WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

Кампильо, указавшим на случаи употребления эпитета в Чичен Ице вне контекста указаний на родственные отношения, а так же применительно к постройкам (!) и предположившим, что kit VII-X вв.возможно соответствует раннеколониальному юкатекскому kich, по ранним словарям – «…cosa buena y santa» (добрая и святая вещь), где указывались примеры употребления kich в отношении обычных людей – «cich uinik huan»1 (Calepino, T. III, P. 1547). При этом Кампильо предложил считать, что имела место вариация kit/kich в пределах региона, отметив, правда, что такая практика не документирована (Campillo, 1995, T. I. P. 98). И в самом деле имеются примеры обратного, заставляющие нас усомнится, что такая вариация существовала.

Действительно, имеющиеся примеры употребления kit в иероглифических надписях не относятся к описанию родственных отношений. Правитель майя указывается в парадных надписях как чей-либо сын с употреблением соответствующих терминов (сын-для-матери (-[y]al) или сын-для-отца ([y]une)). В случаях же с kit мы имеем дело либо с «владельческими» надписями (Чичен-ица), где указываются имя вещи и единственный владелец, либо с целым корпусом надписей (Эк Балам), где эпитет kit включен в состав имени правителя Эк Балама – U Kit Kan Lec Tok’, что также исключает его употребление как термина для обозначения родственных отношений. Тем не менее вариации kit/kich нигде не засвидетельствовано. Ссылки на возможные региональные особенности (основной массив надписей дошел из восточных областей полуострова (Эк Балам и Чичен-Ица), в то время как словари составлялись на западе (Мотуль)) подмываются тем фактом, что на самом деле эпитет kit встречается и в редких юкатекской исторической традиции, дошедшей в пересказе испанских колониальных авторов в документах, относящихся к западным областям.

В «Сообщении из Исамаля и Санта Марии» приводится пересказ на испанском языке традиции о четырех легендарных основателях Исамаля, двое из которых имеют 1 Пример из словарей на майя даны в оригинальным миссионерским алфавитом, где имеются специальные знаки для глотальных согласных, а «с» в любой позиции читается как «к», в отличии от глотального «к», обозначенного как «к». Все остальные – в принятой майянистами транскрипции - глоты обозначены апострофом. Данные из испанских документов приводятся в их оригинальной транслитерации.

Международная научная конференция «Ломоносов–2009» эпитет kit – «Quitahcutz» и «Quitahcoy» - Kit Ah Kutz и Kit Ah Koy, от которых якобы происходят все люди с родовым именем Куц или Кой (Relaciones…1985, T. I. P. 305).

Здесь kit употребляется перед именем персонажей.

Другие случаи употребления связаны и вовсе с южными низменностями в постклассический период. Как следует из документов, относящихся к испанскому завоеванию Тайясаля, последнего майяского царства, эпитет kit употребляется двумя представителями знати Тайясаля, с которыми правитель совещался по поводу отправки посольства к испанскому губернатору. Как следует из заявлений посла, оба они носили титул Аh Kit Can, то есть здесь эпитет kit также как в Экабаламе является частью имени (Declaracion del embajador…1996, P. 156).

При этом ни в «земельных договорах» XVI в. с Северного Юкатана, ни в перечнях поселений, миссионерских отчетах и прочих испанских документах относящихся к Центральному Петену этот эпитет больше не встречается. Случай употребления kit в составе имени применительно к современникам отмечен в постклассику только в Тайясале. Вполне вероятно, что выйдя из употребления после отхода от традиции создания монументальных надписей в X в. он сохранился на Юкатане в качестве реликта в исторической традиции (ср. например, с употреблением титула знати классического периода бакаб, в постклассику применявшегося только к богам четырех углов земли).

Возможно, в Центральном Петене он сохранился за счет его относительной политической изоляции от Юкатана. Появление юкатекоязычных майя-ица в чоланоязычном Петене произошло скорее всего именно в терминальную классику, когда через некоторое время после коллапса в южных низменностях в X там появляются люди, чьи традиции керамике, скульптуре и архитектуре указывают на Северный Юкатан (Пакин, 2000). В этот период эпитет еще мог употребляться и сохранился в качестве своеобразного реликта, как и некоторые другие титулы (напр. chatan).

Можно согласиться с тем, что чисто юкатекский эпитет kit не относится к терминам, описывающим родство, однако его связь с kich (святой, добрый) является гипотетической и остается недокзазанной.

Источники и литература Calepino de Motul. T. III. Mexico. 1995.

Campillo, M. Garcia. La toponimia y antroponimia en las inscripciones de las inscripciones mayas clasicas de Yucatan. T. I. 1995.

Declaracion del embajador de Canec, Ah Chan, ante el gobernador Martin de Ursua-y-Arismendi.

Merida. 29 de diciembre de 1695 // Documentos para la historia indigena de Yucatan. T.1. - Idolatria y sublevacion. Mexico. 1996.

Relaciones historico-geograficos de la gobernacion de Yucatan. T. I. Mexico. 1985.

Roys R. Personal Names of the Maya of Yucatan. CIWP №523. Washington. 1940.

Пакин А. В. В сердце «Края войны»: вопросы политической географии майя Центрального Петена в XVII веке // Развитие цивилизации в Новом Свете. 2000.

Экономическая политика Селевкидов в 90–80-х годах III в. до н.э.

(восточные сатрапии) Смирнов Святослав Викторович Аспирант Институт всеобщей истории РАН E-mail: smirnovsv3@yandex.ru После битвы при Ипсе (301 г. до н.э.) государство Селевка значительно увеличилось за счет присоединения Сирии и восточной части Малой Азии. Главный Секция «История». Подсекция «История древних цивилизаций» противник Селевка Антигон Одноглазый погиб, а его сын Деметрий пока не представлял особой угрозы. Однако, одержав победу над врагом, Селевк столкнулся с иными трудностями. Его огромная армия нуждалась в постоянном финансировании. Также необходимо было позаботиться о новых территориальных приобретениях. Выход в Средиземное море, полученный с присоединением Сирии, позволил привлечь в новое государство внушительные потоки колонистов из Греции и Македонии. Именно здесь, в Сирии в 300 г. до н.э. Селевк построил свою столицу Антиохию на Оронте. Этот город стал своего рода посредником между Востоком и Западом. Сюда привозили многочисленные товары из Бактрии, Индии, Месопотамии, после чего они попадали в Грецию. Из Европы же в Антиохию приезжали колонисты, готовые заселять территории нового государства. Но столь сложная система товарных и миграционных потоков, для ее эффективности, требовала установления системы постоянного контроля.

Примерно в 295/294 гг. до н.э. царь Селевк объявил своего сына Антиоха соправителем и поручил ему управление Восточной частью державы (App. Syr. 308–(59–61); Plut. Dem. 38). В задачи Антиоха в первую очередь входила организация экономики сатрапий: а именно, установление системы налогообложения, налаживание постоянного выпуска серебряной монеты, а также обеспечение безопасности основных торговых путей. Столицей Антиоха стал город Селевкия на Тигре.

Особый экономический интерес для Антиоха представлял район Месопотамии.

Колонизация Селевкии на Тигре до 301 г. до н.э. велась в основном за счет внутреннего людского ресурса – жителей Вавилона, но к моменту прибытия сюда Антиоха, город уже стал полисом: здесь появляются царские чиновники – эпистаты. В это время Селевкия становится крупнейшим торговым центром Междуречья, затмив Вавилон и Урук. Население города было обложено соленым налогом (Бикерман. 1985). Помимо этого был установлен налог на продажу рабов. Налогообложение Урука и Вавилона было похожим. Особое значение в экономической жизни этих городов играла торговля рабами, с которой Антиох старался разными способами собрать как можно больше денег. Другой важной статьей доходов Селевкидов здесь были портовые и таможенные пошлины, ведь и Урук и Вавилон вели масштабную международную торговлю (Aperghis. 2004). Так же Селевкиды старались контролировать и разработку природных ресурсов региона (Aperghis. 2001). Возможно предположить, что кроме перечисленных налогов были введены и некоторые другие. Одна из вавилонских хроник конца 290-х годов свидетельствует о том, что Антиох ввел в Вавилоне некий весьма обременительный налог (BCHP 5). Однако miksu – слово, обозначающее в данном случае этот самый налог – двусмысленно: либо часть урожая, либо таможенный сбор. В принципе допустимо совместное существование обоих вариантов. Как часть экономической политики Антиоха в Вавилонии необходимо отметить взаимоотношение с местными храмами, которые являлись вторыми, после царя, земельными собственниками. Первые контакты с ними, безусловно, носили скорее политический характер. Так, к примеру, Антиох щедро одаривал храмы Сина (BCHP 5) и Мардука (BCHP 6) в Вавилоне (Boiy. 2004), а также храм Изиды в Борсиппе (Sherwin-White.

1991). Но впоследствии земли храмов были также обложены налогом.

Другим экономически важным для Антиоха регионом была Бактрия. Ресурсы этой сатрапии были весьма многочисленны. Особенно Селевкиды были заинтересованы в добыче драгоценных металлов, которыми была богата Бактрия. В этой сфере ей не было равных в государстве Селевкидов, более того, шахты Бактрии давали больше серебра и золота, чем все остальные сатрапии вместе взятые (Aperghis. 2004). В начале III в. до н.э. Селевкиды нуждались в постоянных поставках серебра. Выплаты армии должны были осуществляться регулярно и желательно в серебре. Ко времени соправительства Антиоха относится выпуск серебряных монет типа «слоновая колесница». Эти монеты были отчеканены на монетных дворах восточных сатрапий и Международная научная конференция «Ломоносов–2009» были созданы для укрепления монетного обращения. Также как и Вавилония, Бактрия была сельскохозяйственным регионом, в котором практиковалось ирригационное земледелие. Скорее всего, Антиох старался всячески поддержать эту сторону хозяйственной жизни региона, для последующего налогообложения. Помимо этого через Бактрию везли товары из Индии, торговля с которой занимала особое место в экономической политике первых Селевкидов. Для организации торговых отношений с этим государством были выпущенные специальные монеты, основанные на индийской весовой системе. По всей видимости, посольства Мегасфена и Деимаха имели кроме политических и экономические цели. Однако в Бактрию в начале III в. до н.э. вторглись кочевники, угрожая проникновением в другие сатрапии. Параллельно этому начались восстания в оазисах сатрапии. Для их усмирения Антиоху понадобилось совершить несколько карательных экспедиций, прежде чем начать организацию экономической жизни.

Итак, восточные сатрапии воспринимались первыми Селевкидами как важные экономические области. Пытаясь максимизировать свои доходы, цари Селевк и Антиох искали различные способы налогообложения именно восточных регионов. Природные ресурсы их были гораздо богаче, нежели в западных областях. Возможно предположить, что ресурсы восточных сатрапий (Бактрии, Сузианы, Месопотамии) были основным экономическим потенциалом государства Селевкидов в 290–280 года III в. до н.э.

Литература Бикерман Э. Государство Селевкидов. М., 1985.

Aperghis G. Population – Production – Taxation – Coinage: A Model for Seleukid Economy // Hellenistic Economies. L.–NY, 2001.

Aperghis G. The Royal Seleukid Economy. Cambr., 2004.

Boiy T. Late Achaemenid and Hellenistic Babylon. Leuven, 2004.

Sherwin-White S. Aspects of Seleucid Royal Ideology: The Cylinder of Antiochus I from Borsippa // JHS. 1991. P. 71–86.

Работники в хозяйстве эллинского земледельца VIII до н.э.

(на основе данных Гесиода) Сычёв Михаил Викторович Студент Белорусский государственный университет, Минск, Белоруссия E–mail: houstofliberary@mail.ru Переломным этапом в истории эллинов считается VIII в. до н.э. — переходное время между гомеровским и архаическим периодами. От него из письменных источников до нас дошли только творения Гомера и Гесиода. Но в эпосе первого наблюдается напластование большого количества разновременных слоёв. И только Гесиод пишет как современник именно о VIII в. до н.э. В поэме «Труды и дни» этот автор даёт наставления своему брату Персу кроме прочего и в области ведения земледельческого хозяйства, упоминая также работающих в этом хозяйстве людей.

Изучение социального статуса этих людей ещё с 1950-х годов велось в русскоязычной историографии в рамках исследований становления рабовладельческого строя в Элладе.

Сегодня, после, по крайней мере, частичного отказа от формационного подхода, необходимо снова вернуться к данной теме.

В ходе работы проводились как обзор русскоязычной историографии, так и анализ источника. В источнике анализировались термины, соответствующие категориям работников с применением исторических и филологических методов, причём после выделения термина рассматривались все случаи его употребления, а не только Секция «История». Подсекция «История древних цивилизаций» относящиеся непосредственно к циклу сельскохозяйственных работ. Оказалось, что спорным является даже количество терминов, обозначающих работников.

В историографии отсутствует единое мнение по данной теме. Анализ источника дал следующие результаты. Aizos1, также, как и aritr, являются эпитетами и не обозначают самостоятельных категорий. Dmos – чаще всего встречающийся термин – обозначает людей, в некоторых случаях принадлежащих к дому хозяина, в других – в определённой степени (неясно, в какой именно) зависящих от хозяина (оба эти положения не противоречат друг другу). Gyn, gynaikos обозначает женщину как жену, детородную женщину, источник беды; часто встречающееся в историографии приписывание рабского статуса женщине, фигурирующей в строке 405, оказалось ошибочным. Erithos и ths обозначают людей, соответственно женского и мужского пола, находящихся в хозяйстве лишь часть года, судя по всему, лично свободных, упоминание их лишь в одном предложении не даёт возможности сказать что-либо конкретнее. В целом можно сказать, что в поэме Гесиода речь идёт о работниках, в определённой степени зависимых от хозяина, но в какой именно – источник уточнить не позволяет. В частности, нельзя признать правомерным часто встречающееся в историографии утверждение о безусловном наличии в описанном в поэме хозяйстве рабов.

Литература Вересаев В. Эллинские поэты. — М: Наука, 1929.

Дворецкий И. Х. Древнегреческо-русский словарь. М: Просвещение, 1961.

Колобова К. М. Глускина Л. М. Очерки истории Древней Греции. — Л.: Госуд. уч-пед. издво мин. просвещ. РСФСР Ленинград. отделение, 1958.

Корзун М. С. Формирование полиса и новая религиозно-социальная концепция//Вытокi гiстарычнай навукi БДУ. Мн: Изд-во БГУ, 2005.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.