WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Данный факт обращает на себя особое внимание: ведь речь идет практически о невыполненной просьбе ЦК партии. В обычных же случаях обращения рядовых комсомольцев в комсомольские органы эффект был, как правило, еще меньше, если письмо не касалось «антисоветской» позиции кого-либо.

Впрочем, «рассмотрение» жалоб, как правило, означало лишь переписку между комитетами ВЛКСМ разных уровней. Вот характерный случай. В апреле 1949 г. комсомольцы колхоза «Заветы Ильича» Гавриловского района обратились с просьбой помочь им вернуть клуб, занятый под другие цели. Рассмотрение письма было поручено отделу пропаганды обкома, который направил письма в облкультпросветотдел и Гавриловский райком комсомола. На этом разбор заявления и закончился [9, Д. 881. Л. 16].

В работе комитетов ВЛКСМ прочно утвердился кабинетный стиль руководства. Главной формой работы была рассылка всяческих указаний. Критика также порой осуществлялась только потому, что надо было продемонстрировать приверженность к ней. Показательно, что когда «Тамбовская правда» опубликовала с подачи обкома ВЛКСМ передовую статью «Образцово подготовиться к новому учебному году в комсомольской сети», она очень сильно удивила староюрьевских комсомольцев. В статье их сильно критиковали за организацию политического просвещения, а незадолго до этого, заслушав отчет на бюро обкома ВЛКСМ, также уверенно ставили в пример [9, Д. 881. Л. 40].

«Отчеты секретарей первичных организаций, а также и внештатных инструкторов на заседании бюро приучают молодежь с большей ответственностью относиться к порученному делу. Учатся активисты и на пленумах, и в товарищеских беседах с работниками райкома комсомола», – справедливо отмечала в своей передовой статье газета Тамбовского обкома ВЛКСМ «Молодой сталинец» [10]. Она нацеливала райкомы комсомола «стать учебным центром, где обобщается и распространяется опыт комсомольской работы. Работники райкома, бывая на местах, обязаны глубоко вникать в жизнь комсомольских организаций, интересоваться их нуждами, учить свой актив правильным методам и формам работы» [10].

Однако в комсомольской действительности дела зачастую обстояли противоположным образом. Ярко демонстрирует укоренившиеся в работе районных комитетов комсомола административные методы работы письмо комсомолки А. Алпатовой из колхоза «Верный путь» Платоновского района в редакцию газеты «Тамбовская правда». В письме рассказывается, как приехавшая в село инструктор райкома комсомола Кобзева даже не попыталась дать какие-либо практические советы и, увидев, что недавно избранная секретарем комсомольской организации В. Веденеева работы не ведет, вызвала автора письма и заявила: «Теперь ты будешь секретарем комсомольской организации». Девушка с недоумением 192 ISSN 0136-5835. Вестник ТГТУ. 2010. Том 16. № 1. Transactions TSTU писала в редакцию: «Так, в нарушение устава ВЛКСМ, я, по настоянию инструктора райкома комсомола тов. Кобзевой, приняла от Вали Веденеевой папку с комсомольскими делами, а как работать – я так же, как и Веденеева, не знаю». Другой визит Кобзевой свелся к требованию немедленно собрать с комсомольцев членские взносы. Еще бльшее недоумение среди комсомольцев села вызвал визит секретаря райкома ВЛКСМ Барашева: «Побыл в сельсовете и уехал. В другой раз опять не пожелал говорить с комсомольцами: «Я уполномоченный райкома партии. Некогда мне заниматься комсомольскими делами». «Не можем мы пожаловаться, пожалуй, только на недостаток письменных директив райкома. Но что в них толку…», – сокрушалась написавшая письмо в редакцию [11].

В то время как комсомольский актив первичных организаций мечтал о поддержке представителей городских и районных комитетов комсомола «непосредственно на местах», секретарь обкома ВЛКСМ по кадрам В. Селезнев вроде бы также подчеркивал, что «семинары не могут заменить инструктирования актива на местах». Но одновременно говорил: «Правильно поступают также и те райкомы и горкомы ВЛКСМ, которые систематически приглашают секретарей в райком или горком для подробной беседы по всем вопросам работы» [12]. Разумеется, сотрудники горкомов и райкомов комсомола предпочитали не ездить на места, а вызывать подчиненных к себе, хотя для тех комсомольская работа была, как правило, общественным поручением.

Механизм проведения пленумов Бондарского райкома ВЛКСМ охарактеризовала в одной из публикаций газета «Молодой сталинец». В январе 1952 г. газета писала: «В прошедшем году бюро Бондарского райкома ВЛКСМ 5 раз собирало пленумы райкома. Но все они готовились наспех, комсомольские активисты не участвовали в их подготовке. На пленумы часто являлась только половина членов райкома, а иногда и меньше, что приводило к срыву пленумов. А когда и удавалось собрать необходимое число членов райкома, то работа пленумов начиналась с опозданием на 3–4 часа». Очередной пленум описан в газетной публикации во всех подробностях. В частности, газета замечала: «Отсутствие критики в докладе первого секретаря райкома ВЛКСМ привело к тому, что не нашлось ни одного желающего выступить в прениях. Тогда президиум пленума решил просто вызывать товарищей на трибуну. Но и это мало помогло. Критика и самокритика в выступлениях товарищей отсутствовала. Все они, как правило, выступали с самоотчетами» [13].

В том же январе 1952 г. газета «Молодой сталинец» поместила отчет о пленуме Тамбовского горкома ВЛКСМ. Комитет комсомола областного центра отнюдь не мог быть поставлен другим организациям в пример. Газета отмечала:

«Секретари горкома встали на путь нарушения принципов коллегиальности в работе, принципов, вытекающих из самой природы комсомола. В течение шести месяцев не было пленумов городского комитета. Заседания бюро горкома проводились от случая к случаю, в течение двух месяцев (октябрь – ноябрь) вообще не было ни одного заседания бюро [14].

В феврале 1952 г. газета «Молодой сталинец» рассказала о комсомольском собрании в Никифоровской средней школе. Собрание критиковалось за формализм: выступили только три комсомольца, постановление составлялось наспех и изобиловало общими фразами. Причем на собрании присутствовала второй секретарь райкома Ефимова. Газета сообщала об этом с негодованием: «… Она присутствовала на собрании. И… только. Спрашивается, какую помощь получил комитет ВЛКСМ от райкома. Что могло дать комсомольской организации подобное собрание Следовало бы помнить т. Ефимовой, что бывая в школе, секретарь райкома комсомола должен оказывать настоящую практическую помощь, а не присутствовать там в качестве постороннего наблюдателя» [15].

ISSN 0136-5835. Вестник ТГТУ. 2010. Том 16. № 1. Transactions TSTU На районных комсомольских конференциях в конце 1952 г. указывалось, что секретари обкома ВЛКСМ тоже редко бывают в районах. В Никифоровском районе делегаты критиковали обком за то, что его работники, хотя и часто приезжали в район (сказывалась близость района к Тамбову и наличие железной дороги), мало оказывали практической помощи в улучшении работы комсомольской организации. Делегаты конференции отмечали также, что обком комсомола плохо проверяет исполнение решений, мало заботится об улучшении обучения и воспитания секретарей комсомольских организаций колхозов, совхозов и МТС [16].

Каждым комитетом ВЛКСМ принималось множество решений, но исполнение большинства из них не проверялось. В результате многие решения оставались невыполненными. Отсутствие контроля расшатывало дисциплину комсомольского актива, приучало его безответственно относиться к принятым решениям (как вышестоящих органов, так и своих собственных).

Как правило, комсомольские работники охотно признавали критику в свой адрес в публичных выступлениях. Но словесное признание недостатков не подкреплялось практическими делами. В результате рядовые комсомольцы все больше теряли веру в возможность исправления недостатков, считали критику в адрес руководителей бесполезной. Срабатывал и страх перед системой в целом, прочно въевшийся в менталитет советского человека еще с довоенного времени. В свою очередь критика «сверху» воспринималась как очередное проявление недоброжелательности, запугивания, «командирства».

Даже применительно к комсомольской организации плодовоощного института им. И.В. Мичурина была справедлива оценка, данная, например, в декабре 1947 г. Мичуринским горкомом ВЛКСМ: «На всех проводимых комсомольских собраниях активность в разрешении стоящих вопросов очень низкая, выступает только актив комсомола (секретари курсовых собраний и члены комитета ВЛКСМ… Решения выносятся общие, неконкретные…» [17, Д. 6392. Л. 37].

В справке «О работе комитета ВЛКСМ Педагогического института в 1950–1951 гг.» говорилось: «Комитеты ВЛКСМ и факультетские бюро заняли неправильную позицию с практикой проведения комсомольских собраний, весь центр тяжести переложили на курсовые комсомольские собрания, которые тщательно не готовятся, не продумываются выводы, что приводит к неправильным разрешениям того или иного вопроса вследствие чего они проходили на низком уровне, без достаточной критики недостатков в работе» [18, Д. 581. Л. 6].

Большое значение во внутрисоюзной жизни придавалось отношению к комсомольскому хозяйству. Однако в первые послевоенные годы документация велась крайне небрежно. Доходило до того, что в Полетаевском райкоме ВЛКСМ протоколы заседаний бюро и пленумов или отсутствовали вообще, или были «написаны на клочках газет и журналов» [6, Д.717. Л.12]. Толком не налажен был даже учет комсомольцев. Зачастую далеко не совпадало количество учтенных первичной организацией и вышестоящими комитетами комсомольцев. Например, в 1946 г. в комсомольской организации станции Мичуринск по данным горкома ВЛКСМ числилось 59 человек, а по данным первичной организации 26 человек [6, Д. 778. Л. 11 об.]. Поэтому многие статистические данные мы должны воспринимать далеко не с полным доверием. Постепенно положение исправлялось к лучшему, но даже по итогам 1950/51 учебного года в справке комитета ВЛКСМ Тамбовского педагогического института отмечалось, что протоколы заседаний комитета не были оформлены, некоторые из них неизвестно где находились.

В планах работы отсутствовала конкретность [18, Д. 581. Л. 6].

На тамбовском заводе имени Ленина в 1948 г. в комсомол вступило только пятеро молодых рабочих. Их не привлекала комсомольская организация, деятельность которой и обком ВЛКСМ оценивал неудовлетворительно: «Комсомольские группы в цехах не работают. Часто комсомольские собрания из-за плохой подго194 ISSN 0136-5835. Вестник ТГТУ. 2010. Том 16. № 1. Transactions TSTU товки к ним срываются. Досуг молодежи завода организован плохо. В рабочих общежитиях воспитательная работа с молодыми рабочими не проводится. Бессодержательная и скучная работа комсомольских организаций цехов отталкивает молодежь» [19, Д. 805. Л. 33.].

Руководство областной комсомольской организации справедливо критиковало «накачку», грубое администрирование в работе с кадрами городских и районных комитетов комсомола. Но противопоставляя им «повседневную работу по воспитанию секретарей первичных комсомольских организаций», на самом деле производило ту же «накачку». В Тамбовской городской организации в 1951 г. были освобождены от руководства «как несправившиеся с работой» и исключены из членов ВЛКСМ 24 секретаря первичных организаций. В Волчковской районной комсомольской по той же причине были освобождены от работы девять секретарей первичных комсомольских организаций [19, Д. 805. Л. 33].

Городские и районные комитеты комсомола критиковались за невысокий организационный и идейно-теоретический уровень проводимых ими семинаров комсомольского актива. Между тем, вряд ли, даже при высоком уровне их организации, можно было ждать резкого повышения качества работы секретарей первичных комсомольских организаций. Слишком низок был уровень общеобразовательной подготовки многих из них. Даже политическую подготовку (при всей ее идеологизации в какой-то мере она повышала общий уровень культуры и образования) многие проходили формально. Более 1300 активистов, в частности, записались в 1948 г. в кружки «самостоятельно изучающих историю ВКП(б). Тамбовский обком ВЛКСМ в итоге проверок вынужден был дать им следующую характеристику: «Многие из них обладают узким политическим кругозором, слабо ориентируются в хозяйственно-политической обстановке… не умеют увлечь за собой массы. Метод самостоятельной учебы они используют как ширму, за которой они прячут свою лень, свое нежелание учиться» [6, Д. 805. Л. 7].

К сожалению, не только опыт и житейскую мудрость внесли в стиль комсомольской работы пришедшие на многие штатные комсомольские должности бывшие фронтовики. Им трудно было отказаться от армейских привычек добиваться успеха с помощью приказов. Ветеран комсомола тех лет В.А. Андреев писал: «Что сразу же встречало противодействие в комсомольской среде тех лет Позерство, стремление выглядеть солиднее своих лет, копирование старших в общении и руководстве, командный тон. Увы, черты эти как раз и были довольно распространены среди новых комсомольских активистов. Ведь большая часть из нас были фронтовиками, командирами…» [7, с. 181–182].

Комитеты комсомола практически не учитывали резкое омоложение организации. Для 14–17-летних подростков были скучны и непривлекательны многие формы комсомольской работы.

Попытку наладить работу по-новому в марте 1954 г. предпринял ХII съезд ВЛКСМ. В приветствии ЦК КПСС съезду было провозглашено: «В центре внимания комсомольских организаций должны быть живые люди – комсомольцы и советская молодежь, постоянная забота об их труде, быте, образовании и воспитании, об удовлетворении все возрастающих запросов и интересов юношей и девушек» [20, с. 418]. Осудив как стремления ЦК ВЛКСМ регламентировать из центра всю работу в комсомоле, вплоть до комсомольской группы, так и иждивенческие настроения у тех руководителей разных уровней, которые пассивно ожидают по каждому вопросу указаний и распоряжений сверху, съезд обязал комсомольские органы обеспечить последовательное повышение активности комсомольских организаций и членов ВЛКСМ, неукоснительное соблюдение принципа коллективности в работе.

В новой редакции Устава ВЛКСМ успех комсомольской деятельности напрямую связывался с созданием атмосферы принципиальности, критики и самоISSN 0136-5835. Вестник ТГТУ. 2010. Том 16. № 1. Transactions TSTU критики. Устав требовал вскрывать недостатки в работе и не только сообщать о них в руководящие комсомольские органы вплоть до Центрального Комитета ВЛКСМ, невзирая на лица, но и самому добиваться их устранения [20, с. 425].

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.