WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 21 |

Социально-политическая роль СМИ в политико-коммуникативном пространстве региона может быть сведена к трем основным положениям: 1. СМИ являются трансляторами интересов и властных интенций политических субъектов. 2. СМИ выступают в качестве самостоятельного актора политической коммуникации благодаря своим особым способностям воспринимать, перерабатывать и распространять политическую информацию. 3. СМИ выступают в качестве пространства реализации политических взаимодействия между политическими акторами.

По мнению экспертов, до тех пор, пока СМИ не будут восприниматься владельцами/учредителями как предприятия, которые могут и должны приносить прибыль, которые необходимо развивать и поддерживать, а не загонять в узкие рамки, СМИ в политической коммуникации будут продолжать играть инструментальную роль.

Данная точка зрения частично подтверждается фактами выступления тех или иных СМИ в пользу политических сил или решений, приверженность к которым является характеристикой их владельца/учредителя.

Очевидно, что для улучшения процесса деятельности СМИ в политической жизни региона необходимы совместные действия различных групп экспертов, которые относятся к разнообразным аспектам функционирования СМИ региона. Только в этом случае возможно осуществление эффективной государственной политики относительно СМИ региона как на местном, так и на общенациональном уровнях.

И все же СМИ продолжают оставаться достаточно влиятельной силой в политической жизни региона, а также важной составляющей среды, в которой становится и развивается новые множественные информационнокоммуникативные взаимосвязи и отношения.

Литература 1. Эксперт Украина. – №7 (105). – 9-25 февраля. – 2007. – С. 10.

2. Бурдье П. Социология политики: Пер с фр. Н.А. Шматко / Сост., общ. ред. и предисл.

Н.А. Шматко/ – М.: Socio-Logos, 1993. – 336 с.

3. Кросс К., Гакет Р. Політична комунікація і висвітлення новин у демократичних суспільствах: Перспективи комунікації. – К.: Основи, 2000. – 142 с.

4. Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований (Библиотека серии «Специализированные курсы в социологическом образовании») Изд. 2-е, исправл. – М.: Едиториал УРСС, 2002. – 240 с.

Статусное потребление как коммуникация: российская специфика Иванова Мария Игоревна cтудентка Волгоградская академия государственной службы e-mail: mariai212@mail.ru Универсальная логика потребления, описанная еще Г.Зиммелем, гласит: богатые пытаются сконструировать границу, отделяющую их от большинства с помощью новых моделей потребления, массы, ориентируясь на них, пытаются догнать, а богатые, уходя от этого символического преследования, придумывают новые символы различия.

Потребление, основным мотивом которого является демонстрация своего высокого социального положения, называют показным, престижным (потребление во имя завоевания престижа), статусным (цель - демонстрация высокого статуса).

Очевидно, престижное потребление - это особая разновидность коммуникации, т.к.

оно направлено в первую очередь на установление контакта между коммуникантами с целью передачи информации о социальном статусе посредством символов, т.е.

сознательно сконструированных знаков. Как известно, ключевым понятием коммуникации является понятие «интенции» - комплекса целей и мотивов коммуникации, то, зачем, для чего происходит общение. К основным коммуникативным целям, или интенциям, относятся:

• обращение: «Я хочу с вами общаться, быть с вами в контакте (я хочу, чтобы вы приняли меня в вашу социальную группу. Я такой же, как и вы)»;

• сообщение: «Я хочу передать вам какие-то сведения (о себе, своем стиле жизни)»;

• выражение: «Я хочу, чтобы вы увидели во мне личность (с помощью символического потребления я продемонстрирую мою яркую индивидуальность)».

Статусные коммуникации – феномен общества потребления. Можно предположить, что показное потребление – своеобразный «членский взнос» представителей. Но кроме потребности в общности индивид, используя демонстративные символы, заявляет о своей неповторимой индивидуальности. Таким образом, производство символов, обозначающих непохожесть людей друг на друга, становится, как это ни парадоксально, на поток. Производится не просто одежда, а одежда, которая позволяет не слиться с толпой, не просто автомобиль, а тот, который выделяется, не просто часы, а часы, по которым узнают.

Психологическое преимущество любой системы статусов - это ощущение превосходства. Предрассудки часто более сильны у тех, кто занимает невысокое социально-экономическое положение или чье положение резко ухудшилось. Люди с более прочным статусом меньше нуждаются в ощущении превосходства. Кроме того, чувство гордости за свою собственную группу и принижение «их» также может укрепить самооценку. Презрение к «ним» служит и другой цели: потребности принадлежать к «своим».

Всероссийский центр изучения общественного мнения провел опрос населения России в 2005г., пытаясь выявить символы, которые масса населения читает как обязательные признаки высокого социального положения. На первые места вышли дорогой автомобиль, большая квартира и отдых за границей. Если сгруппировать «престижные» символы, то на первом месте - это недвижимость (жилье и офис). На втором месте - средства передвижения (автомобили, самолеты, вертолеты). На третьем - большое количество подчиненных, включая охрану. На четвертом - обладание предметами роскоши (драгоценности, антиквариат). На пятом - современные средства связи.

Сегодня в России потребители все чаще требуют по доступной цене товары и услуги класса «хай» и «премиум». Обычно на роскошные изделия и услуги цены устанавливаются таким образом, чтобы их мог себе позволить 1-2% населения. Но есть товары и услуги класса так называемый «массовый премиум», которые доступны 1020% населения.

Специфика потребительского поведения в России обусловлена рядом обстоятельств. Во-первых, это социально-экономические условия в стране. Рост потребительской активности населения – один из признаков зарождения общества потребления – начался на фоне экономического спада, а не подъема. Во-вторых, потребительство в России отличается в силу других аспектов – это и особенный набор культурных символов, ценностей, кодов. Это и резкое различие в формах проявления нового между крупными городами и остальной частью страны; между сравнительно малочисленными социальными стратами и основной массой населения. Эксперты оценивают степень развития потребительского рынка регионов, отталкиваясь от уровня, достигнутого Москвой. Считается, что Санкт-Петербург отстает от столицы на 1-2 года, а крупные региональные центры - на 3-4 года.

Таким образом, социальная составляющая престижного потребления не менее важна экономической, т.к. именно социальная составляющая дает возможность индивиду стать «своим» в социальной группе, а социальной группе позволяет сохранить свою целостность и обеспечить воспроизводство себя.

Литература 1. Бауман, З. Глобализация. Последствия для человека и общества / З. Бауман. - М.:

«Весь мир», 2004.

2. Бодрийар, Ж. Символический обмен и смерть / Ж. Бодрийар. - М., 2000.

3. Бодрийар, Ж. Система вещей / Ж. Бодрийар. - М.: «Рудомино», 1995.

4. Бурдье, П. Социальное пространство и символическая власть [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.lib.ru, свободный.

5. Веблен, Т. Теория праздного класса [Электронный ресурс] – Режим доступа:

http://www.friends.pomorsu.ru, свободный.

6. Зомбарт, В. Этюды по истории духовного развития современного экономического человека / В. Зомбарт - М.: «Наука», 2004.

7. Ильин, В.И. Общество потребления: теоретическая модель и российская реальность [Электронный ресурс] – Режим доступа: – http://ru.wikipedia.org, свободный.

8. Ильин, В.И. Поведение потребителей [Электронный ресурс] – Режим доступа: – http://www.marketing.spb.ru, свободный.

9. Кисмерешкин, В.Г., Рожков, И.Я. Бренды и имиджи / В.Г. Кисмерешкин, И.Я.

Рожков – М.: РИП-холдинг, 2006.

10. Леденцов, Н.В. Общество потребления // Глобальная альтернатива [Электронный ресурс] – Режим доступа: – http://www.aglob.ru, свободный.

11. Петровский, А.В. Психология. Словарь / А.В. Петровский - М.: Политиздат, 1990.

12. Софронов-Антомони, В.В. Производство теории потребления / В.В. СофроновАнтомони // Знание-сила – 2002. - №7.

Проблемы формирования культурного кода и возможности массовой коммуникации в современных обществах Корякина Ольга Андреевна Студентка Московский Государственный Университет им. М.В.Ломоносова, факультет государственного управления, Москва, Россия koryakinaolga@gmail.com Любая коммуникация предполагает некую знаковую систему и некий код, воспринимаемые всеми участниками и используемые для записи, хранения и передачи информации. Культурный код - это средство и общения, и взаимопонимания, и передачи культурных традиций в сообществе. Культурные коды предназначены для кодирования культурных смыслов. Культурный код - набор основных понятий, норм, установок и т.д., необходимый для прочтения текстов культуры, информационного и эмоционального содержания ее объектов. Если вы понимаете код, вы понимаете, почему люди делают именно то, что они делают, и вы говорите с ними на одном языке.

Непосредственного взаимодействия участников при выработке культурного кода быть не может – процесс осуществляется лишь через продукт культуры. Часто подразумевается, что культурный код – это то, чему учат в школе. Но если обратиться к источникам, из которых люди получают информацию об окружающем мире, – то очевидным станет преобладание медиа-продукции в этом процессе. После просмотра таких фильмов, как "Апокалипсис" Мэла Гибсона или "Остров" Павла Лунгина, зритель некритически усваивает, что испанские конкистадоры прибыли в Северную Америку на закате цивилизации майя, а в период Второй мировой войны на Соловецком острове существовал монашеский скит, — в такой ситуации школьные знания по истории не принимаются в расчет. Так или иначе, продукты культуры формируют понятия, которые вызывают у всех примерно одинаковые ассоциации и тем самым объединяют людей.

Культурный код имеет значение во всех областях общественной жизни, где осуществляется массовая коммуникация (экономике, политике, культуре). Например, только в постсоветской России возможно использование образа человека в немецкой военной форме на плакате, рекламирующем сигареты "Отечество" (так как в массовом сознании существует устойчивый образ Штирлица как одного из любимейших художественных персонажей).

Постмодернисты, и прежде всего Жан Бодрийяр, рассматривают пространство коммуникации как гипертекст, заполненный симулякрами, то есть ссылками на ссылки.

Именно культурный код позволяет читать этот гипертекст, а при расхождении в коде возникают расхождения в смыслах. Здесь можно упомянуть также концепцию Никласа Лумана о двоичных кодах аутопойетических систем, где фильтрация информации согласно коду позволяет системе обособиться. В основе его теории лежит представление о том, что любая коммуникация предполагает наличие некоторых заведомо известных представлений о реальности. В нашем случае речь идет о кодах, характерных для отдельных сообществ, а не коммуникационных систем, но принцип остается тем же.

Чаще всего культурный код изучается с точки зрения национальных культур и национальных особенностей. Мы назовем это макрокодом. Но существует и мезо-, и микрокод. Для удобства восприятия можно представить культурные коды в горизонтальной плоскости, где в макрокод входят мезокоды элитарной и популярной культуры, но эта бинарная оппозиция рушится вместе с обществом модерна, происходит все большая фрагментация культуры и появление множества субкультур – со своими микрокодами.

Определенный интерес представляет и вертикальная ось данного процесса – различия в культурных кодах разных поколений. Мир быстро меняется, что отражается в частом "накатывании" новых волн медиа-продукции: традиционные архетипы распадаются, объемы информации резко увеличиваются, на освоение и присвоение классических культурных образцов не остается ресурсов, существующие фильтры работают на знакомство с "новым", которое обновляется настолько быстро, что ни один из культурных продуктов не успевает стать "хитом". Мы не будем рассуждать о качестве вновь создаваемых произведений, остановимся лишь на том, что они быстро сменяют друг друга. Если следовать логике Маршалла Маклюэна, то множественность каналов ведет к множественности сообщений, и даже если изначально сообщение одно, но оно распространяется по разным каналам, это сообщение модифицируется во множество различных сообщений. Так, люди разного возраста используют разные каналы коммуникации и, соответственно, потребляют разный медиа-контент. К этому стоит добавить различный образ жизни, и становится очевидно, что всегда существовавший разрыв между поколениями усиливается в эпоху информационного общества.

Из появившихся за последние 20 лет продуктов культуры, даже если они удостоены самых лучших наград и самых положительных рекомендаций, далеко не все успевают быть просмотренными/прослушанными/прочитанными большинством социальной группы (что является ключевым условием формирования кода). Налицо тенденция фрагментации культуры. Нет системы потребления медиа-продукции, нет устоявшихся принципов отбора и оценки культурных продуктов. Такой важный момент в формировании культурного кода – знакомство с культурными образцами – осуществляется хаотически, случайно. Подобная тенденция чревата утратой единого языка культурных символов и отсылок, на котором можно выстраивать "диалог народов и поколений". В своей идее "диалога культур" М.М.Бахтин (а вслед за ним и В.С.Библер) использовал мысль о том, что в мире ничто не пропадает бесследно:

культура Древней Греции живет в сознании отдельного человека точно так же, как и культура Средних веков и все современные культурные течения. Но огромный объем информации, который сейчас обрушивается на индивида, не может гармонично сложиться в индивидуальном сознании.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.