WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
Т. А. Магсумов СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ В КАЗАНСКОМ УЧИЛИЩЕ ГЛУХОНЕМЫХ ДЕТЕЙ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА В статье рассматриваются причины и предпосылки возникновения системы общего и профессионального образования глухонемых детей, история создания Общества призрения и образования глухонемых детей в Казани. Статья рассказывает о постройке здания для Казанского училища глухонемых детей, составе воспитанников, изучаемых в училище предметах, приемах преподавания, ремесленном обучении глухонемых, первых педагогах училища, быте учащихся и системе воспитательной работы с ними.

Ключевые слова: Казань, училище глухонемых детей, Общество призрения и образования, ремесленная подготовка глухонемых, система образования.

На рубеже XX и XXI вв. система обучения детей с инвалидностью в России оказалась в состоянии многогранного системного кризиса, испытывая значительные трудности материального, методического характера и, в особенности, трудоустройства и устройства быта выпускников. Изучение исторического опыта деятельности специальных учебных заведений частично позволит приблизиться к решению этой проблемы.

В конце XIX – начале XX в. в обществе сформировалось представление о том, что дети-инвалиды являются его полноправными членами, способными овладеть профессиональными навыками и самостоятельно устроить свою жизнь. Если до XIX в. помощь данной категории оказывалась лишь предоставлением инвалидам частичной медицинской помощи и разовой материальной поддержки, то в XIX в. в рамках благотворительных учреждений стали создаваться училища, деятельность которых была направлена на воспитание и обучение детей с инвалидностью. Необходимость их создания была обусловлена не только потребностью развития специального образования, но и стремлением русской аристократии соответствовать веяниям прогрессивных западных филантропических идей. Огромная потребность в училище для глухонемых детей была обусловлена и большим количеством лиц с физическими недостатками в Казанской губернии: по данным всеобщей переписи населения Российской империи в 1897 г. глухонемых в губернии насчитывалось 2264 человека1.

Инициатором открытия Казанского училища глухонемых детей (КУГНД) был казанский купец Иван Яковлевич Павловский, на долю которого выпало тяжелое испытание – его сын и дочь были глухонемыми. Чутко понимая муку родителей глухонемых, он решил прийти им на помощь основанием училища глухонемых в Казани. Училище было открыто Павловским на собственные средства в 1886 г., отчасти при содействии Казанской городской думы, бесплатно предоставившей под училище небольшой общественный дом2. В октябре 1887 г. в Казани было создано Общество призрения и образования глухонемых детей, которому и была вверена судьба училища глухонемых3. Обществу призрения не удалось создать систему учреждений для глухонемых детей в Казани, однако, сконцентрировав в своих руках управление училищем глухонемых, оно постаралось создать целостную и многогранную образовательную среду в рамках одного учебного заведения. Исходя из этого, перед училищем была поставлена следующая целевая установка: «содействие религиознонравственному развитию питомцев, их начальное умственное образование и подготовка к ремесленному труду»4.

Прием в училище производился один раз в год перед началом учебных занятий – в августе месяце. В КУГНД принимались глухонемые дети обоего пола, вне зависимости от сословной и религиозной принадлежности, с нормальными умственными способностями и здоровые физически. Согласно Правилам об устройстве Казанского училища для глухонемых детей 1889 г., в училище принимались дети не моложе 8 и не старше 12 лет; Правила 1910 г. понизили верхнюю границу до 10 лет5. Сделано это было для улучшения успеваемости детей в освоении устной речи.

В связи с отсутствием централизованного управления деятельностью специальных школ, учебные программы, методы и приемы обучения и воспитания, учебная нагрузка детей определялись педагогическим коллективом училища самостоятельно, на основе собственного опыта работы и при учете передового педагогического опыта в России и за рубежом. Общеобразовательные предметы, изучаемые в училище, соответствовали программам двухклассных училищ министерства народного просвещения и включали: Закон Божий, русский язык (произношение и чтение с губ, чтение и письмо, понимание и построение речи), арифметику, краткие сведения из природоведения, географии России и отечественной истории, ознакомление с главными обязанностями человека (семейными, общественными, служебными и проч.), рисование, чистописание, черчение с сообщением элементарных сведений из геометрии, применительно к ремеслам. По сути дела, детей с нарушениями в развитии обучали по программам нормальных начальных школ, но рассчитанным на более длительный срок усвоения материала и с определенными сокращениями.

В училище было 6 нормальных классов, каждый из которых поручался особой преподавательнице, которая и доводила его до окончания курса, сосредотачивая в своих руках преподавание всех учебных предметов. По расписанию в каждом классе было по 5 ежедневных уроков (3 до завтрака и 2 – между завтраком и обедом). Для обучения детей старше 10 лет и детей, не способных успешно пройти нормальный курс училища, имелся дополнительный класс, в котором изучались: Закон Божий, произношение и чтение с губ (если дети были способны к этому), начальная грамота, счет, чистописание, рисование и черчение. Занятия в дополнительном классе велись по 2–3 часа в день, остальное время посвящалось изучению ремесел. Пребывание в дополнительном классе допускалось не более 5 лет. Число детей в классе по правилам 1889 г. было ограничено 20, по правилам 1910 г. – 12 в нормальном, 8 – в дополнительном.6 Уменьшение количества детей в классах было вызвано трудностью работы с такими учащимися, требующими индивидуального подхода и значительных затрат времени и сил на обучение.

Способ преподавания в училище сначала был мимическим: учеников учили названиям предметов и совершаемых ими действий письменно, показывая сам предмет или его изображение, и при этом требовалось, чтобы они изображали этот предмет еще мимическим знаком. Таким же образом изучались в дальнейшем фразы и читались статьи. Устной речи обучались только несколько учеников, на что уделялось 2– 3 часа в неделю. Однако такой путь обучения плохо сближал глухонемых с окружающими людьми и, поскольку глухонемой ребенок научался мыслить только видимыми образами, а не обозначавшими их словами, многие, особенно абстрактные, понятия были им совершенно недоступны. С 1894 г. в училище стал применяться устный метод, хотя борьба с мимикой как легчайшим для учащихся способом передачи их мыслей была очень трудна7.

Обучение арифметике, начинавшееся с первого года, преследовало цель научить детей правильно считать и измерять, для чего весь курс проходился наглядно:

счет и действие над числами производились на различных предметах, а содержание задач представляли в действиях или рисунках. Преподавание Закона Божьего начиналось со второго года обучения, и было нацелено на развитие религиозного чувства глухонемых, сообщение им понятий о нравственной христианской жизни и на получение ими возможности сознательно присутствовать при богослужении. Обучение остальным общеобразовательным предметам – природоведению, истории и географии – начиналось с того времени, когда познания учеников в речи становились достаточными для понимания материала. Целью изучения этих предметов являлось не сообщение систематических знаний по каждому из предметов, а использование их в интересах общего развития учеников. Преподавание рисования в училищах глухонемых имело особенно важное значение. Поскольку видимые образы, формы и цвета играют особую роль в жизни глухонемых, то каждый глухонемой ребенок с усердием и любовью отдавался занятию рисованием, и так как у глухонемых особенно развита наблюдательность, то все их рисунки отличались сходством и живостью8.

Уроки черчения были введены с открытием столярной мастерской, сделавшим преподавание этого предмета необходимым.

Обучение глухонемых не было бы полным, если бы они не изучали ремесла, являвшихся для большинства из них единственным средством существования. В училище изучались следующие ремесла: для мальчиков – столярное, токарное, сапожное, обучение на пишущей машинке; для девочек – портняжное, обучение на пишущей машинке, обучение рукоделиям и вязанию на чулочной машине, приучение к домашнему хозяйству. Занятия ремеслом начинались лишь с того времени, когда учащиеся достигали необходимого для данного ремесла умственного и физического развития. Так как на обучение ремеслу учеников нормальных классов отводилось всего по 2 часа в день, то к окончанию курса общеобразовательного обучения они не могли усвоить технику ремесла в таком совершенстве, чтобы сразу по окончанию училища приобретать им средства к существованию. В виду этого по правилам училища они могли оставаться в КУГНД еще 2 года исключительно для изучения ремесла, по истечении этого времени они сдавали экзамен на звание подмастерья и могли поступать в мастерские на жалованье.

Сложившаяся в училище система обучения соответствовала его образовательным целям, но качество образования во многом зависело и от состояния материальной базы учебного заведения, господствовавших в нем порядков, сложившейся системы педагогической коммуникации.

Первоначально воспитанники училища проживали в доме бывшей преподавательницы глухонемых детей Е. А. Шимановской, но с увеличением числа иногородних учеников для них был снят, а затем и куплен, небольшой дом с большим двором.

В 1905 г. на месте этого двора на благотворительные средства было возведено здание училища, стоимость которого обошлась в 36 475 р.9 В трехэтажном доме, в котором один этаж был полуподвальным, разместилось 5 классов, с комнатой для наглядных пособий и библиотекой, 2 мастерские, столовая и спальни воспитанников.

Водопровод имелся на всех этажах здания, освещение было электрическим. При училище был двор и небольшой цветник.

Годовая плата за ученика, живущего в общежитии, составляла двести рублей.

Эта стоимость включала оплату обучения, воспитания и полного содержания в общежитии (обеспечение питанием, одеждой, учебными пособиями и медицинской помощью). С приходящих воспитанников плата взималась лишь за обучение в размере пятидесяти рублей10.

Ежедневный стол в будничные дни заключался в следующем: утром дети пили с хлебом и молоком чай, в 12 часов завтракали в училище, в 2 часа в общежитии был обед из двух блюд (щи или суп с говядиной, второе – каша или жареное), в 5 часов пили чай с хлебом и молоком и в 9-ом часу ужинали. Ежедневно, кроме среды и пятницы, в рационе имелось одно мясное и одно молочное блюдо, молоко к утреннему и вечернему чаю. В праздничные дни стол добавлялся горячим завтраком и пирогами11. Одежда для детей изготавливалась в общежитии при посильном участии самих воспитанников. На ремесленных занятиях девочки, обучаясь кройке и шитью, шили себе платья, белье, мальчикам – рубашки и прочие вещи, занимались починкой одежды и штопаньем чулок; мальчики также обучались шитью и, сверх того, изготавливали для себя и девочек сапоги, башмаки и чинили поношенную обувь. Вообще, дети сами делали для себя все, что им было по силам: накрывали на стол, убирали и мыли посуду, чистили одежду и обувь, приготовляли постель ко сну и убирали ее, подметали пол. Такая обстановка жизни в общежитии благоприятна сказывалась на воспитанниках: дети научались жить в коллективе, обходиться без посторонней помощи, осуществлялась взаимопомощь детей, в т. ч. взаимообразование, старшие помогали младшим, дети находились под контролем воспитателей и могли в любой момент обратиться к ним за помощью и советом.

Правление и педагоги прилагали все силы к тому, чтобы сохранить здоровье воспитанников и способствовать их физическому развитию. На воздухе дети проводили, в зависимости от погоды, 1–2 часа ежедневно. В зимнее время во дворе устраивалась горка для катания на салазках и каток, осенью и весной устраивались прогулки. Бесплатную медицинскую помощь учащимся оказывали частнопрактикующие врачи города.

Обязанности воспитательниц в общежитии и классных надзирательниц несли преподавательницы. Поэтому воспитанники училища находились под постоянным надзором учительниц, не упускавших возможности для приучения их к порядку, аккуратности и вежливости. По праздникам показывались «туманные картины» [прообраз диафильмов – Т. М.], ученики также посещали кинематографы, театр, на святках устраивалась елка и вечер. С целью достижения лучших результатов обучения воспитанники училища с первых лет приучались к чтению, чему способствовала богатая библиотека, включавшая к 1912 г. около 1 200 наименований иллюстрированных журналов и книг для детского чтения12.

Задача специальной подготовки педагогов-дефектологов в дореволюционной России решена не была. Подготовка и переподготовка кадров для специальных школ проходила в виде разрозненных мер, в основном на краткосрочных курсах в Петербурге и Москве, а также посредством обмена педагогическим опытом. Первые учительницы КУГНД получали первоначальную подготовку на месте под руководством заведующей училищем, а потом командировались в Московское и Петербургское училища глухонемых для изучения опыта их работы. Таким образом, КУГНД получило несколько опытных учительниц, которые в дальнейшем руководили подготовкой вновь поступивших учительниц. Летом 1897 г. учительница Малова, находясь во Франции, посетила Парижский институт глухонемых13, где она наблюдала применение новейших методов и лучших учебных пособий. В 1893 г. по ходатайству Общества призрения преподавательницам училища были предоставлены права на казенную пенсию14, что упрочило их служебное положение и повысило статус самого учебного заведения.

Учащиеся, прошедшие полный курс обучения, получали свидетельство, а окончившие курс дополнительного класса – аттестат. Обучавшиеся ремеслам в течение двух лет по окончании шести нормальных классов или в дополнительном классе, по выдержании испытаний получали звание подмастерья. Все бывшие учащиеся КУГНД, за небольшими исключениями, зарабатывали средства к жизни тем ремеслом, которому они обучались в училище, работая в частных мастерских или дома15.

Училище финансировалось из средств Казанского Общества призрения и образования глухонемых детей, составлявшихся из членских взносов, платы за обучение и добровольных пожертвований. Сумма добровольных пожертвований в среднем достигала 50 % ежегодного бюджета общества16.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.