WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 32 |

Смысл поэтического текста не может быть формализован и представлен с помощью какого-либо одного и единого для всех понятия или знака, поэтому следует говорить о смысловом поле, которое образуется сетью индивидуальных концептов, не зафиксированных в словаре. Для каждого читателя смысл одновременно и объективен, поскольку связан с культурными концептами и системой ценностей определенной культуры, и субъективен ввиду его ориентации на личностный тезаурус. Семантическая характеристика языкового выражения в поэтическом тексте устанавливается на основе таких факторов, как уровень конкретности представления и восприятия ситуации, относительная выделенность конкретных языковых единиц и выбор точки зрения на описываемую ситуацию, что подтверждается авторами «Краткого словаря когнитивных терминов»: «Полный потенциал значений языкового выражения реализуется только при его интерпретации слушающим» [8, с. 23], а интерпретировать одну и ту же ситуацию, по мнению И. М. Кобозевой, можно по-разному «в зависимости от целого ряда факторов – прежде всего от того, что в ней для человека является значимым» [9, с. 248]. Для понимания и правильной интерпретации поэтического текста недостаточно только знания языка, необходимо также обладание знаниями в самых разных сферах деятельности человека и определенный культурный уровень.

Например, в индивидуально-авторском представлении С. Черного встречаются фелинологические коды элементов «железнодорожного дискурса»:

«Наш трамвай летел, как кот, // Напоенный жидкой лавой. // Голова рвалась вперед, // Грудь назад, а ноги вправо» (С. Черный. «Пуща-водица», 1911).

Уподобление трамвая коту связывается поэтом с двойственностью в мифологической системе. Эта двойственность проявляется в следующем: с одной стороны, кот – образ необыкновенной жизненной силы, а с другой – кот рассматривается как помощник дьявола. Чаще всего такой образ представлен в виде черного кота, но в поэзии С. Черного кот «огненно-рыжий» (на что указывает использование слова-ассоциата лава с определенной цветовой семантикой). В данном текстовом фрагменте использованные лексемы № 2 (18), 2011 Гуманитарные науки. Филология свидетельствуют об опасности (летел, лава) и неопределенности, непредсказуемости («Голова рвалась вперед, // Грудь назад, а ноги вправо» – это движение трамвая на повороте), что вызывает страх.

Представление трамвая в виде кота ассоциативно связывается поэтами Серебряного века с «усами», которые и для кота, и для трамвая очень важны.

Пантограф (устройство, обеспечивающее токосъем с контактной сети) в ассоциативно-вербальной сети воссоздает образ морды кота по принципу сходства форм (треугольник).

Кроме того, на семантическую реализацию единицы активно влияет контекст, который включает в себя индивидуализацию и дополнение смысла, а также создание правильного его понимания. Следовательно, образование актуального (индивидуального, окказионального) смысла слова представляет собой контекстуально обусловленное семное варьирование значения. Например, в поэзии Серебряного века железная дорога может быть описана с помощью номинаций железнодорожного дискурса по-разному в зависимости от поэтического представления реалии: «Черные деревья растрепанными метлами // Вымели с неба нарумяненные звезды, // И красно-рыжие трамваи, погромыхивая мордами, // По черепам булыжников ползут на роздых» (Э. Багрицкий. «Дерибасовская ночь» (Весна), 1915). В данном отрывке лексема «трамвай» сравнивается с крупным животным, на что указывает употребление соответствующих слов-ассоциатов (морда, ползти), которые имеют соответственно узуальные значения – передняя часть головы животного и очень медленное передвижение с грохотом и шумом (погромыхивая – фонетическая ассоциация). Эти номинации свидетельствует об огромных размерах трамвая. Упоминание о красно-рыжем цвете говорит о яркости, а яркие цвета привлекают, притягивают, но свидетельствуют о приближающейся угрозе и опасности.

В художественном тексте поэт способен увидеть окружающий мир и эмоционально отразить то, что не укладывается в рамки ранее увиденного, в результате чего, по мнению И. Я. Чернухиной, под влиянием авторского замысла появляются идеальные образования, которые поэт передает в тексте.

Эмоция в стихотворной речи достигает такой высокой интенсивности, что эмоциональная окраска прослеживается в каждом слове.

Эмоциональный строй стихотворения создает «поле напряжения» [10, с. 25], которое в совокупности с семантической, ассоциативной и композиционной организацией текста обусловливает не только целостность этого текста, но и целостность созданного образа. Предпосылкой ее создания выступает система и семантика ключевых слов культуры, связанных с обозначенным явлением, характерным для каждой эпохи, ассоциаций, отражающих «дух времени».

«Дух времени» проявляется в том, что в текстах определенного периода закрепляется актуальное для общества событие. Например, для конца XIX – начала XX в. таким событием стала железная дорога. Новизна, актуальность и значимость реалии для определенного периода (в нашем случае – железной дороги) позволяют рассматривать реалию как часть культуры, потому что «человек живет в контексте культуры. Она является для него “второй реальностью”. Он создал ее, и она стала для него объектом познания... Чтобы в нем разобраться, нужно проанализировать метаязык культуры» [11, с. 3]. Можно предположить, что этот язык располагает своим достаточно определенным Известия высших учебных заведений. Поволжский регион набором знаков и правилами их комбинации, т.е. для культуры характерен «культурный» словарь, который является «ключом», и если его правильно интерпретировать, то можно прочитать и понять культурную информацию.

На наш взгляд, цель любого текста, в том числе и поэтического, – представление знакомой ситуации или объекта реального мира с неожиданной стороны, т.е. концепт «железная дорога», явившись новой реалией для культуры и жизни общества эпохи конца XIX – начала XX вв., закрепляется в поэтических текстах и отражает индивидуально-авторское представление названного концепта. Ср.: «Вокзал, несгораемый ящик // Разлук моих, встреч и разлук. // Испытанный друг и указчик, // Начать – не исчислить разлук» (Б. Пастернак. «Вокзал», 1913). В приведенном поэтическом фрагменте семантический ореол образа вокзала включает как денотативные признаки реалии, так и смыслы, соотносимые с личностным опытом авторов, связанных с описываемым зданием, причем номинация представлена как обозначение не просто железнодорожного здания, а как близкого друга, с которым связано много воспоминаний.

Таким образом, для изучения дискурса необходимо проникнуть в культуру и в среду, в которых появляется исследуемый текст, и рассмотреть, осмыслить, понять условия порождения того или иного текста. Дискурсы не бывают нейтральными, в каждом высказывании можно увидеть культурную обусловленность. Любое высказывание можно связать с характеристиками, особенностями, интересами, присущими тому или иному обществу или определенной социальной группе. Это подтверждается авторами «Англо-русского словаря по лингвистике и семиотике», которые при рассмотрении дискурса учитывают тематический, культурный признаки названного понятия [12].

Исконно символическая природа города и, как следствие этого, его мифогенность закономерно приводят, с одной стороны, к превращению железной дороги в емкий культурный символ, а с другой, к тому, что этот символ становится наследником традиционных культурно-мифологических смыслов.

Концепт «железная дорога» становится элементом поэтического сознания, самосознания конца XIX – начала XX в. и закрепляется в поэтических текстах Серебряного века.

Список литературы 1. Гумбольдт, В. Язык и философия науки / В. Гумбольдт. – М. : Прогресс, 1985. – 451 с.

2. Степанов, Ю. С. Альтернативный мир, Дискурс, Факт и принцип Причинности // Язык и наука конца 20 века : сб. статей. – М. : Рос. гос. гуманит. ун-т, 1995. – С. 35–73.

3. Сулименко, Н. Е. Текст и аспекты его лексического анализа : учеб. пособие / Н. Е. Сулименко. – СПб. : Изд-во политехн. ун-та, 2007. – 212 с.

4. Караулов, Ю. Н. Русский язык и языковая личность / Ю. Н. Караулов. – М. :

КомКнига, 2006. – 264 с.

5. Тарасов, Л. Ф. Поэтическая речь (типологический аспект) / Л. Ф. Тарасов. – Харьков : Изд-во Харьков. ун-та, 1976. – 137 с.

6. Штайн, К. Э. Принципы анализа поэтического текста : учеб. пособие / К. Э. Штайн ; РГПУ им. Герцена ; СГПИ. – СПб. ; Ставрополь, 1993. – С. 12.

7. Копалинский, В. Словарь символов / В. Копалинский ; пер. с пол.

В. Н. Зорина. – Калининград : ФГУИПП «Янтар. сказ», 2002. – 267 с.

8. Краткий словарь когнитивных терминов / Е. С. Кубрякова, В. З. Демьянков, № 2 (18), 2011 Гуманитарные науки. Филология Ю. Г. Панкрац, Л. Г. Лузина. – М. : Филологический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова, 1998. – 245 с.

9. Кобозева, И. М. Лингвистическая семантика : учебник / И. М. Кобозева – Изд. 2-е. – М. : Едиториал УРСС, 2000. – 350 с.

10. Чернухина, И. Я. Общие особенности поэтического текста / И. Я. Чернухина. – Воронеж : Изд-во ВГУ, 1987. – 200 с.

11. Арутюнова, Н. Д. Язык и мир человека / Н. Д. Арутюнова. – 2-е изд., испр. – М. : Языки русской культуры, 1999. – 895 с.

12. Баранов, А. Н. Англо-русский словарь по лингвистике и семиотике / А. Н. Баранов, Д. О. Добровольский. – М. : Азбуковник, 2001. – 640 с.

Ковалева Елена Александровна Kovalyova Elena Alexandrovna преподаватель, кафедра русской Lecturer, sub-department of Russian philolфилологии и методики преподавания ogy and Russian language teaching methрусского языка, Оренбургский odology, Orenburg State University; postгосударственный университет; graduate student, Russian State University аспирант, Российский государственный named after A. I. Gertsen (Saint-Petersburg) университет им. А. И. Герцена (г. Санкт-Петербург) E-mail: alena17051983@yandex.ru УДК 801(045) Ковалева, Е. А.

«Железнодорожный дискурс» в поэзии Серебряного века: кажущийся парадокс / Е. А. Ковалева // Известия высших учебных заведений.

Поволжский регион. Гуманитарные науки. – 2011. – № 2 (18). – С. 85–91.

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион УДК 811.111’Т. Г. Волошина СИНТАКСИЧЕСКИЕ И КОММУНИКАТИВНЫЕ ТИПЫ ПОЛИПРЕДИКАТИВНЫХ КОНСТРУКЦИЙ С ПАРАТАКСИСОМ И ГИПОТАКСИСОМ В СОСТАВЕ ДИАЛОГИЧЕСКОГО ХОДА (НА МАТЕРИАЛЕ АМЕРИКАНСКИХ КИНОСЦЕНАРИЕВ) Аннотация. В рамках данной статьи предпринимается попытка рассмотреть полипредикативное предложение с паратаксисом и гипотаксисом с точки зрения соотношения формального и коммуникативного аспектов синтаксиса в диалогическом тексте киносценариев США. Результаты исследования проиллюстрировали наиболее продуктивные конструкции полипредикативных предложений с паратаксисом и гипотаксисом, являющихся компонентом диалогического хода, реализующих обширный информационный потенциал в кинотекстах.

Ключевые слова: предложение, киносценарий, диалог, коммуникативный ход.

Abstract. The article deals with peculiarities of American Scripts’ syntactic and dialogical structural aspects. Theoretically possible models are compared with structural-probable units of compound complex sentences used in the text of a movie script.

Minimal models are considered to be the key structures of US scripts revealing versatile information.

Key words: sentence, script, move, dialogue.

Целью данной статьи является исследование полипредикативного предложения с паратаксисом и гипотаксисом с точки зрения соотношения формального и коммуникативного аспектов синтаксиса. Актуальность исследования обусловлена необходимостью дальнейшего изучения полипредикативного предложения как в рамках собственной парадигматики, так и текстовой синтагматики.

С середины XX в. появилось много работ, посвященных исследованию различных аспектов сложноподчиненного и сложносочиненного предложения (В. В. Бабайцева, В. А. Белошапкова, И. А. Василенко, Л. Л. Иофик, Б. А. Ильиш, И. П. Крылова, Г. П. Уханов, Н. Н. Холодов, В. В. Щеулин и др.). Разновидности полипредикативных предложений, в частности конструкции, основанные на сочетании паратактических и гипотактических связей, не получили должного освещения как в отечественной, так и в зарубежной лингвистической литературе.

Для того чтобы выявить соотношение синтаксических и коммуникативных типов полипредикативного предложения с паратаксисом и гипотаксисом и понять сложную природу этой конструкции, следует рассмотреть ее функционирование не только в монологическом, но и в диалогическом текстах.

Вслед за К. И. Раковой мы рассматриваем полипредикативное предложение с сочинением и подчинением как конструкцию, состоящую из двух комплексов: паратактического и гипотактического. Паратактический комплекс может быть минимальным, состоящим из одной предикативной единицы, и расширенным, объединяющим более двух предикативных единиц.

№ 2 (18), 2011 Гуманитарные науки. Филология Гипотактический комплекс представляет собой минимальную конструкцию (двухчастную, состоящую их главной и придаточной части) и расширенную, которая построена посредством одной или сочетания двух и более типов синтаксической связи.

Исходя из количества компонентов, характера связи, полипредикативные предложения с паратаксисом и гипотаксисом рассматриваются как конструкции, способные к дальнейшему расширению: предложения с расширенным паратактическим и минимальным гипотактическим комплексами, предложения с расширенным гипотактическим и минимальным паратактическим комплексами, предложения с расширенными паратактическими и гипотактическими конструкциями, предложения с отдельными гипотактическими комплексами и предложения с отдельными гипотактическими комплексами, объединенные с паратактическими блоками [1, с. 27].

В настоящее время активно развивающаяся прагмалингвистика и лингвистика текста требуют исследования механизма функционирования единиц речевой деятельности в диалогическом тексте, так как именно в этой коммуникативной среде ярко проявляются доминантные свойства языковых единиц.

Анализ структуры диалогической речи приводит к выявлению его составляющих, терминология и статус которых постоянно уточняется и неоднозначно определяется различными отечественными и зарубежными исследователями: высказывание, реплика, речевой акт, шаг, ход, turn, move, Minimaleinheit, Gesprchsscritt, Gesprchsakt и т.д. (П. В. Зернецкий, М. Р. Львов, Л. М. Михайлов, И. П. Сусов, Н. Ю. Шведова, P. Earnst, S. Levimson, J. Meibaner, J. Mey, B. Techtmeier и др.).

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.