кг сухой массы Chamomilla recutita Leonurus Melissa Polygonum Tanacetum (L.) Rauschert. quinquelobatus officinalis L. aviculare L. vulgare L.

Pages:     | 1 |   ...   | 76 | 77 || 79 | 80 |   ...   | 101 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.