WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 62 |

В конце XVI века часть иерархов Западнорусской митрополии предприняли попытку улучшить положение своей церкви и православного населения Речи Посполитой за счёт союза с Римом. Однако заключение в 1596 году в Брест-Литовске церковной унии между Киевской митрополией и Римом вызвало раскол западнорусского общества по линии принятия или непринятия провозглашённой унии. Этот конфликт вынуждал обе стороны переосмысливать не только догматические расхождения православия и католицизма, но и всю историю взаимоотношений двух ветвей христианства в Восточной Европе. Противостояние униатов и православных выразилось в борьбе двух лагерей за приоритетное право говорить от имени «Руси» и использовать её историю для обоснования своей легитимности. Уния вызвала подлинный кризис старых систем русской идентичности. Впервые появились одновременно две конфессионально-церковные группы общества, отстаивающие своё приоритетное право на русскость. Развернувшаяся между ними борьба была важна не только в общекультурном, но и конкретно в правовом смысле – это была борьба за права, утверждённые королевскими привилегиями русскому народу и Киевской митрополии, борьба за легальный статус в Речи Посполитой.

Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

Одним из центральных фактов прошлого, на который обращалось особо пристальное внимание, являлось крещение Руси. Как важнейшее событие русской истории, оно держало всю структуру идентичности, и различия в его трактовках могли принципиально менять характер этой структуры. Главными темами, разрабатываемыми полемистами, стали вопросы: источника крещения (Константинополь или Рим); истории самого крещения (кем и когда); изначального статуса Русской церкви в общецерковной иерархии; было ли произведено крещение во время схизмы или единства Западной и Восточной церквей; при каких патриархе и папе оно проводилось и каков был их личный статус; каковы были «исконные» границы Константинопольской патриархии и т. д. Различные ответы на этот комплекс вопросов закладывали основы очень разных «русских историй», оправдывавших правоту той или иной стороны.

В одном из основных источников идей русского униатства – сочинениях Петра Скарги – историческое обоснование унии строилось на двух фактах. Во-первых, утверждалось, что крещение Русь приняла от патриарха, послушного Риму. Во-вторых, главная роль отводилась Флорентийской унии и тому, что она была подписана русским митрополитом Исидором [1]. Время крещения Руси Скарга вслед за важнейшим католическим автором того времени Цезарем Баронием относил к IX веку, то есть задолго до крещения Владимира, когда Церковь была ещё единой. Таким образом, обоснование велось с опорой на события общецерковной истории. Попытку перенести сферу доказательств в область собственно русской истории предпринял униат Лев Кревза. Он выдвинул мысль о тройственном крещении Руси («o troiakim chrzcie» [2]). Первое крещение, с которым был связан известный сюжет про чудо с Евангелием, не сгоревшим в огне, произошло «при Василии Македонянине, царе греческом, и при князе всей Руси Рюрике, и при князьях Киевских Аскольде и Дире, и при патриархе Константинопольском Игнатии» [3]. О последнем Лев Кревза говорил: хотя реально в Константинополе патриархом в это время был схизматик Фотий, «истинным патриархом» являлся все же Игнатий, что было подтверждено впоследствии собором, созванным папой Адрианом. В связи с этим делается вывод, что «от католического, а не схизматического патриарха и то первое крещение Русь приняла» [4]. Вторым крещением Руси, очевидно, следует считать миссионерскую деятельность Кирилла и Мефодия, которые «в то время, как Фотий в Константинополе бунтовал против папы, ездили в Рим за благословением; высланы были ещё при царе Михаиле, в начале патриаршества св. Игнатия, в края славянские» [5]. Кревзе особенно важно подчеркнуть преимущественную связь Кирилла и Мефодия именно с Римом, а не Константинополем: он описывает, как просветители «шли в Рим с книгами славянскими» [6]. Папа же, «взяв… книги славянские, освятил их и положил в церкви святой Марии», «приказал двум епископам… посвятить славянских учеников» [7], после чего были совершены литургия и всенощная на славянском языке.

Соответственно, «из Рима тогда от папы у нас служба Божья, а не из Константинополя» [8]. То есть первое крещение Русь приняла от патриарха, послушного папе, второе – прямо от папы. О крещении Владимира («третьем») Кревза только обмолвливается, что было оно «от патриарха Николая Хрисоверга около 1000 года» [9].

Впрочем, были и другие подходы, просто оспаривающие легитимность патриархов-схизматиков: в ряде униатских сочинений развивается мысль о том, что патриарх-схизматик утрачивает власть над своей паствой, которая должна оставаться Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

послушной Риму. Например: «Патриарх Константинопольский, не признающий верховенство папы над собой, утрачивает своё пастырство, хотя бы и имел какие до того права на Русь» [10]. Это прекрасно сочетается с тезисом Кревзы о том, что, «хотя потом Греческая церковь оторвалась от того единства, Русь мало об этом знала, и вообще часто не подчинялась патриархам» [11]. Это весьма стройная концепция фактической независимости Руси от Константинополя и изначального её послушания Риму.

Новую, хотя и мало объяснённую униатскую концепцию крещения Руси предложил перешедший тогда в унию Мелетий Смотрицкий. Он говорил о двойственном крещении Руси, причём разделял крещения пространственно. Первое произошло в 872 г. при патриархе Игнатии, якобы послушном папе Николаю I (распространённый в то время в католической историографии взгляд), и связано было только с Галицкой Русью. Второе – в 980 г., когда крестилась Киевская Русь, и было это при патриархе Николае Хрисоверге, также бывшем якобы в единстве с Римом [12]. Впрочем, похоже, что большее распространение в униатской среде получила иная концепция двойственного крещения Руси, которую пересказывают некоторые православные сочинения [13]. Согласно ей, первое крещение Руси, произошедшее при княгине Ольге, было вызвано инициативой папы Николая, приславшего княгине свиток в 868 году.

Второе крещение – при Владимире в 886 году – также было проведено папой Николаем и даже, возможно, происходило в самом Риме. Немного света на способы доказательства такой версии проливает, вероятно, уже значительно более позднее униатское сочинение Кулеши «Wiara prawoslawna» (1704 г.), в котором обосновывается, что крещён Владимир был св. Бонифацием.

Для доказательства того, что, как писал ещё православный М. Смотрицкий, «вечный это обычай Руси быть под послушанием патриаршим», а униаты «от вечным обычаем и правом, через крещение природным, надлежащего Русской церкви епископа, патриарха Константинопольского, клятвопреступно отступили, границы Константинопольской епархии нарушили, новую форму прав и ненадлежащего русскому народу пастыря в Русскую церковь ввели» [14], православным требовалось развернуть подробное доказательство «Крещения с Востока».

Новая концепция родилась в среде православных богословов Киево-Печёрской лавры. В созданном в начале 1620-х гг. Большом катехизисе Лаврентий Зизаний написал, что «крещен есть русский народ не во едино время, но четверократно», что объяснялось тем, что в результате первых трёх крещений «мала часть людей крестищася» [15]. Примерно такая же версия содержится в написанном в те же годы сочинении «Палинодия» Захария Копыстенского. Правда, здесь говорится только об одном крещении, но ему предшествуют три «уверения». Первое «уверение Россов» Копыстенский, как и Л. Зизаний, связывает с традиционной для русской историографии легендой о путешествии апостола Андрея по русским землям. Фигура Андрея здесь получает очень широкую трактовку. Ему приписывается то, что он «Константина царя… до Константинополя припровадил, за Латинский язык ему Грецкий даровал», и указывается, что потом он «славный и сильный народ Российский также до Константинополя припровадил на уверене» [16]. Его же Копыстенский считает первым Константинопольским патриархом [17]. Второе «чудовное з презреня Божого уверене народу Русского и патриархом Константинополским в послушенство отданье» произошло в 886 году, когда во время миссионерской поездки митрополита Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

Михаила, направленного в Россию царем Михаилом и патриархом Фотием, случилось чудо с несгоревшим Евангелием (Л. Зизаний пишет, как и Л. Кревза, что это крещение было при царе Василии Македонянине, а на Руси – при великом князе Рюрике и киевских князьях Аскольде и Дире) [18]. Третьим уверением Копыстенский называет крещение Ольги [19]. И Л. Зизаний, и З. Копыстенский относят это событие ко времени царя Иоанна Цимисхия и при этом дают одновременно две версии того, кто был в это время патриархом – Феофилакт или Василий Скамавдрин [20].

Последнее, «Володимерово и всей России крещение соборное», З. Копыстенский связывает с миссионерской деятельностью Кирилла Философа, которого послали в Россию патриарх Николай Хрисоверг и императоры Василий и Константин (Л. Зизаний также предполагает, что это могло произойти при патриархах Сисинии или Сергии – последнего католическая традиция видит одним из важнейших виновников схизмы) [21]. Можно заметить, что (за исключением истории с апостолом Андреем) эти «уверения» (или «крещения», как у Л. Зизания) близки с теми, что перечислял Л. Кревза, однако частично отличаются имена патриархов: вместо тех, кого в историографии рассматриваемого периода времени могли считать настроенными благосклонно к Риму (как, например, Игнатий), фигурируют или предполагаются имена тех, кто в этом заподозрен быть не мог.

Надо также заметить, что, по Копыстенскому, «крещение России» не могло произойти ранее: «Россы» вошли в Царство православных лишь тогда, когда на небе освободилось место выпавших из Царства «Латинников», то есть с отпадением Западной церкви от Восточной: в «989» году «Римляне не были в едности веры с Греками» [22]. «Уважай, православный чительнику, як Бог Святый церкви своей нагородил отпадненье Римлян и Латинников – наверненьем незличоных Малой и Великой России народов» [23]. Последняя идея была, очевидно, уже не оригинальной для «Палинодия» – мы встречаем подобное утверждение ещё в «Перестороге»: «Под порядком Вселенского патриарха, от которого вся Русская земля, от Всходу солнца аж до Полночи, с Словяны, Болгары и Сербами крестилися и чудами осветилися, по отпаденью Римских заходных народов» [24]. Таким образом, крещение Руси прямым образом увязывается и обусловливается церковной схизмой – «отпадением латинян».

Более подробную концепцию представил уже в 1630-х годах Сильвестр Коссов, описавший пятикратное крещение Руси: первое – от ап. Андрея, второе – при Фотии от Кирилла и Мефодия в 883 году, третье – миссия епископа, свершившего чудо с Евангелием в 886 году (тоже при Фотии), четвёртое – при Ольге в 958 году и пятое – при Владимире, в 1000 или 1008 году, от Сергия, наследника Фотиевой схизмы [25]. И всё это – «od graekуw». Подобная же концепция воспроизводится в сочинении 1638 года инока Винницкого монастыря [26].

Столь подробная разработка многократных крещений связана с необходимостью оспорить у униатов возможность хоть каким-либо фактом привязать Киевскую митрополию к Риму и западному христианству. Любая актуализация событий церковной истории в условиях православно-униатского противостояния являлась актом определения места Руси в мире, её церковной и политической ориентации, а также обоснованием права на легитимное существование той или иной церковной иерархии, тех или иных прав русского народа в политической жизни Речи Посполитой.

Кризис западнорусского самосознания, характерный для этого времени, делал трактовку одного из центральных событий русской истории ключевым моментом в соНаучно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 7 – 2010 г.

здании новых систем идентичности. Разработка данного вопроса обоими лагерями существенно повлияла на развитие знаний о прошлом и историческое самосознание элит восточнославянского общества Речи Посполитой.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Skarga P. Obrona Synodu Brzeskiego. Wilno, 1597 // Русская историческая библиотека.

СПб., 1872–1927. Т. 19. Ст. 221.

2. Kreuza L. Obrona iednoci cerkiewney // Там же. Т. 4. Стб. 223.

3. Ibid. Za Bazilego Macedona, cesarza Greckiego, a za kicia wszytkiey Rusi Ruryka, y za ksit Kiiewskich, Askolda y Dira, za patryarchy Konstantinopolskiego Ignacego. Стб. 224.

4. Ibid. Od katolickiego, a nie schyzmatyckiego patriarchi y ten pierwszy Krzest Ru przyia.

Стб. ст. 225.

5. Ibid. Pod ten czas, gdy si Fociusz w Konstantynopolu buntowa przeciw papieowi, po bogosawiestwo iezdzili do Rzymu, wysani byli ieszcze za Michaa cezarza, na pocztku patriarchostwa witego Ignacego do kraiow Sowieskich. Стб. 225–226.

6. Ibid. Szli do Rzymu z ksigami Sowackimi, przeoonymi z Greckiego jzyka po Sowacku. Стб. 226.

7. Ibid. Wziwszy… ksigi Sowieskie, powici ie y pooy ie w cerkwi witey Maryi;

Roskaza dwum episkopom… powici uczniow Sowackich. Стб. 226.

8. Ibid. Z Rzymu tedy od papiea mamy sub Bo y wszystko odprawowanie chway Boey cerkiewne, a nie z Konstantinopola. Стб. 226.

9. Ibid. Стб. 227.

10. «Рatriarch constantinopolski, nieprzyznavajcy zwierzchnoci iego nad sob, traci swoje pasterstwo, choby i mia iakie orzed tym prawo do Rusi». Examen Obrony, to iest otpis na script, Obrona Werificatij nazwany... Wilno, 1621 // Архив Юго-Западной России. Киев, 1859–1911.

Ч. 1, т. 8, вып. 1. С. 573.

11. Kreuza L. Oр. cit. Сho si potym Cerkiew Grecka od tey iednoci oderwaa, Ru mao o tym wiedziaa y owszem czsto patryarchom nie podlegaa. Стб. 161.

12. Smotrzyski M. Paraenesis abo napomnienie... Krakw, 1629. S. 46.

13. Synopsis, abo krotkie spisanie praw... Wilno, 1632 // Архив Юго-Западной России. Ч. 1, т. 7. С. 598–599; Indicium, to iest, pokazanie Cerkwie prawdziwey... B. m., 1638 // Там же. Ч. 1, т. 8, вып. 1. С. 784.

14. Smotrzyski M. Obrona Verificaciey `1621 : «Wieczny abowiem to Rusi zwyczay by pod posuszestwem Patriarszym» // Там же. Ч. 1, т. 7. С. 383; Ibid. «Wiecznym zwyczaiem y prawem, przez krzest przyrodnym, nalenego Ruskiey cerkwi Episkopa, Patryarchy Konstantynopolskiego, krzywoprzysinie odstpili, granicy dioecesiey Konstantynopolskiey przeskoczyli, form praw now y nienalenego narodowi Ruskiemu pasterza w cerkiew Rusk wprowadzili». С. 373.

15. Зизаний Л. Катехизис. Гродно, 1783. С. 27-об.

16. Копыстенский З. Палинодия, или книга обороны кафолической // Русская историческая библиотека. Т. 4. Стб. 968–969.

17. Там же. Стб. 969;

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.