WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 62 |

18. Там же. Стб. 971–972; Зизаний Л. Указ. соч. С. 28-об.

19. Копыстенский З. Указ. соч. Стб. 972–973.

20. Зизаний Л. Указ. соч. С. 29.

21. Там же. С. 29; Копыстенский З. Указ. соч. Стб. 973, 975, 772.

22. Копыстенский З. Указ. соч. Стб. 1000–1003.

23. Там же. Стб. 883.

24. Пересторога зело потребная `1600 // Акты, относящиеся к истории Западной России.

СПб., 1851. Т. 4. С. 224.

25. Коссов С. Paterikon, abo ywoty switych oycw pieczarskich `1635 // Архив ЮгоЗападной России. Ч. 1, т. 8, вып. 1. С. 457–458.

26. Indicium, to iest, pokazanie Cerkwie prawdziwey... B. m., 1638 // Там же. С. 784–785.

Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

ББК 63.3(2)РОССИЙСКИЕ ЭМИГРАНТЫ В БРАЗИЛИИ Э. Г. Путятова RUSSIAN EMIGRANTS IN BRAZIL E. G. Putiatova В данной статье рассматривается социальный и национальный состав, а также проблема адаптации трудовых эмигрантов из России в Бразилии в конце ХIX – начале ХХ столетия. По мнению автора, переселенцам принадлежит значительный вклад в развитие хозяйства Бразилии: они привнесли новые сельскохозяйственные культуры, приняли участие в освоении территорий, внедрили элементы кооперативного движения в стране.

The article focuses on the social and national structure as well as the problem of adaptation of labour emigrants from Russia which moved to Brazil in the end of the XIX – the beginning of the ХХ century.

The author supposes that emigrants contributed to development of Brazil economy very much. The Russians introduced some new agricultural cultures, took part in development of new territories, and brought elements of cooperative movement to the country.

Ключевые слова:

бразильские эмигранты, адаптация эмигрантов, земледельческие колонии.

Keywords:

the Brazilian emigrants, adaptation of the emigrants, agricultural colonies.

Эмиграция из России в Бразилию началась в 70-х годах ХIХ века [1]. Первыми среди иммигрантов стали немецкие колонисты, поселившиеся в штате Парана, но оказалось, что условия жизни и климат переселенцам не подходят. После двух лет страданий часть из них уехала в Аргентину.

К 90-м годам ХIХ века появились первые колонии российских подданных в Бразилии. Россияне расселились следующим образом: в штате Рио-де-Жанейро – немцы, в Минас-Жераис – поляки. Недалеко от Сан-Паулу обосновались латыши, эстонцы, поляки, украинцы. В штате Санта-Катарина – немцы из приволжских губерний, эстонцы и русские из Витебской, Саратовской и Крымской губерний. В штате Парана образовалась самая большая колония поляков, приехавших как из России, так и из Австро-Венгрии [2]. По своему социальному составу подавляющее большинство выходцев из России, переселившихся в Бразилию в конце ХIХ – начале ХХ столетия, были представителями беднейших слоев крестьянства. Бразильское правительство в конце ХIХ в. поощряло иммиграцию, в первую очередь земледельцев [3].

Как писал П. М. Богданов, секретарь миссии в Бразилии, в разгар «желтой лихорадки» на одной из площадей Рио-де-Жанейро был расположен «огромный табор переселенцев с семьями. В крытые помещения их поселили, после того как местное население, общественные учреждения и газеты подняли свой голос против такого возмутительного отношения к прибывшим иностранцам» [4].

Недалеко от Рио-де-Жанейро, на острове, который называли «Остров цветов», расположился дом для эмигрантов. Все они обязательно проходили медицинский осмотр и вплоть до поселения в колонии жили в гостинице. Значительный наплыв эмигрантов вынудил администрацию поселять приехавших прямо под открытым небом.

После завершения всех формальностей и медицинского осмотра иммигрантов Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

направляли в двухэтажный барак, посредине которого располагалась столовая. Таких бараков на острове было три, каждый рассчитывался на 660 человек. В центре острова находились две больницы: одна – для мужчин, а другая – для женщин и детей. Для стирки была построена отдельная прачечная, предусматривалось четырехразовое питание. Иммигранты могли жить на острове шесть дней бесплатно, а затем их распределяли в колонии на плантации, на строительство железных дорог.

В 1912 г. Бразилию посетили представители Добровольного флота В. Н. Китаев и Дж. Росс. На «Острове» Китаев встретил 300 человек россиян, преимущественно поляков и немцев из Саратовской губернии, все они отправлялись на кофейные плантации в Сан-Паулу [5].

В «Сборнике консульских донесений» за 1905 г. был опубликован отчет российского посланника в Южной Америке Маврикия Эдуардовича Прозора «Русские эмигранты в Бразилии» [6]. Прозор подробно охарактеризовал национальный и численный состав иммигрантов-россиян, их занятия, районы расселения. Общая численность россиян равнялась 60 тыс. человек. По своему количеству они занимали пятое место после итальянцев – 1 300 тысяч, португальцев – 800 тысяч, немцев – 300 тысяч, испанцев – 100 тыс.

человек. Обосновавшиеся в Бразилии россияне (среди них преобладали поляки и украинцы) и около десяти тысяч «русских евреев» (часть из них перебрались из колоний в Аргентине) были сельскохозяйственными рабочими, малоземельными крестьянами и неквалифицированными рабочими, выехавшими из западных губерний России.

Занятость переселенцев определялась экономическим развитием страны – необходимостью освоения лесистых, болотистых, гористых местностей. По подсчетам Прозора, 6 тыс. человек обосновались в Рио-де-Жанейро и около 2 тысяч рассеялось по разным городам Бразилии [7]. Значительная группа поляков, выходцев из России, осела в Рио-де-Жанейро (по данным Прозора, около 2 тыс. человек), в Сан-Паулу – тысяча. Отдельную группу составляли лица «из образованного класса». Это были учителя, врачи, священнослужители.

В штате Парана подданных России насчитывалось около 30 тыс. человек, в штате Санта-Катарина – 5 тысяч, и в Риу-Гранди-ду-Сул около 10 тысяч. Основными занятиями иммигрантов в этих штатах были обработка земли и выращивание кукурузы, черных бобов, ржи, гречи, картофеля, свеклы.

В городах Средней и Южной Бразилии поселились поляки-ремесленники, сапожники, портные, плотники, столяры из Варшавы, Лодзи, Белостока. Их жены и дочери работали в качестве прислуги. Материальное положение иммигрантов, нашедших работу в городах, оказалось значительно лучше того, что у них было на родине.

«Что касается кровных русских православных, – замечал М. Э. Прозор, – то число их не превышает 250 человек. Никакой организованной группы они не составляют, и попали в страну преимущественно случайно. По социальному составу это люди образованные» [8].

Штат Сан-Паулу являлся одним из самых богатых районов Бразилии: на него приходилась половина экспорта кофе. Сельскохозяйственные рабочие требовались здесь исключительно во время уборки кофе, т. е. с конца июня до октября, поэтому в данном районе была популярна сезонная эмиграция, «система ласточек». В СанПаулу, одном из крупнейших городов Бразилии, существовал значительный спрос на рабочих, особенно в строительстве: не хватало каменщиков, плотников, столяров, печников, кровельщиков.

Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

Нередким явлением становились конфликты между плантаторами и рабочимииммигрантами. Так, произвол в отношении итальянских иммигрантов привел к тому, что в парламент Италии внесли предложение о полном запрещении эмиграции в Бразилию [9]. Государственная администрация была вынуждена принять меры для защиты сельскохозяйственных рабочих. Наблюдение за выполнением плантаторами трудовых контрактов возложили на судебную и административную власти города Сан-Паулу [10]. В «Гостинице для иммигрантов» вновь прибывшие могли жить восемь дней, бесплатно питаясь. Здесь же совершался наем рабочих на кофейные плантации и располагались представители «Агентства колонизации и труда», в функции которого входил контроль за переговорами между владельцами плантаций и иммигрантами. Договор заключался только на один год и визировался официальными агентами, которые и хранили его у себя. «Агентство» выполняло также функции арбитра между «фазендейро» и рабочими. В случае нарушения договора со стороны землевладельца «агентство» было вправе запретить ему доступ в переселенческую гостиницу, что зачастую лишало предпринимателя рабочих. Оплата труда была сдельной, расчет с рабочими производился каждые два месяца. Семья из пяти человек могла заработать в хороший урожайный год до 600–700 рублей за сезон.

Нуждаясь в рабочих руках, правительство Сан-Паулу рассылало по всей Европе своих агентов. Часто это были вчерашние эмигранты, рисовавшие жизнь в Бразилии в ярких красках, обещавшие различные льготы. Но на деле участки, которые правительство предлагало иммигрантам, выделялись в районах с тяжелым для европейцев климатом, плохой почвой, расположенных далеко от железных дорог и портов. Иммигрант практически не имел возможности стать самостоятельным хозяином из-за чрезвычайной дороговизны земли. Многие специально приезжали в Бразилию для сбора кофе, а затем уезжали в Аргентину, где в это время начиналась уборка пшеницы.

Серьезной проблемой для иммигрантов оставалось незнание ими местных законов и языка. Крестьяне становились жертвами ловких дельцов. Уже упоминаемый В. Н. Китаев познакомился с группой крестьян из Сибири, среди которых был один «ходок», специально отправленный сельским сходом за океан проверить сведения о Бразилии. Крестьяне попали в Бразилию, воспользовавшись услугами агентства Ивана Гутмана. Весь путь занял у них два месяца. Из Томска в Бразилию крестьяне ехали через Лондон, где попали в руки представителя «Маклер Банка», который взял у них под расписку 150 рублей, с тем чтобы «охранить от надувательства» при обмене денег в Бразилии. «Расписка не имела и намека на законность. Деньги эти должны были быть возвращены конторой Гутмана, но когда они представили ему расписку, последний сказал, что никакого уведомления не получал» [11]. По бразильским законам все договоры, заключенные вне страны, в самой Бразилии никакой законной силы не имели, за исключением случаев, когда они были удостоверены бразильским консулом.

Сибиряки, с которыми встретился Китаев, должны были отправиться морским путем на юг, а затем до Парикуэра-Ассу, местности, в которой Иван Гутман был заинтересован лично. Привлекая иммигрантов, Гутман издал брошюру на нескольких языках, в частности и на русском, в которой живописал жизнь в долине реки Рибейра, где расположен город Парикуэра-Ассу [12]. Реальные условия поселения возмутили россиян до такой степени, что недовольство «приняло буйный характер».

Посланнику России в Бразилии П. В. Максимову пришлось отправиться ПарикуэраАссу для решения конфликта на месте. Оказалось, что русским иммигрантам для Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

поселения отвели участки отдаленные, совершенно нетронутые, расположенные на склонах гор, покрытые девственными лесами, распашка которых была чрезвычайно трудна. Высокие цены на продовольствие довершили картину несчастий, преодолеть которые «русскому человеку, не обладающему ни языком, ни познаниями, ни соответствующими орудиями», было «совершенно невозможно» [13].

Несмотря на препятствия, большей части колонистов удалось преодолеть тяготы первых лет жизни. В 500 км от Сан-Паулу была основана колония, в которой насчитывалось 250 участков по 25 десятин. Колонисты сеяли хлебные злаки, рис, кукурузу.

Основали колонию российские выходцы из Прибалтики и 20 семей русских, православных из Витебской и Томской губерний [14]. Многие посылали свои сбережения на родину, семьям, приглашали к себе родственников, что, как представляется, свидетельствовало о прочности колоний и стабильном положении иммигрантов.

Значительную роль в адаптации колонистов играла численность семьи. Наличие большой семьи, взрослых и здоровых детей, особенно сыновей, при благоприятном климате и удаче давало возможность стать более успешными хозяевами, чем люди малосемейные, одинокие, а также те семьи, где дети по возрасту еще не могли работать.

Посетившие колонию «Новая Европа» в Сан-Паулу Китаев и Росс, характеризуя одно из успешных хозяйств, подчеркивали: у хозяина было четверо взрослых сыновей и три дочери – все способны трудиться. Во второй семье (немцев, иммигрировавших из Крыма) имелось восемь человек детей, у них тоже было крепкое хозяйство (на скотном дворе – 30 голов свиней) [15].

В 1904 г. в имении «Помбаль» была основана колония «Новая Одесса», в ней поселились прибывшие из Лондона иммигранты-евреи (около 100 семей). Колонисты расположились на земле, купленной М. Гиршем, но год спустя, не справившись с тяготами первоначальной адаптации, разъехались. На их место прибыли иммигранты из Прибалтики. Позже состав колонии пополнился политическими иммигрантами – участниками революционных действий 1905–1907 гг. на юге Украины [16]. В колонии культивировались кофе, фруктовые деревья, хлебные злаки, овощи. При колонии существовало несколько школ, расположенных на расстоянии не более четырех км, чтобы детям не приходилось далеко ходить. При основании колонии «Новая Одесса» правительство Сан-Паулу издало закон № 1286 от 24 мая 1905 г., регулировавший права и обязанности колонистов. Земля продавалась в рассрочку и после уплаты последнего взноса становилась собственностью земледельцев. Оплатив 2/3 от стоимости участка, колонист мог продать землю другому лицу или заложить в ипотеку, но только с согласия правительства. До постройки жилого дома (но на срок не больше одного года) колонист получал право пользоваться бесплатной квартирой в специально построенных для этого помещениях. Особенное внимание обращалось на то, что права бесплатного проживания может лишиться семья, которая «своим непристойным поведением будет нарушать порядок или нравственность колоний» [17]. Закон разрешал семье, состоящей из пяти и более трудоспособных человек, взять дополнительный участок земли.

В. Н. Китаев и Дж. Росс посетили ряд колоний, в которых жили крестьяне, выехавшие из Прибалтики, Крыма, Витебской, Саратовской и Томской губерний.

Все они являлись земледельцами, у каждого на участке был хороший фруктовый сад, домашний скот. Дети многих колонистов получили специальное образование в сельскохозяйственной школе, сын одного – учился в коммерческом училище в СанПаулу. Колонисты поддерживали отношения со своими родственниками и друзьями Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

в России. Считая себя русскими и тоскуя по родине, они и через много лет после отъезда в быту придерживались привычных норм и традиций.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.