WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

8. Чуистова Л.И. (1962) Античные и средневековые весовые системы, имевшие хождение в Северном Причерноморье // Археология и история Боспора. Симферополь. Вып. 2. с. 4487.

9. Шелов-Коведяев Ф.В. (1985) История Боспора в VI-IV вв. до н.э. // Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1984 год. М.: Наука. с. 5187.

К вопросу о государственном устройстве Боспора в первые века н.э.

Грингоф Сергей Александрович Аспирант Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого, Тула, Россия E-mail: Gringof85@rambler.ru После поражения Митридата VI Евпатора, а затем и Фарнака II в войне с Римом, Боспорское государство находится перед выбором: оставаться с понтийской ориентацией и противостоять самому могущественному врагу или войти в орбиту влияния Рима. Асандр формально признает римское влияние, по сути, оставаясь иранским государством по образцу греко-восточных монархий. Последующие правители не смогли изменить, выражаясь современным термином, национальное самосознание. И, в первую очередь, это видно по тому, как строится государственно-административная система.

По каким-то причинам в науке никто обособленно не занимался боспорской администрацией римского времени. Частично этот вопрос затрагивался в контексте иных исследований (Шепко, 1988, стр. 52-58; Петрова, 2001, стр. 48-51; Сидоренко, 2001, стр. 137 и др.) или упоминался в комплексных работах по истории Боспорского государства (Ростовцев, 2002, стр. 142; Зубарь, 2006, стр. 194-195 и др.).

В нашем распоряжении имеется довольно скудная источниковедческая база. В первую очередь, это эпиграфический материал (КБН), который дает наименование ряда высших должностей, поддающихся интерпретации.

Вследствие недостатка источников и малой проработанности этого вопроса в научной литературе, нам приходится применять метод исторических аналогий с Понтийским государством, царством Селевкидов, как наиболее близких по историческому развитию эллинистических государств. Например, Понт оказал непосредственное влияние на Боспор, и последний очень многое перенял у своего соседа. По этим государствам есть ряд работ связанных с административным управлением царства (Сапрыкин, 1992, стр. 85-114; Голубцова, 1992, стр. 59-84).

Царство, по образцу Понта, делилось на области, которыми управляли царские наместники. Известны должности начальников царской резиденции (европейской части Боспора), острова (Таманский полуостров), аспургиан, Горгиппии и Феодосии; Танаис и устье Дона, как отдельная пограничная зона, управлялись наместниками в ранге пресбевта. Кроме того, в центральном правительственном аппарате известны должности начальников двора, финансов, управляющего священными делами, хранителя казны и др.

На европейском Боспоре давно известны так называемые укрепленные усадьбы, располагавшиеся на незначительном удалении от Узунларского вала. Скорее всего, эти усадьбы выступали в роли резиденций боспорских должностных лиц, которые должны были контролировать надежное функционирование пограничной оборонительной системы и прилегающих к ней административных районов. Наилучший пример – это укрепления у дер. Ново-Отрадное (Кругликова, 1998, стр. 151-162), а также их Международная научная конференция «Ломоносов–2009» определенное сходство с резиденцией Хрисалиска, исследованной на Таманском полуострове (Сокольский, 1976, стр. 89-110).

Скорее всего, они являлись резиденциями должностных лиц, на которых был возложен не только контроль за сельскохозяйственной деятельностью в этой части царства, но и функции военного командования. В случае вторжения неприятеля окрестные жители (военные поселенцы) могли укрываться в укрепленных усадьбах, совершая вылазки под руководством представителя царской администрации.

Административное деление государства и контроль за его функционированием строился по «полувоенному принципу». Причем эта система была довольно гибкой;

когда цари привлекали на свою сторону многие местные племена, знать этих племен становилась на государственную службу Боспора и могла дослужиться до самых высших и почетных должностей. Ярким примером является этнарх Асандр. Это явление напоминает нам о понтийской традиции, где существовала такая же система вовлечение варварской знати в управление царством (Сапрыкин, 1992, стр. 98-99).

Институты государственной власти сформировались под влиянием военного фактора. В первую очередь, это царь, в его руках была высшая военная власть: он сам назначал военачальников, а в некоторых случаях сам осуществлял главнокомандование.

Исторические условия развития Боспорского государства порождали необходимость организации управления пограничными территориями не только с хозяйственной точки зрения, но и сугубо военной. Мы видим, некую «вертикаль» власти, состоящую из полувоенных элементов, что определяет максимальные полномочия царя и его приближенных, а, с другой стороны, слабое развитие органов местного самоуправления.

Источники и литература Голубцова Е.С. (1992). Полис и монархия в эпоху Селевкидов // Эллинизм: восток и запад.

Зубарь В.М., Зинько В.Н. (2006). Боспор Киммерийский в античную эпоху. Очерки социально-экономической истории // Боспорские исследования. Вып. XII.

Корпус боспорских надписей (1965).

Кругликова И.Т. (1998). Поселение у деревни Ново-Отрадное // Древности Боспора. Т. 1.

Петрова Э.Б. (2001). Менестрат и Сог. (К вопросу о наместниках в Феодосии первых веков н.э.) // Боспорские исследования. Вып. 1.

Ростовцев М.И. (2002). Эллинство и иранство на юге России. М.: Издательский дом «Книжная находка».

Сапрыкин С.Ю. (1992). Структура земельных отношений в Понтийском царстве // Эллинизм: восток и запад.

Сидоренко В.А. (2001). Высшие воинские должности на Боспоре во II – начале IV в. н.э. (по материалам эпиграфики). Боспорские исследования. Вып. 1.

Сокольский Н.И. (1976). Таманский Толос и резиденция Хрисалиска. М.: «Наука».

Шепко Л.Г. (1988). О территориально-административной структуре Боспорского царства // Из истории древнего мира и средних веков.

Секция «История». Подсекция «История древних цивилизаций» Справедливость в представлениях древних греков классического периода по данным аттической трагедии (на основе сюжета об Оресте и Электре) Дюкарев Владимир Александровичстудент Белгородский государственный университет, Белгород, Россия E-mail: djukarev.vl@mail.ru В настоящее время существуют различные тенденции развития исторической науки. Одним из наиболее перспективных направлений является историческая антропология, сделавшая человека и, прежде всего, многообразие его внутреннего мира, главным объектом исторического познания. Важной областью подобного рода исследований является изучение этнопсихологии и мировоззрения древних обществ, их отношения к внешнему окружающему миру и взаимоотношений внутри социума.

Одним из важнейших структурных компонентов картины мира человека, его мировоззрения является система ценностей. Элементом данной системы выступает справедливость, а её роль и функции в древнегреческом обществе стали объектом данной работы. Предмет исследования – диахронный аспект представлений греков о справедливости (их эволюция), изучаемый на основе данных литературной традиции.

Данная категория в современной этике ценности определяется как предварительное условие осуществления остальных аксиологических установок (Философский словарь, 2003), что определяет её как фундаментальный компонент системы ценностей в целом. По мнению Дж. Харрисон именно справедливость () явилась тем основным «законом», который лежал в основе существования всей древнегреческой культуры (1927, p. 517). Данное определение характеризует изучаемую категорию как структурообразующий элемент всей мировоззренческой системы греков.

После изучения представлений о справедливости на основе источников исторического характера (Дюкарев, 2008) для более объективной оценки полученных результатов был расширен корпус анализируемых источников. Не рассматривая достаточно глубоко и разносторонне исследованную философскую традицию, в основу исследования нами были положены литературные памятники эпохи – произведения аттической трагедии. Именно развитие трагедии от Эсхила до Еврипида, как наиболее популярного жанра литературы, даёт яркую картину изменений происходящих в сознании греков. Являясь отражением философских и интеллектуальных споров времени автора (см. например: Eurip. El. 728-738; Aesch. Ag. 393-398; Eum. 538-542), а часто и реакцией на события года постановки, трагедия является важным источником при изучении рассматриваемой проблематики.

Самая эволюция структуры греческой трагедии – есть отражение видоизменения аксиологической системы древних греков: рост социального значения отдельной личности в жизни полиса и повысившийся интерес к ее художественному изображению приводят к тому, что в развитии трагедии роль хора уменьшается, вырастает значение актера, их число возрастает (Тронский, 1988, c. 111). По мнению В.Н. Ярхо трагедия, порождённая афинской демократией и обращённая ко всему коллективу граждан, была по своей природе предназначена для того, чтобы ставить на открытое обсуждение центральные вопросы общественной нравственности (2000, c. 8). Всё это убеждает нас в большой значимости данных источников при изучении вопросов, связанных с анализом аксиологической структуры исследуемого социума.

В основу данной работы положена драматическая обработка заключительной части цикла мифов о Пелопидах, нашедшая отражение в «Орестее» Эсхила, «Электре» Автор выражает признательность доценту, к.и.н. Семичевой Е. А. за помощь в подготовке тезисов.

Международная научная конференция «Ломоносов–2009» Софокла, а также «Электре» и «Оресте» Еврипида. Именно данный комплекс источников представляет нам наиболее яркий воплощённый в сознании авторов пример эволюции мировоззрения древнегреческого общества в течение V-IV вв. до н.э. Взяв за основу один и тот же мифологический сюжет, трагики различно подходят к разработке темы, что прослеживается и в их представлениях о справедливости и её роли в обществе.

Необходимо отметить, что ни один из авторов рассматриваемых источников не использует для обозначения справедливости наиболее подходящий по своей смысловой структуре термин «». В данном отношении наибольшее распространение получает несколько аморфное и многозначное понятие «» - переводимое как «выполнение правил и обычаев; праведность, законность, справедливость». Кроме того, справедливость всё больше отождествляется с правдой и, следовательно, обозначается как «» - традиция, привычка, право, правда (Liddell, 1940). Данное обстоятельство можно объяснить тем, что концепция справедливости того или иного автора быстрее и проще находит опору в сознании простого афинянина через персонифицированную Правду (), чем через безличную и неопределённую Справедливость – силу, лежащую в основе действий олимпийцев (). Кроме того, это является отражением процесса гуманизации аксиологической системы древнегреческого общества: усиления роли личности и возрастающего к ней внимания – что также проявилось в персонификации судьбы в Мойрах, справедливости в Правде.

Итак, наиболее четко оформленной представляется концепция справедливости, изложенная Эсхилом. В «Орестее» справедливость предстаёт непреложным законом миропорядка, лежащим в основе всякого человеческого действия (Aesch. Ag. 248, 1563, 1577; Lib. 646), и обеспечивается богами (Lib. 783; Eum. 149, 162 и т.д.). Именно Справедливость, проводником которой выступает Аполлон, толкает Ореста на убийство матери (Lib. 639; Eum. 711), которое он тяжело переживает, считая себя заложником Правды, ведь он ничто «по сравнению с судом Правды» (Lib. 55).

В «Электре» Софокла справедливость уже не рассматривается как всеобщий закон, а выступает исключительно как богиня Правда (Soph. El. 233, 472, 516 и т.д.). Не Клитемнестра, руководствуясь справедливостью, убивает Агамемнона – это делает Правда (El. 516; см. также 558).

Драматургическое творчество Эврипида протекало почти одновременно с деятельностью Софокла, и, тем не менее, в исследуемых текстах обнаруживаются некоторые различия в представлениях о справедливости. Являясь «философом на сцене» (Тронский, 1988, с. 140), Еврипид наиболее оперативно откликался на важнейшие вопросы социальной и политической жизни Афин. Видимо с этим связано отождествление им справедливости и Правды с законностью и судом (Eurip. El. 1060, 1165; Or. 1, 187, 507, 1625 и т.д.). По тем же причинам справедливости всё чаще приходится исполнять роль кары и возмездия (El. 873, 1155,; Or. 1353, 1598).

Таким образом, в результате данного исследования мы пришли к двум основным выводам. Во-первых, проведя эпистемологический анализ справедливости, выявлено, что в отличие от данных исторической традиции изученный материал апеллирует терминами «» и «», что определяется аудиторией рассматриваемых авторов.

Во-вторых, справедливость, как категория ментальности, не является статичным объектом, а находится в постоянном развитии, включая в своё смысловое поле всё новые значения. Особенностью отражения справедливости в данном виде источников является её более динамичная эволюция, причины которой были определены выше.

Литература Тронский И.М. (1988) История античной литературы. М.: Высшая школа.

Философский словарь (2003): под ред. Г. Мишкоффа. М.: Республика.

Ярхо В.Н. (2000) Трагедия. М.: Лабиринт.

Секция «История». Подсекция «История древних цивилизаций» Harrison, J. (1927) Themis: A study of the Social Origins of Greek Religion. Cambridge:

Cambridge University Press.

Liddell, H. G., Scott, R. (1940) A Greek-English Lexicon. Oxford: Clarendon Press.

Нравственное учение Климента Александрийского Зайцева Ирина Валерьевна Аспирант исторического факультета Белгородский государственный университет, Белгород, Россия E–mail: state@bupk.ru; bolgov@bsu.edu.ru Одним из самых интересных и своеобразных вопросов в учении Климента Александрийского является рассмотрение им проблем нравственности, что является естественным продолжением и следствием антропологии александрийского дидаскала.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.