WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 62 |

Приведённая нами характеристика каналов социальной мобильности, выступающих объективной основой траекторий в пространстве социальной мобильности, а также выделение ряда социальных институтов ввиду их особой значимости в пространстве социальной мобильности в качестве «институтов социальной мобильности», формируют необходимый научный аппарат не только для анализа, но и для управления процессами в пространстве социальной мобильности.

Наиболее же сложными в научном аппарате исследования пространства социальной мобильности представляются те инструменты, которые необходимы для исследования эволюции и социопсихологического восприятия аспектов социальной мобильности, а также на соответствующих уровнях управления.

Что касается динамического (эволюционного) аспекта анализа и управления процессами социальной мобильности, то здесь имеют значение причины Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

динамики изменения общего пространства социальной мобильности, имеющихся в нём структур и полей, а также общие закономерности таких изменений.

Для построения концепции динамического изменения общего пространства социальной мобильности требуется значительная теоретическая и эмпирическая работа; по сути это означает создание метатеории динамики общего пространства социальной мобильности, опирающегося на выявление закономерностей смены конкретно-исторических типов общественного устройства, что не входит в задачи нашего исследования.

Поэтому здесь можно ограничиться только несколькими замечаниями.

Характерно, что после проведения обширного фактологического анализа П. Сорокин сделал вывод об отсутствии единой тенденции в изменении факторов социальной структуры, предложив гипотезу о циклических колебаниях таких факторов. Не была обнаружена строгая тенденция к уменьшению экономического, политического или «профессионального» неравенства; не было найдено серьезных оснований и для признания существования противоположной тенденции. Однако в целом ясно, что сложность общественной структуры нарастает по мере усложнения общественных отношений. В этой связи П. Сорокин выдвинул гипотезу о колебаниях экономической стратификации от группы к группе, а внутри одной и той же группы – от одного периода времени к другому. Иными словами, он предполагал существование циклов, в которых усиление экономического неравенства сменяется его ослаблением. В качестве возможной модели приводилась теория экономических циклов Кондратьева.

Несомненно, что структура общего пространства социальной мобильности циклически изменяется во времени в связи с изменением социального пространства, социальных макроструктур. Такие изменения должны подчиняться базовым законам диалектики: противоречия как источник движения и развития, переход количественных изменений в качественные, циклическое колебание основных структурных факторов согласно закону отрицания отрицания. По мере развития социальная структура становится всё более сложной и дифференцированной, сохраняя точки неравенства как основы социальной мобильности. Неравномерность распределения того или иного ресурса, особенно если это социально значимый капитал, выступающий как структурный фактор или критерий социальной стратификации, порождает в системе определённые противоречия. Эти противоречия, согласно законам диалектики, являются источником изменений для социальной структуры, как на уровне отдельных социальных полей, так и на уровне взаимосвязи уже существующих полей, и даже допускают возможность появления принципиально новых социальных полей. Таким образом, создаются предпосылки для изменения всей системы социальных координат общего пространства социальной мобильности.

Что касается социопсихологического аспекта анализа и управления социальной мобильностью, то здесь наиболее важным является то, как пространство социальной мобильности воспринимается социальными субъектами и как это восприятие, в свою очередь, влияет на их действия.

Связь объективно обусловленного и субъективно воспринимаемого в социальном пространстве попытался отразить П. Бурдьё, используя основополагающий Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

термин теории социального поля – «габитус». «Диспозиции действия, мышления, ощущения и оценки определённым образом составляют габитус (от латинского,,habere” – иметь). Габитус – совокупность черт, которые приобретает каждый индивид, диспозиции которыми он располагает, или иначе говоря, – те свойства, результирующие присвоение некоторых знаний, некоего опыта» [10].

В связи с этим нельзя не отметить, что такой важный для познания и управления социальной мобильностью социопсихологический аспект, как трансформация социальной группы из «класса-в-себе» в социальную группу, осознающую свою общность, свои интересы и не только отстаивающую их различными способами, но и способную действовать для изменения самого пространства социальной мобильности – то есть фактически в социальную группу, обладающую качествами «классадля-себя», пока слабо изучен.

Этот социопсихологический аспект, впервые инициированный для изучения марксистской социологией, как мы полагаем, относится одновременно и к динамическому аспекту анализа пространства социальной мобильности, который, как было указано выше, обладает повышенной сложностью.

Итак, сделаем промежуточные выводы. Канал социальной мобильности можно рассматривать как социальную практику, связанную с изменением социального положения. А институт социальной мобильности – это особая разновидность социального института, включающая в себя среди прочих один или несколько каналов социальной мобильности или институционализированных практик, связанных с изменением социального положения. Кроме того, выделим и ещё одно понятие – «неинституционализированный канал социальной мобильности». Это специфическая социальная практика, связанная с изменением социального положения, не институционализированная ни в одном существующем социальном институте.

Из характеристик, относящихся к социальным институтам (включающих в том числе его определения как совокупности формальных и неформальных норм, регулирующих взаимоотношения людей в определенной сфере деятельности, а также совокупности ролей и статусов), в разрезе проблемы управления социальной мобильностью наиболее важной представляется характеристика социального института как совокупности социальных практик. Социальные институты, наиболее полно воплощающие практики изменения социального положения (и выступающие в качестве каналов социальной мобильности), мы характеризовали как институты социальной мобильности. Посредством воздействия на такие институты можно осуществлять управление социальной мобильностью, то есть в системе управления социальной мобильностью они выступают в качестве объектов управления. Однако если учитывать, что конечным объектом воздействия являются практики перемещений, то сами институты социальной мобильности выступают в качестве инструментов управления, так как через них и посредством их использования можно влиять на изменения социальных практик. Это отражено на рисунке 2.

Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

Рис. 2. Институты социальной мобильности как инструменты управления социальными практиками перемещений Следует указать на то, что различные социальные практики и социальные институты имеют неодинаковую значимость в качестве каналов социальной мобильности. Ряд социальных институтов имеет определяющую значимость в этом отношении, что проистекает в том числе и из показателей, используемых в подходах П. Сорокина (параметры) и П. Бурдьё (капиталы). Все подобного рода институты, ввиду их особой значимости в системе каналов социальной мобильности, можно характеризовать как институты социальной мобильности.

В рамках классической теории социальной мобильности считается, что основная масса социальных перемещений происходит внутри особых социальных институтов, названных П. Сорокиным каналами социальной мобильности. Эти институты одновременно выполняют функцию «социальных лифтов» и функцию «социального сита» – отбора и селекции членов обществ по определённым признакам, блокируя социальных индивидов и группы, не удовлетворяющие тем или иным характеристикам.

П. Сорокин отмечал: «Функции социальной циркуляции выполняют различные институты. И среди них есть каналы, представляющие для нас особый интерес. Из их числа, которые существуют как в различных, так и в одном и том же обществе, но в разные периоды его развития, всегда есть несколько каналов, наиболее характерных для данного общества. Важнейшими из ряда этих социальных институтов являются: армия, церковь, школа, политические, экономические и профессиональные организации» [11]. К этому списку Сорокин добавлял еще семью как особый социальный институт.

Исходя из перечня институтов социальной мобильности, представленного П. Сорокиным, мы сосредоточимся на анализе тех институтов социальной мобильности, которые имеют определяющее значение в современном обществе ввиду массового охвата социальных индивидов и групп. С этой точки зрения, например, такой важный социальный институт, как церковь, будет оставлен за пределами нашего анализа, так как в современных условиях он не формирует массовых социальных перемещений.

Мы рассмотрим следующие девять институтов социальной мобильности (см.

рис. 3):

Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

1) семья;

2) система формального образования и воспитания;

3) вооруженные силы;

4) политические партии;

5) собственность;

6) должностная иерархия и система занятия должностей в государственных и негосударственных структурах;

7) разделение труда, профессионально-квалификационная структура;

8) система тотальных организаций (связанная с принудительными практиками социальной мобильности);

9) средства массовой информации.

Рис. 3. Основные институты социальной мобильности, выступающие как инструменты управления социальными практиками перемещений Мы предлагаем следующую классификацию институтов социальной мобильности. Критерием классификации является значимость данного института как инструмента управления социальной мобильностью, а именно практиками перемещений, пространствами социальной мобильности.

1. Основные по значимости инструменты управления, а именно такие институты, как система образования, собственность и политические партии, имеют ряд общих черт и основаны на управлении через социальный институт как инструмент всем спектром соответствующих практик социальных перемещений. Эти институты социальной мобильности можно рассматривать как социальные поля Бурдьё: соответственно культурное, экономическое и политическое.

2. Вспомогательные по значимости инструменты управления, а именно совокупность вооруженных сил и совокупность тотальных организаций государства, отличаются от доминирующих огосударствлением своей структуры и полной формализацией всех практик социальных перемещений. Это позволяет использовать их Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

как инструменты поддержания стабильности общего и частных пространств социальной мобильности и обеспечения отрицательной обратной связи в сложной социальной системе.

3. Базовые инструменты управления социальной мобильностью, а именно иерархия и разделение труда, имеют схожую природу: они непрерывно порождают из массива отдельных социальных явлений и действий социальные структуры и в то же самое время проецируют детерминирующее влияние социальных структур на социальные объекты и их действия. Используя теорию структурации Э. Гидденса, мы считаем деятельность этих институтов базовой для поддержания и реализации пространства социальной мобильности и, соответственно, управления им.

4. Институт семьи как инструмент управления социальной мобильностью имеет двойственную природу: по структуре он схож с доминирующими инструментами (институтами социальной мобильности) из первой группы, но в силу специфики своих практик, связанных с передачей предписанных, а не достижимых статусов, в настоящее время утратил своё значение. Практики, связанные с достижимыми статусами (социализация, брак, наследование), в большей степени подпадают под влияние иных социальных институтов.

5. Институт средств массовой информации как инструмент управления социальной мобильностью мы назовём формирующимся: его нельзя с уверенностью назвать ни основным, ни вспомогательным, ни базовым. Активно развиваясь в течение XX и начала XXI века, он порождает множество собственных практик и модифицирует уже существующие. Отнести его всецело к культурному социальному полю не представляется возможным, выделение отдельного социального поля информации (что возможно с использованием постмодернистской социологии, например методов Ж. Бодрийара) выходит за рамки нашего исследования. Причину же такого промежуточного статуса мы видим в крайне малом, по сравнению с прочими рассматриваемыми институтами, возрасте данного института.

Итак, перейдём к формулированию основных выводов:

1. Социальная мобильность является сложным процессом, отражающим социальные перемещения. Основная масса социальных перемещений происходи внутри особых социальных структур, названных П. Сорокиным каналами социальной мобильности. Они выполняют функции как «социальных лифтов», так и «социального сита», осуществляя селекцию и отбор социальных индивидов по теме или иным характеристикам.

2. Каналы социальной мобильности можно рассматривать как специфические социальные практики, связанные с перемещениями в пространстве социальной мобильности.

3. Социальный институт можно рассматривать как совокупность институционализированных социальных практик, причём институты, связанные с практиками социальных перемещений (или с каналами социальной мобильности П. Сорокина), мы будем называть институтами социальной мобильности.

4. Институты социальной мобильности, или институты, включающие в свой состав практики социальных перемещений, являются одновременно основой функционирования механизма социальной мобильности и ключевым инструментом для управления социальной мобильностью Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

5. В настоящее время перечень социальных институтов, являющихся ключевыми инструментами управления социальной мобильностью, несколько изменился, по сравнению с классической схемой П. Сорокина, и, по нашему мнению, выглядит следующим образом:

1) семья;

2) система формального образования и воспитания;

3) вооруженные силы;

4) политические партии;

5) собственность;

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.