WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 37 |

на момент разговора с А.А. Громыко А. хейг прекрасно знал, что израильтяне готовят военную операцию. Так, несмотря на то, что в начале января 1982 г. премьерминистр М. бегин заверил президента США Р. Рейгана в том, что не собирается вторгаться на территорию ливана, начальник военной разведки Израиля е. Саги уведомил А. хейга, а также представителей оборонного ведомства США, что вторжение все-таки предполагается. К тому же, госсекретарь получил сообщения о намерениях Израиля и из других источников. однако никакого противодействия со стороны США на том этапе предпринято не было. ответом А. хейга на полученную информацию было заявление о том, что «Соединенные Штаты не поддерживают такие действия… В то же время, они не могут запретить Израилю защищать себя от террористических атак. Важно лишь то, чтобы любой шаг, который он предпримет, был представлен как ответ на международно признанную провокацию» [3].

Согласно утверждениям израильских исследователей З. Шиффа и Э. яари, А.

хейг даже пошел дальше. Во время одной из встреч министр обороны Израиля А.

Шарон ему заявил: «ни одно государство не имеет права диктовать другому то, как лучше защищать своих граждан». В ответ на это А. хейг кивнул. Затем А. Шарон дал понять, что война может выйти за пределы узко поставленной цели, состоящей в удалении боевиков ооП с территории Южного ливана. «Как далеко вы пойдете» осведомился госсекретарь. «Так далеко, как будет необходимо», ответил А. Шарон. Тогда А. хейг заявил, что ожидает того, что действия Израиля будут быстрыми и эффективными. Как писали З. Шифф и Э. яари, А. Шарон был очень доволен результатами переговоров с А. хейгом. несмотря на то, что государственный секретарь лишь подтвердил право Израиля отвечать на террористические акты со стороны ооП, министр обороны еврейского государства в своих рассуждениях шел дальше, полагая, что получил одобрение на ограниченную военную операцию. Именно это было важно с точки зрения Иерусалима. А. Шарон вернулся в свою страну с известием о том, что Вашингтон не будет препятствовать наступлению на ливан [4].

Таким образом, государственный секретарь США фактически дал зеленый свет Научнотеоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 8 – 2009 г.

проведению Израилем военной операции. По крайней мере, именно так это было расценено в Иерусалиме.

После того, как в белом доме осознали, что А. хейг поступил опрометчиво, его обязали направить М. бегину разъясняющее письмо, что и было сделано 28 мая г. В целом оно было выдержано в мягких тонах. Так, госсекретарь писал: «Президент и я признаем и восхищаемся той сдержанностью, которую Израиль демонстрировал в течение последних месяцев вопреки нарушениям противоположной стороной соглашения о приостановке враждебных действий, несмотря на то, что на него оказывалось продолжительное давление с тем, чтобы дать отпор. В то же время мы хотим дать понять свою искреннюю надежду на то, что Израиль будет продолжать проводить данную линию и воздержится от любых действий, которые потенциально могут разрушить понимание, лежащее в основе соглашения о прекращении огня.

Военные действия Израиля, вне зависимости от своего размера, могут привести к последствиям, которые мы не можем предугадать в настоящий момент» [5].

Помимо призывов к сохранению сдержанности, в письме также отмечалась готовность Соединенных Штатов направить в зону конфликта своего представителя для того, чтобы помочь урегулировать проблемы Израиля с бойцами ооП.

однако, согласно З. Шиффу и Э. яари, израильтяне восприняли письмо лишь как формальность, сделанную американцами для того, чтобы снять с себя ответственность в случае, если их действия выйдут из-под контроля Вашингтона [6].

Говоря о развитии военной операции Израиля, нельзя не отметить ее стремительность. Вопреки призывам международного сообщества (6 июня Совет безопасности оон выпустил резолюцию, требующую от еврейского государства вывести свои войска с территории ливана), Армия обороны Израиля динамично продвигалась на юг к бейруту. уже тогда было ясно, что, несмотря на заявления, руководство еврейского государства не ограничится лишь установлением контроля над участком глубиной в 25 миль (40 км). одиннадцатого июня Совет безопасности оон в очередной раз призвал к прекращению огня. В этот раз израильское руководство ответило положительно. Соответствующее соглашение вступило в силу в полдень того же дня.

К тому моменту под контролем Израиля уже находились значительные территории.

Так, на побережье они располагались в трех километрах южнее аэропорта бейрута, на востоке почти достигли шоссе бейрут-дамаск, в долине бекаа находились менее, чем в семи километрах от границы с Сирией [7].

однако силы ооП продолжали оставаться в бейруте. Тринадцатого июня после полудня израильские войска достигли восточного въезда в город. началась так называемая «ползучая стадия» войны. К вечеру 14 июня они окружили бейрут. С этого дня и в течение последующих двух месяцев 400 израильских танков и 1000 орудий регулярно обстреливали территорию Западного бейрута, в то время как авиация наносила систематические удары по укреплениям палестинцев внутри ливанской столицы [8].

безжалостные бомбардировки города вызвали значительный международный резонанс. Президент Р. Рейган даже стал угрожать Израилю пересмотром двусторонних отношений. уже 9 июня госсекретарь А. хейг в указаниях своему подчиненному Ф.

хабибу отмечал: «Президент изучил ситуацию и уполномочивает Вас от его имени в сегодняшнем разговоре с М. бегином занять жесткую позицию и убедить его начать вывод войск в пределы 40-километровой зоны, прекратив атаку целей, находящихся за ее пределами. Вам следует уведомить М. бегина, что невыполнение этих требований отразится на наших двусторонних отношениях, а также на нашей способности продолжать защищать Израиль от международных последствий его действий» [9].

Таким образом, белый дом, по крайней мере на декларативном уровне, пошел против устремлений руководства еврейского государства. однако никаких реальных мер воздействия на начальном этапе военных действий Вашингтоном предпринято Научнотеоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 8 – 2009 г.

не было. Вместе с тем, американская сторона не собиралась стоять в стороне. Так, с самого начала ливанской кампании и до ее завершения США, как и ранее, оставались главным посредником в разрешении сложившейся конфликтной ситуации.

нужно отметить, что перед американской дипломатией стояла непростая задача.

Вашингтону на пути к консенсусу необходимо было учитывать диаметрально противоположные требования каждой противоборствующей стороны. Изначально его план предусматривал следующее моменты:

- полное восстановление власти правительства ливана;

полное восстановление власти правительства ливана;

- ликвидация палестинских военных соединений;

ликвидация палестинских военных соединений;

- подчинение палестинских жителей ливана власти законного правительства подчинение палестинских жителей ливана власти законного правительства [10].

Важно отметить, что изначальная позиция белого дома относительно судьбы палестинского народа несколько отличалась от той, которую занимало руководство Израиля. Так, Вашингтон возражал против израильского требования о том, что территорию ливана должны покинуть все палестинские боевики (приблизительно 10 000 человек). Вместо этого предполагалось, что страну должны оставить только лидеры ооП [11].

С самого начала большую роль на процесс формирования курса Вашингтона в отношении ливанских событий оказывала личность государственного секретаря А. хейга. По мере развития конфликта его решения все в большей степени стали отвечать интересам Израиля.

Раскрывая внутренние факторы, влиявшие на принятие Вашингтоном решений относительно ливана, необходимо отметить, что с самого начала конфликта между А.

хейгом и его подчиненным Ф. хабибом возникли серьезные разногласия. Как было отмечено, в обязанности последнего входило осуществление челночной дипломатии с тем, чтобы помочь конфликтующим сторонам найти компромисс. однако миссию Ф. хабиба значительно осложняло стремление А. хейга наряду с официальной линией проводить и свою собственную, основанную на личном видении ситуации.

Кардинальное несоответствие взглядов двух дипломатов на одну проблему отмечалось в одном из обзоров ближневосточной ситуации, подготовленном госдепартаментом. Так, в документе от 18 июня 1982 г. говорилось, что трения между А. хейгом и Ф. хабибом «достигли такой точки, что Ф. хабиб желал бы оставить занимаемую должность» [12].

С самого начала А. хейг вселил Ф. хабибу недоверие. отправляясь на ближний Восток, тот представлял себе, что едет туда для того, чтобы помочь достичь соглашения о прекращении огня после занятия Израилем 25-мильной зоны. Таким образом, он был сильно разочарован, когда, будучи на месте, узнал, что Израиль не собирается останавливаться на достигнутом, и посчитал, что А. хейг намеренно ввел его в заблуждение.

один из представителей белого дома утверждал, после этого Ф. хабиб стал направлять в Вашингтон «истеричные» телеграммы, требуя, чтобы администрация сделала «все необходимое» для того, чтобы создать условия для немедленного заключения соглашения о прекращении огня и отвода израильских вооруженных сил в пределы 25-мильной зоны [13].

В белом доме были лица, которые занимали сходную позицию. Среди них стоит выделить помощников президента Э. Миса и дж. бейкера. однако вопреки их возражениям, А. хейгу удалось убедить Р. Рейгана в том, что действия Израиля предоставляют США «новые возможности» [14]. Таким образом, курс был взят если и не на поддержку, то, по крайней мере, на молчаливое согласие дальнейшему продвижению Израиля.

Представляется, что под «новыми возможностями» американский госсекретарь понимал более широкое пространство для дипломатического маневра, возникающее вследствие дальнейшего наступления Израиля на бейрут. То есть самостоятельная Научнотеоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 8 – 2009 г.

остановка израильской армии в пределах 25-мильной (40-километровой) зоны могла нивелировать для Вашингтона возможность выступить в роли главного миротворца.

Ведь, по сути дела, в то время ситуация складывалась для США очень благоприятно.

Как уже отмечалось, они фактически оказались единственной третьей стороной, вовлеченной в разрешение конфликта. Госсекретарь был настроен на оптимизацию такого положения. однако его позиция была стратегически неверной и наибольшим образом благоприятствовала не улучшению положения США, а интересам Израиля.

Возвращаясь к конфликту А. хейга с Ф. хабибом и принимая во внимание то обстоятельство, что именно А. хейг имел перевес во влиянии, необходимо отметить, что из-за существовавших между ними противоречий возникала ситуация, когда советы Ф. хабиба доходили до президента с опозданием, то есть развитие событий опережало его рекомендации. Следовательно, коэффициент полезного действия от его миссии снижался.

окончательно Ф. хабиб разочаровался в А. хейге после того, как прибыл в бейрут.

«ни один американец ливанского происхождения не был бы счастлив видеть бейрут, покрытый гильзами от снарядов» [15], так охарактеризовал состояние дипломата от увиденного один из наблюдателей.

К этому времени Ф. хабиб уже настолько не доверял государственному секретарю, что потребовал, чтобы все его сообщения «доставлялись лично в руки президента» [16]. надо сказать, что этот запрос посла был удовлетворен. на Р. Рейгана происходящее в ливане также произвело шокирующее впечатление. В своей работе российский исследователь И.д. Звягельская по этому поводу пишет: «Рейган был потрясен кадрами бомбежек бейрута, которые напомнили ему хронику времен второй мировой войны, съемки военных корреспондентов, которые он смотрел в Голливуде, будучи молодым актером» [17].

необходимо отметить, что А. хейг также отстранил и Пентагон от принятия решений по ливану. Позиция оборонного ведомства вообще стала игнорироваться.

одной из причин этого стало несогласие его представителей с линией, проводимой главой госдепартамента. Так, в том, что касается действий Израиля, Пентагон горячо поддерживал позицию бывшего президента дж. Картера, призывавшего конгресс принять санкции против еврейского государства с тем, чтобы заставить его вывести свои войска из ливана. В ответ на израильские атаки Пентагон выступил с предложением увеличить военные поставки Иордании, а также начать прямые переговоры с ооП. Результатом данного заявления и стало отстранение оборонного ведомства от принятия решений. Как сказал по этому поводу один из представителей белого дома, «Пентагону на 80% урезали право принимать участие в действии» [18]. официальное объяснение было смехотворным «непонимание сути международных отношений» [19].

Стремление А. хейга действовать в отрыве от других представителей администрации белого дома, равно как и значительная авантюрность проводимого им курса, в итоге привели его к отставке. двадцать пятого июня 1982 г. его сняли с должности государственного секретаря. новым главой внешнеполитического ведомства стал дж. Шульц.

еще не вступив официально в должность, дж. Шульц, выступая в комитете Сената по иностранным делам, заявил о том, что «кризис в ливане болезненно, но четко показал центральную проблему ближнего Востока, заключающуюся в том, что законные чаяния и проблемы палестинского народа должны быть рассмотрены и разрешены [20]. Тем самым в курсе США был обозначен некоторый новый поворот.

на конец июня 1982 г. позиция белого дома относительно разрешения ливанского кризиса предусматривала:

1) создание сильного ливанского правительства;

создание сильного ливанского правительства;

2) сокращение сирийского присутствия в ливане (это делалось в связи с тем, сокращение сирийского присутствия в ливане (это делалось в связи с тем, Научнотеоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 8 – 2009 г.

что Израиль выдвигал одним из условий вывода своих войск с территории ливана прекращение пребывания там соединений Сирии);

3) окончание деятельности ооП на территории ливана как экстерриториальной окончание деятельности ооП на территории ливана как экстерриториальной силы;

4) окончание деятельности произраильски ориентированного ополчения во окончание деятельности произраильски ориентированного ополчения во главе с хададом;

5) усиление миротворческой операции.

усиление миротворческой операции.

При этом в официальных документах подчеркивалось стремление действовать строго с учетом внутренней расстановки сил с тем, чтобы «сократить возможные риски и удерживать инициативу» [21].

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.