WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Не случайно ее нижний конец лежал не на дне (отметка –255), а “висел” в заполнении (отметка –240), возможно кость была вывернута вбок ударом.

В дно ямы для уплотнения грунта при установке наковальни в южной части была вертикально вбита часть плечевой кости северного оленя. Яма 8 (размер 0,40,5 м, глубина – 0,3 м), прорезанная ямой 9, могла служить для установки такой же наковальни на первом этапе обитания постройки.

Итак, вернемся к столбовым ямам. На нижнем уровне к ним можно отнести следующие объекты: яма 2 (округлая в плане, диаметр устья 0,36 м, глубина – здесь и далее, если не указано иное, в материке – 0,18 м);

яма 4 (в плане округлая, диаметр устья 0,28 м, с восточной стороны небольшой подбой, глубина – 0,28 м., наиболее глубока в подбое); яма 10 (размер по устью 0,30,45 м и глубину от уровня материка 0,32 м); яма 13 (диаметр 0,3 м, глубина от уровня материка 0,2 м).

К столбовым ямам верхнего уровня обитания можно отнести следующие объекты: яма 1 (размер по устью 0,50,3 м, с небольшим подбоем, глубина здесь и далее от уровня материка на 0,16 м.); яма 3 (0,70,45 м, глубина – 0,1 м); яма 5а (диаметр 0,25 м, глубина – 0,25 м); впущена в северовосточный край ямы 5 – яма 6а (диаметр 0,25 м, глубина 0,16 м), впущеная в северную часть ямы-хранилища 6; яма 7 (диаметр 0,30 м, глубина 0,2 м), яма 11 (диаметр 0,35 м, глубина 0,16 м).

Таким образом, мы имеем в обоих случаях группу из 4 опор в северной половине жилища и отстоящую от них опору в южной части. По всей вероятности вершина конуса перекрытия, увенчанная черепом мамонта, была несколько смещена от центрального очага к северу, в удаленную от входа часть. При этом жердь, тянущаяся к центру конструкции из южного сектора, которая обеспечивала устойчивость конструкции, проходила к востоку от очажной чаши. Получается, что наиболее просторной, имеющей достаточно высокий потолок, была спальная зона жилища, тогда как привходовая зона оказывалась более низкой, а крыша в ней более пологой (Рис. 4).

Сам очаг (яма 15) располагался в центральной части жилища в чашеобразной яме, занимавшей середину блюдцеобразного понижения диаметром около 2 м., имевшей диаметр около 1 м. Разница отметок края “блюдца” и “чаши” составляла до 0,2 м., глубина собственно очажной чаши также равняРис. 4. Вероятная конструкция жилища в Быках 1. 1 – опорные жерди, 2 – очаг, 3 – несущие жерди, 4 – перекрытие (шкуры и дерн), 5 – ямка-хранилище, 6 – подочажная яма, 7 – череп мамонта (дымоход), 8 – череп бизона (тотем над входом).

лась 0,2 м. Так выделяется приочажная пониженная зона и собственно очаг.

Ложе очага было специально подготовлено. На восточном краю углубления была в наклонном положении, вниз гребнем, установлена лопатка лошади, удерживавшая край. На обращенной к очагу ее плоской поверхности заметны легкие следы прокала. Тут же лежал фрагмент ребра мамонта. Ребро мамонта, как и лопатка, могло ограничивать распространение горячей очажной массы во внутреннюю часть жилища. Само ложе было местами вымощено вязким глинистым грунтом, причем вымостка была восстановлена после перерыва в использовании очага. О перерыве говорит также наличие двух самостоятельных золистых прослоек. Очаг по всей видимости регулярно вычищался, поскольку ни в жилище, ни в самом очаге не наблюдается мощных скоплений угля и золы. Зона эвакуации зольной массы могла располагаться вне жилища, зольный шлейф вытянут в направлении входного сектора полуземлянки. Температура в нижней части очага была низкой для термического воздействия на глину, но вполне достаточной (выше +400оС) для того, чтобы прокалились кости оленя и песца, оказавшиеся под верхней прослойкой золы.

В западной части очажной чаши располагалось скопление буроватой охры, помещенное в небольшое углубление диаметром 10 и глубиной 4 см, связанное с периодом, предшествовавшим накоплению нижней золистой прослойки.

Жилище явно было какое-то время обитаемо и до ее образования.

Об этом свидетельствует большая яма (глубина от уровня устья – 0,65 м), обнаруженная под очагом, и вырытая видимо в санитарных целях: На самом днище находилась глеистая прослойка мощностью 1–5 см (следы застоя влаги), над нею крупные линзы глины, сходной с перекрытием жилища, выше – довольно равномерное заполнение – сброшенный в яму культурный слой со дна жилища: слабозолистая супесь с угольками, кремнями, фрагментами костей песца, лошади, северного оленя. Это заполнение перекрыто “ложем” очага. Жилище было обитаемо и до отложения золистых прослоек, после чего подверглось “санитарной чистке” со сбросом части накопившегося материала в яму, вырытую на месте старого очага и вновь перекрытую новым.

Несколько ям в приочажной зоне (к востоку от очага) имели различное назначение. Ямы 16, 18, 19 определены, как пекарные (стенки и дно двух пустых выстилает золистый материал, а одна – до краев наполнена костным углем), глубина каждой около 0,1 м., диаметр 0,15–0,18 м. Над полной ямкой лежал фрагмент лошадиной челюсти с нарезками и с отпечатавшимися на нем пятнами прокала – следами раскаленных угольков из заполнения ямки.

Челюстью могли пользоваться как совком для разгребания углей. В сходной по размеру яме 17 лежала крупная железистая конкреция, предназначенная для получения минеральной краски путем обжига. Перечисленные объекты не одновременны – ямы 16 и 17 могут быть отнесены к нижнему, а 18 и – к верхнему горизонтам обитания.

Теперь рассмотрим особенности входных конструкций. Их две, обе связаны с юго-западным сектором полуземлянки. Первая была связана с южной-юго-западной стороной жилища и читается по наличию рухнувшего черепа бизона и сохранившимся двум ступеням (каждая высотой около 30 см), ведущим в жилище. В качестве естественного упрочнения ступеней использовались два суглинистых прослоя в толще материкового песка.

При этом хорошая сохранность заставляет думать об укреплении уступов и неким деревянным каркасом. Сам вход, скорее всего, представлял собой проем в перекрытии, и выходили из жилища не как в дверь, а скорее, как в наклонный люк с откидным пологом, возможно открывавшимся при необходимости на достаточно большой площади. Шкуры по бокам входа были прижаты к перекрытию двумя тяжелыми костями мамонта – плечевой и локтевой. Над входом, выше него, размещался череп крупного бизона, впоследствии при обрушении перекрытия упавший вниз максиллярной частью, в итоге разбившейся. Череп, скорее всего, являлся тотемом, символизирующим теплое время года. Поверх черепа залегала тазовая кость мамонта.

Вероятно в зимнее время, когда этот вход законопачивался, кость играла роль заслонки (по аналогии с валькарами, где эту функцию выполняла плечевая кость кита). Ориентация летнего входа на юго-запад способствовала большей инсоляции внутреннего объема жилища (как освещение, так и обогрев), а одновременно была направлена на основную площадку поселения и к летним легким жилищамВторой вход представляет собой длинный (чуть более 4 м) лаз, углубленный на 0,7 м и заканчивающийся собственно входной конструкцией. Эта конструкция со ступенью и расширенной частью, отдаленно напоминающей костенковско-авдеевские землянки. К сожалению, расширенная часть была сильно повреждена современным перекопом, но ясно, что в конструкцию входили один или два крупных бивня мамонта (скорее всего удерживавших свод) и череп шерстистого носорога – тотем, обозначающий вход и, возможно, символизирующий холодное время года.

Лаз имел более простую, нежели жилище, конструкцию перекрытия, поскольку в его заполнении не прослежено глинистой прослойки. Тут, похоже, ограничились перекрытием из шкур животных и деревянным каркасом.

Внутри лаза, вероятно, располагались несколько “портьер” из шкур северного оленя, создававших дополнительный тепловой барьер – об этом свидетельствуют несколько скоплений фаланг оленя в анатомической связи на выходе из жилища в лаз и в средней части лаза. Такое же скопление фаланг имелось и вблизи “летнего” входа – похоже и здесь имел место аналогичный занавес. Стенки лаза вертикальные, местами с подбоем, что косвенно свидетельствует об их укреплении несохранившимися, видимо деревянными, конструкциями (скорее всего сплетенными из прутьев). Расширенный участок лаза, как и в валькарах, мог быть предназначен для хранения запасов пищи (мясо, жир и т.п.).

Для полноценной реконструкции нужно осветить особенности размещения различных зон внутри жилища. В юго-западном привходовом секторе жилища наблюдается наибольшая концентрация как кремня (здесь его больше, чем во всей остальной части жилища), так и костей животных – в основном копытных и песца. От очага к летнему входу тянулся зольный шлейф.

Наполненный мусором привходовый сектор, при движении по часовой стрелке “замыкает” вкопанная кость-наковальня к западу от очага. Скопление костных остатков, костей со следами обработки и заготовок из кости, а так же расщепленного кремня у входов позволяет интерпретировать этот участок, как производственно-бытовую зону жилища. В то же время меньшая плотность находок и значительное число завершенных поделок вокруг очага и в северной и восточной частях жилища заставляет предполагать здесь наличие собственно жилой зоны. Тут люди занимались шитьем и ремонтом одежды, приготовлением и употреблением пищи, спали на расстеленных шкурах.

Л.В. Хомич, описывая планировку чума у ненцев, отмечает иерархию в размещении его обитателей: “Наиболее почетным местом считалась часть ва’ав против основных шестов с левой стороны от входа. Здесь спали глава семьи и его жена, а так же младшие дети. Дальше к сымзы – неженатые сыновья. На другой стороне от середины к сымзы – старики, например отец главы семьи … а от середины к двери незамужние женщины … Другие брачные пары … занимали середину правой половины” [9, с. 108–109].

Вполне возможно, что и обитатели жилища в Быках 1 имели свою иерархию спальных мест при размещении в доме, но столь детально восстановить ее вряд ли удастся. Безусловно только то, что жилая зона делилась на две части – небольшое пространство к западу от внутренних опор и к северу от рабочей зоны (слева от входа) и значительный участок в восточной части жилища (справа от входа). В общей сложности жилая зона занимала около 2/3 жилища, то есть примерно 13 м2.

Реконструкция капитального жилища из Быков 1 свидетельствует о высокой степени адаптации человека к жестким природным условиям периода максимума поздневалдайского похолодания и о сложном и богатом духовном мире человека верхнепалеолитической эпохи центра Восточноевропейской равнины. Приведенные сведения и расчеты могут быть использованы для натурной реконструкции сооружения в музейных комплексах.

1. Богораз В.Г. Материальная культура чукчей (Этнографическая библиотека). – М.: “Наука”, 1991.

2. Василевич Г.М. Эвенки. Историко-этнографические очерки (начало XVIII– XX вв.). – Л.: “Наука”, 1969.

3. Григорьева Г.В. Филиппов А.К. Пенская позднепалеолитическая стоянка (Курская обл.) // Советская археология. – 1978 – № 4. – С. 162–175.

4. Гусев С.В., Загорулько А.В. Этноархеологический подход к изучению жилищных комплексов древне- и неоэскимосских культур Чукотки // Вестник КРАУНЦ.

Гуманитарные науки. – 2005. – № 2. – С. 19–58.

5. Елинек Ян. Большой иллюстрированный атлас первобытного человека. – Прага:

“Артия”, 1984.

6. Реусова Т.В. Особенности товарных свойств шкур северного оленя различных половозрастных групп // электронная публикация на сайте “Коллаген” http://www.

collagen.su/archives/2688 по состоянию на 01.09.2009 г.

7. Синицын А.А., Праслов Н.Д, Свеженцев Ю.С., Сулержицкий Л.Д. Радиоуглеродная хронология палеолита Восточной Европы и Северной Азии. – СПб., 1997.

8. Файнберг Л.А. Охотники американского севера. – Л.: “Наука”, 1991.

9. Хомич Л.В. Ненцы. Историко-этнографические очерки. М–Л.: “Наука”, 1966.

10. Чубур А.А. Верхнепалеолитическая стоянка Быки на Сейме (предварительное сообщение) // Российская археология. – 1998. – № 1. – С. 107–116.

11. Чубур А.А. Палеолитические лучники с берегов Сейма // Природа. – 2000. – № 12. – С. 37–40.

12. Чубур А.А. Быки. Новый палеолитический микрорегион и его место в верхнем палеолите центра Русской равнины. – Брянск: “Брянск – сегодня”, 2001.

13. Чубур А.А. Палеолитическое искусство микрорегиона Быки: сравнение контекста находок // Современные проблемы археологии России (материалы Всероссийского археологического съезда, Т.1). – Новосибирск: Изд. Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2007.

14. Чубур А.А. Микростратиграфия верхнепалеолитической стоянки Быки // Русский сборник. – Вып.4. – Брянск, 2008. – С. 9–22.

Чубур А.А. До питання реконструкції палеолітичного житла в Биках У статті подається наукова реконструкція заглибленого в землю житла палеолітичного поселення Бики 1 (Росія, Курська область, р. Сейм, 17640– 16600 років тому). Це житло мало центральне вогнище та два входи – один у перекритті, інший – у вигляді поглибленого лазу. Перекриття спиралося на стовпову конструкцію та на краї котловану. Біля вхідної зони було встановлене ковадло з кістки мамонта. Над входами висіли черепа носорога та бізона, над вогнищем – череп мамонта. Проводяться етнографічні паралелі з підземними житлами (валькар) у приморських чукчів і ескімосів.

Chubur A.A. To the question about the reconstruction of the paleolithic dwelling in Byki The article presents the scientific reconstruction of the depth in the ground Paleolithic settlement Byki 1 (Russia, Kursk region, the river Seim, 17640–b.p.). This housing was a central hearth and two entrances – one in the ceiling, the other – in the form of in-depth manhole. Overlap was based on the columnar structure and the edge of the pit. In the entrance area was established anvil bone of a mammoth. Hung over the entrances of rhinoceros and bison skulls, above the fireplace – the skull of a mammoth. Conducted ethnographic parallels with the underground dwellings “Valkar” from the seaside Chukchi and Eskimos.

.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.