WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 62 |

Годы функционирования в условиях новой экономической политики явились для советских органов внутренних дел периодом сложного, порою драматического развития. Нараставшие проблемы, прежде всего связанные с переходом на местные бюджеты, необходимостью приспособления к реалиям нэпа, потребовали серьезной перестройки организационных форм, выработки специфических методов работы. И все же, испытывая большие трудности финансового, материального, административного плана, они сумели пережить наиболее сложное время, оформиться в относительно устойчивый аппарат, накопить известный опыт работы как в сфере текущего администрирования, так и в области обеспечения общественного порядка. Наметившаяся с середины 1920-х гг. частичная стабилизация, выразившаяся в создании устойчивых кадров сотрудников, укреплении дисциплины, повышении эффективности деятельности и так далее, позволяла рассчитывать на дальнейшее наращивание позитивных результатов. В частности, здесь произошло серьезное улучшение регистрационной работы. Это повлекло за собой некоторый рост уровня учитываемой преступности [1]. Однако общая криминогенная ситуация в регионе все же осталась вполне стабильной.

Для примера можно привести фрагмент отчета административного отдела Краснодарского райисполкома за июль – декабрь 1926 г. (с сохранением орфографии и стиля): «Бандитизм. Организ. крупных банд шаек не наблюдалось; были единичные случаи грабежей мелкими групками по 2 и 3 человека грабившими гл. образом вблизи г. Краснодара в юрте ст. Пашковской; принятыми мерами со стороны А. О.

часть этих мелких шаек задержана, при чем при задержании устанавливалось, что все производимые грабежи совершались живущим в станицах элементом без опред.

занятий, каковые хорошо были осведомляемы о имущественных положениях станичников. Главным методом борьбы явл. агентурная разработка по линии секретной Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

сети… Ведмилиция. Ведомственной милиции насчитывается в районе 25 чел., на коих имеются заключенные в А. О. договора с предприятиями и учреждениями, кои последней охраняются. Зарплата выплачивается в соответствии с колдоговором своевременно наравне с госмилицией… Уголовный стол. Особо выдающихся преступлений вызывающих применение сложных и особых способов раскрытия не было;

из характерных преступлений заставляющих заинтересоваться, можно отнести три случая убийства с нахождением трупов в колодцах в юрте ст. Пашковской, где в юртах таковой по куреням ютится несколько сот человек бродячего элемента» [2].

Тем не менее следует признать, что ситуация в целом оставалась крайне непростой. Одной из наиболее болезненных точек развития являлись проблемы финансирования. Как следствие, комплектование милиции в регионе шло весьма трудно. В течение 1926–1927 гг. здесь наблюдался хронический некомплект даже того весьма ограниченного личного состава, которым она располагала. Особенно непростым положение милиции было в национальных областях. К примеру, постановлением Черкесского исполкома от 4 июня 1926 г. штат окружной милиции был установлен в количестве 20 человек, включая 6 канцеляристов (секретарь, бухгалтер, машинистка, регистратор, 2 делопроизводителя) [3].

Отсутствие денежных средств заставляло максимально ограничивать штаты, замораживать заработную плату сотрудников, экономить на повышении их квалификации. Так, например, президиум Черкесского окрисполкома 17 ноября 1926 г.

принял решение: «Учащимся на курсах милиции в стипендии отказать» [4]. К числу очевидных дезорганизующих моментов эволюции органов внутренних дел следует отнести и временное ослабление связей местных инстанций с краевыми и республиканскими. Документы также показывают, что вновь резко ухудшилось состояние отчетности местной милиции и уголовного розыска по ведомственной вертикали.

В данной обстановке инициатива в разработке и осуществлении программы преодоления сложившейся кризисной ситуации принадлежала краевым инстанциям. Так, 15 мая 1926 г. ими было созвано Первое краевое совещание начальников подотделов уголовного розыска при административных отделах окружных, областных исполкомов, комплексно рассмотревшее вопросы состояния и работы аппарата УГРО Северо-Кавказского края. В работе данного совещания принял участие начальник подотдела УГРО ЦАУ НКВД Николаевский. По сути, совещание имело общероссийское значение, поскольку на нем по-настоящему остро был поставлен вопрос о состоянии борьбы с преступностью в автономных образованиях на Северном Кавказе. Под влиянием совещания к данному вопросу было привлечено внимание самых высоких инстанций. В частности, по итогам его работы руководство НКВД направило 6 июня 1926 г. во ВЦИК письмо «По вопросу о борьбе с преступностью в Северо-Кавказском крае». Фиксируя сложившееся в регионе тревожное положение, оно показало, что автономные области, согласно п. 71 Положения о Северо-Кавказском крае, независимые в части внутреннего управления, упустили из виду борьбу с преступностью и развалили угрозыски. В итоге процветающий бандитизм превратился в серьезный фактор дестабилизации внутриполитического положения, породил массовое недовольство населения, выливавшееся в многочисленных жалобах. В данной связи нарком Белобородов, руководство НКВД были вынуждены привлечь к проблеме внимание центральных инстанций, «ходатайствовать перед ВЦИК о понуждении Исполкомов автономных горобластей Северо-Кавказского края к правильНаучно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

ной организации уголовно-розыскных учреждений, развитию секретного аппарата и применению новейших научных методов борьбы с преступностью» [5].

Активная проработка вопросов борьбы с растущей преступностью, в свою очередь, осуществлялась непосредственно в крае. В частности, по итогам майского совещания административное управление Северо-Кавказского крайисполкома направило в ЦАУ НКВД проект неотложных мероприятий по борьбе с преступностью в автономных областях края. Предложенный им проект исходил из необходимости повышения координации действий всех заинтересованных структур административных образований Кавказа (совместные операции, обмен списками конокрадов и прочее), а также усиления судебных репрессий. Отличительной особенностью проекта явилась, кроме того, ориентация на более прочную опору на самодеятельность местного населения, вызвавшая неприятие экспертов ОУР ЦАУ НКВД (23.07.1926 г.).

Например, ими были признаны нецелесообразными предложения краевых властей об использовании элементов хорошо известной на Кавказе и понятной населению практики круговой поруки. Не были приняты и предложения о более активном привлечении к борьбе с бандитизмом местных жителей, прежде всего сельских исполнителей, способных выполнять работу по дежурству при сельсоветах, участвовать в преследовании преступников и т. д. [6] Параллельно с разработкой общей программы борьбы с преступностью краевое административное управление направило на места приказ от 21 июля 1926 г., содержавший конкретизацию решений майского совещания руководителей уголовных розысков. Учитывая особые условия края, «складывающиеся из разнородного состава населения, общей культурной отсталости крестьянских и горских масс, особенностей национально-культурного уклада», а также притока курортников и следующего за ними преступного элемента, приказ провозгласил борьбу с преступностью одним из важнейших условий усиления хозяйственной мощи края и сглаживания национальных противоречий. Указывая на недопустимо высокий уровень преступности, сдерживавшей культурный и хозяйственный подъем края, административное управление особо подчеркнуло руководящую роль краевого УГРО. В данной связи местам предлагалось активизировать контакты с краем, а также доукомплектовать аппараты уголовного розыска, улучшить их качественный состав и характер организации всей работы. Одновременно вновь ставилась старая задача добиться соотношения 1 работника УГРО на 10 тысяч жителей региона [7].

Особое внимание в приказе уделялось учету местной специфики. При этом административным управлением, прежде всего, подчеркивалась неприменимость общеустановленных и использующихся в других местностях РСФСР методов борьбы с преступностью, в том числе со скотоконокрадством. Практика внутрикраевой работы показала, что они оказывались в отношении автономных национальных областей и соседних округов «нежизненными и безрезультатными». Исходя из этого, местным органам внутренних дел предлагалось в первую очередь добиваться преодоления недоверия и пассивности населения. Главными препятствиями в деле борьбы с преступностью объявлялись укрывательство, отсутствие содействия властям со стороны населения, его уверенность в безнаказанности преступников и страх перед местью. В данной связи местным властям предписывалось провести агиткампанию среди населения «о значении ликвидации границ при преследовании преступников», изменить сами подходы как к преступникам, так и к работникам правоохранительНаучно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

ных структур. В отношении первых предлагалось ужесточить судебные репрессии, ограничив частые случаи досрочного освобождения осужденных. Для вторых: «Отмечая вредные моменты в премировании работников УГРО за раскрытие скотоконокрадства, [рекомендовалось] отменить таковое с установлением системы премирования и поощрения со стороны КАУ особо отличившихся и энергичных работников УГРО» [8].

Решительный поворот краевых властей к проблемам борьбы с уголовной преступностью имел для милиции и уголовного розыска региона несомненные положительные последствия. К примеру, в это время началось глубокое изучение состояния органов внутренних дел, позволившее составить достаточно полное представление о наиболее болезненных проблемах ведомства. Тем не менее следует подчеркнуть, что проблема роста преступности во второй половине 1920-х гг. в немалой степени обострилась из-за политики властей и, в частности, была связана с реорганизациями, менявшими административные границы, а также с землеустроительными мероприятиями. В итоге споры из-за пастбищ стали в 1926–1928 гг. хроническими и породили массу конфликтных ситуаций. Одновременно в эти годы можно было наблюдать усиление воровства, перекрытие дорог на пастбища, падеж скота и пр. В конечном счете нередко в конфликты оказывалась вовлеченной и милиция (отряды милиционного типа), в целом ряде случаев прибегавшая к силовому решению вопроса [9].

В контексте приведенного выше материала полагаем важным особо остановиться на роли краевых структур в оптимизации работы органов внутренних дел. Своевременно оценив сложность и актуальность проблемы работы правоохранительных органов в автономных областях и национальных округах, Северо-Кавказский крайисполком предпринял попытку ее системного решения.

Постановление от 7 июля 1926 г. об учете национальных особенностей в процессе расследования и при рассмотрении уголовных дел по обвинению против граждан, принадлежащих к горским национальностям, по сути, преследовало цель «приспособить» УПК к бытовым особенностям жизни горских народов Северного Кавказа.

Важно отметить, что оно вводило целый ряд новых норм, существенно ограничивавших возможности милиции и УГРО. В частности, в процессе преследования преступников они могли осуществлять таковое лишь до границ автономной области.

Дальнейший розыск должен был проводиться только с разрешения и при участии местных властей. Далее, при задержании и аресте органами дознания (ст. 97) горца на территории русского округа края они были обязаны уведомить об этом прокурора соответствующей автономии. Поэтому 13 октября 1926 г. состоялось новое заседание малого президиума крайисполкома, рассмотревшее протест краевого прокурора, высказавшегося за его отмену. В итоге в постановление были внесены коррективы. В частности, в ст. 7 по розыску лиц, совершивших серьезные преступления (дела о конокрадстве, бандитизме убийстве, грабеже) в пограничных местностях, признавались возможными преследование и розыск преступников и на территории другой административно-территориальной единицы. В ст. 8 уже только допускалось привлечение к расследованию представителей местного совета, кроме «тех случаев, когда такое привлечение вызвало бы ослабление розыска» и т. д. После внесения в документ поправок крайисполком 22 ноября 1926 г. вновь направил ходатайство в правительство и ВЦИК, и после доработки вопрос был проведен через заседание Малого СНК РСФСР 7 декабря 1926 года [10].

Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

В принципе, оценивая усилия крайисполкома, следует признать, что они имели немалое позитивное влияние. Вместе с тем лишь на основе либерализации уголовно-репрессивной политики радикальные перемены к лучшему обеспечить было невозможно. Полагаем также, что время «либерализации» в рассматриваемый период еще не пришло. Тяжкие преступления (бандитизм, разбои, убийства, конокрадство) продолжали оставаться серьезной угрозой общественной безопасности. Уровень преступности в регионе сохранялся стабильно высоким. В данной ситуации требовалось проведение жесткой политики в отношении уголовщины, а также осуществление системы мероприятий, превращавших правоохранительные органы в эффективно действующую машину.

Тем не менее нельзя не признать, что в плане улучшения состояния милиции и уголовного розыска с 1927–1928 гг. в регионе определенно наметился перелом к лучшему.

Тенденция позитивных перемен была закреплена реформой центральных органов. В 1928 г. произошел поворот к проблемам милиции на правительственном уровне. Прежде всего, нужно указать на повышение статуса милиции. После упразднения в декабре 1927 г. ЦАУ НКВД в 1928 г. его отдел милиции был преобразован в управление милиции. В свою очередь, после новой постановки вопроса о переводе милиции и УГРО на краевые и губернские бюджеты, СНК РСФСР 18 января 1928 г.

поручил НКВД разработать вопрос о возможности централизованного распределения средств, идущих на секретную оперработу [11]. Наконец, по постановлению НК РКИ СССР с 1 февраля 1928 г., впервые за 10 лет существования, началось глубокое обследование милиции и УГРО. Как отмечалось проверяющими, «особенное внимание будет обращено на отношение милиции к населению, и наоборот» [12].

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.