WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |

15. бергер П., лукман Т. Социальное конструирование реальности: трактат по социологии знания. М.: Academia-Центр, Медиум, 1995. С. 67.

БЕзОПАСНОСТь ПОЛИкУЛьТУРНОГО МАкРОРЕГИОНА:

АНТРОПОЛОГИЧЕСкИЙ кОНТЕкСТ В.Е. Черникова SAFETY OF POLYCULTURAL MАCROREGION: ANTHROPOLOGICAL CONTEXT V.E. Chernikova В статье рассмотрены антропологические основы безопасности поликультурного макрорегиона. Автором подчеркнуто, что важным фактором обеспечения культурной целостности региона является диалог этнических культур; выявлена роль духовности как стабилизирующей силы, направленной на сохранение культурных и нравственных основ; отмечено, что большую роль в создании оптимальных условий для поддержания гармоничного состояния российского общества играет поликультурное образование, цель которого в приобщении личности к мировым и национальным культурным ценностям.

The article reveals anthropological basis of safety of polycultural mаcroregion. t is underlined, аcroregion. t is underlined, croregion. t is underlined, that the main factor of guaranteeing of regional safety is the dialogue of ethnical cultures. The author shows the role of spirituality in the safety of cultural and moral foundation of modern society. t is noted, that the polycultural education is of great importance in creating of conditions for maintaining of harmonic state of Russian society. The main purpose of polycultural education is the familiarizing of a person with world and national cultural values.

Научнотеоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 8 – 2009 г.

ключевые слова:

антропология безопасности, этнокультурная безопасность, диалог культур, духовность, духовная безопасность, поликультурное образование, поликультурная личность.

Keywords:

anthropology of safety, ethnocultural safety, dialogue of cultures, spirituality, spiritual safety, polycultural education, polycultural person.

В условиях нарастающих угроз глобального масштаба и необходимости создания оптимальных условий для поддержания гармоничного бытия человека является актуальным исследование антропологических основ безопасности. Современное общество вошло в зону так называемых «мегарисков». Поэтому не случайно в гуманитарной мысли появилась неразрывно связанная с категорией риска новая категория безопасность. явление безопасности не только входит в число глобальных проблем человечества, но и выступает основой сохранения этнокультурной целостности современного поликультурного пространства России.

Антропологический подход к проблеме безопасности основывается на рассмотрении человека в его связи с культурой. В данном смысле безопасность рассматривается как результат духовной, воспитательной, творческой, нравственной, религиозной и прочей деятельности по обеспечению защищенности и позитивного сценария развития человека в условиях нарастающих угроз. В антропологическое пространство безопасности могут быть включены следующие константы: духовная безопасность, диалог культур, диалоговое образование. беря во внимание тот факт, что Россия полиэтничное государство, утверждаем, что важными звеньями в цепи рассматриваемых проблем являются этнокультурная безопасность и поликультурное образование (воспитание).

духовная безопасность служит важной «стабилизирующей силой», которая способствует не только сохранению личности как целостности, но и защищенности духовно-идеологических, нравственных, культурных основ жизнедеятельности общества. В наши дни эти основы подвергаются серьезным испытаниям. Как никогда ранее получает развитие тенденция (что хорошо заметно по содержанию телевизионных передач) по искоренению веками присущих России коллективистских традиций и ценностей, насаждению совсем иного уклада жизни. Происходит обесценивание подлинных культурных ценностей и подмена их суррогатами массовой культуры. Получила распространение потребительская мораль, а многое из того, что традиционно считалось пороком, возводится в добродетель. Всё это свидетельствует о духовном нездоровье общества, постепенной утрате им своих духовно-нравственных и идейных основ. Поэтому сегодня важно не просто осознать степень нависшей над обществом опасности, но и определить, какими средствами можно отвести угрозу духовного уничтожения общества. Прежде чем выявить смысл и содержание духовной безопасности, попытаемся определить основные характеристики категории «духовность».

Понятие «духовность» стало одним из ключевых слов в общественной жизни современной России. оно звучит в выступлениях людей даже самых противоположных политических направлений, религиозных верований и бескомпромиссных атеистов, и, следовательно, смысл этого термина оказывается часто совершенно различным, что порождает взаимное непонимание и бесплодные споры. Поэтому выяснение действительного его содержания весьма актуально в научном и практическом отношениях.

духовность в ее «земном» аспекте по своей сущности это любовь к ближнему, выражаясь языком евангелия, или отношение к другому человеку как к высшей ценности, говоря языком философии. Субъективно она, как и гуманизм, выражается в добрых чувствах, помыслах, интенциях; объективно в соответствующих поступках, действиях, в труде на благо других людей. духовность, прежде всего, это особое Научнотеоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 8 – 2009 г.

состояние души, внутреннего «тонкого» мира человека, которое определяется в агнийоге как переживание радости сотворения добра, блага другим людям.

Такое определение, выражающее сущность данного понятия, по-видимому, может быть принято за основу приверженцами любых религиозных и философских направлений, придерживающихся принципа человеколюбия и желающих найти какую-то общую идейную основу совместных действий, чтобы спасти страну от надвигающейся катастрофы. однако оно является еще слишком общим, абстрактным, не охватывает всех оттенков и значений, а потому требует более полного философского осмысления, конкретизации и раскрытия содержания и структуры духовности.

Потребность и способность испытывать чувство радости от собственной деятельности на благо других людей представляет собой первый и определяющий элемент в структуре духовности личности, выражающий, как было показано выше, сущность данного понятия. отсюда не следует какого-либо умаления значимости для постижения содержания этого понятия всех других элементов, таких, как потребности и способности к познанию, творчеству, общению, как эрудиция и широта интересов, разносторонность эмоциональных переживаний и способность увлекать других людей. наоборот, сила, глубина и качество каждого из перечисленных элементов оказывают существенное влияние на содержание и общую высоту духовного развития личности. однако эту функцию они выполняют лишь постольку, поскольку подчинены первому элементу, выражающему направленность мыслей, чувств и действий индивида на благо других людей («ближних» и «дальних»).

Структура духовности в самом общем виде может быть выражена совокупностью элементов:

1) нравственного и системообразующего, т.е. определяющего социальную нанравственного и системообразующего, т.е. определяющего социальную направленность;

2) эстетического, характеризующего способности создавать и понимать, чувсэстетического, характеризующего способности создавать и понимать, чувствовать прекрасное;

3) познавательного, характеризующего умственные, особенно творческие, познавательного, характеризующего умственные, особенно творческие, способности, эрудицию, познавательные интересы;

4) эмоционально-психологического, характеризующего силу переживаний, эмоционально-психологического, характеризующего силу переживаний, богатство чувств, способности положительно влиять на других людей;

5) творческого, выражающего новаторское начало человеческого духа;

творческого, выражающего новаторское начало человеческого духа;

6) диалогического, означающего стремление к диалогу, общению как самоцендиалогического, означающего стремление к диалогу, общению как самоценности;

7) практически-деятельностного, интегрирующего и объективирующего поспрактически-деятельностного, интегрирующего и объективирующего посредством труда и поступков все элементы духовности.

Самые высокие нравственные и эстетические движения души, самые благие намерения, добрые и сильные чувства, познавательные и творческие порывы и способности, стремления к душевному общению и дарению радости обретают реальное бытие только посредством соответствующего поведения, одухотворенного, то есть подчиненного высоким нравственным целям, физического и умственного труда.

Иначе даже самая богатая и многогранная духовность останется «вещью в себе» сугубо внутренним переживанием индивида. действительное единство духовного и материального начал, о котором любят говорить критики диалектического материализма, состоит в том, что духовное, придавая импульс и смысл человеческой деятельности, становится «вещью для нас», для общества не только посредством доброго слова (материализованной действительности доброй мысли), но, самое главное, посредством доброго дела, воплощаемого в поступках и творениях людей, связанных с нравственным и волевым напряжением «трудом души».

Каждый из структурных элементов духовности может получать преломление в различных материалистических и атеистических мировоззрениях, а также в конкретных формах общественного сознания: идеологии, науке, искусстве, вероучениях и т. д. Их совокупность можно рассматривать как систему, в которой каждый элемент Научнотеоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 8 – 2009 г.

выполняет определенные нравственные ценностно-ориентационные функции (системообразующий фактор). данная система представляет собой «инвариант», получающий различные содержательно-смысловые значения в конкретных формах проявления духовности.

духовная безопасность базируется на воспитании, основанном на традиционных ценностях, таких как любовь к человеку, дружба народов, трудолюбие, патриотизм, коллективизм, прочность семейных устоев, моральная чистота и т.д. особую актуальность в данном контексте приобретает религиозный фактор, а именно, диалог религий, представляющий сложный противоречивый процесс и включающий в себя, с одной стороны, тенденцию к конфессиональному сближению, с другой к конфессиональной неприязни. Подобная ситуация характерна для такого поликультурного макрорегиона, как Северный Кавказ. беря во внимание тот факт, что духовной основой северокавказской культуры, наряду с христианством, является ислам, взаимодействие культур необходимо строить на принципах толерантности по отношению к религиозному волеизъявлению народов.

Факторами, способствующими духовной безопасности, могут быть: участие религиозных деятелей в инициативах по предотвращению любого рода конфликтов, исключение религиозного компонента в достижении политических амбиций, деятельность религиозных служителей в направлении культурного взаимопонимания. не потеряли своей актуальности также традиционные меры, способствующие межрелигиозному взаимопониманию: проведение конференций, создание образовательных программ по сравнительному изучению мировых религий, истории и культуры северокавказских народов.

другим важным фактором обеспечения культурной безопасности является диалог, понимаемый как процесс сближения культур. Проблема диалога культур в его современном виде отражает актуальные формы социального взаимодействия. одна из наиболее характерных черт современного развития человечества состоит в усилении тенденции к интеграции и взаимовлиянию, интернационализации мировых процессов. Такой поворот общечеловеческой истории связан, в первую очередь, с жизнедеятельностью европейской цивилизации, существование которой требовало постоянного самовоспроизводства, расширения вглубь и вширь.

Современные авторы все чаще обращаются к диалогу культур с целью выявления причин кризиса культуры и культурной идентичности, объяснения современных культурных трансформаций. общепризнанная точка зрения, что культура имеет диалоговый характер, всё больше укрепляет свои позиции в период мультикультурализма, который явился прямым следствием глобализации.

В начале в. принятие самоценности любой существующей на Земле культуры в. принятие самоценности любой существующей на Земле культуры в. принятие самоценности любой существующей на Земле культуры и необходимости сохранения локальных культур, защиты от глобальной культурной агрессии требует новых видов культурного взаимодействия. По мнению В.И. Толстых, в современных условиях «нужна новая идеология диалога, которая может быть выработана путем «перекрестного консенсуса двух господствующих ныне мировоззренческих ориентаций и типов мышления антропоцентричного («западного») и космоцентричного («восточного). Первый зиждется на логике обладания и господства, второй на логике мудрости» [1].

Ситуация, сложившаяся в современной культуре, носит амбивалентный характер. С одной стороны, существует представление о множественности равноправных культур, их самоценности и уникальности, с другой, необходимо возникает мысль об интегрирующем начале, создающем культурное единство, без которого невозможно существование человечества в конце хх начале столетия. что же может служить основой, которая столетия. что же может служить основой, которая столетия. что же может служить основой, которая создаёт связи между культурами, делает межкультурное взаимодействие принципиально возможным на этот вопрос можно ответить словами л.П. Карсавина: «духовно-душевная деятельность человечества», лишенная «пространственной разъятости», имманентно содержащая в себе элементы «всеединства», теряющая всякую ограниченность «в высшей Научнотеоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 8 – 2009 г.

сфере духовности» [2]. Сегодня идеи л.П. Карсавина имеют научную ценность, ибо в них заложена основная мысль, которая определяет современное понимание диалогичности культур. л.П. Карсавин рассматривает культуру и ее составляющие как отличные друг от друга «субъекты», обладающие независимостью по отношению к другому и в то же время внутренней готовностью к постижению сути другого.

Современная культура может вступать в диалог только как целостность, характеризуемая единством смысла, его завершенностью, определённостью. даже если культура в периоды кризиса «ищет» новую парадигму своего существования, она и поиск этот осуществляет в «своей манере», на своём языке. Подобно тому, как человек не может личностно состояться в пределах «глухоты к другому», культура не живёт вне вечного поиска «другого», сравнения и сопоставления с ним. Потребность общения с другими культурами, отражения себя в них и отражения чужой культуры в себе составляет глубокую сущностную потребность всякой культуры.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.