WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 63 | 64 || 66 | 67 |   ...   | 85 |

Исследование спектральных характеристик фоновой ЭЭГ у школьников 11-12 лет показало, что у девочек с односторонним левополушарным типом доминирования мозга показатели фоновой ЭЭГ более зрелые и ближе к возрастной норме, чем у их сверстников с другими типами мозгового доминирования. Анализ спектральных характеристик основных ритмов ЭЭГ старших школьников и студентов показал, что у учащихся с высоким качеством вербальной деятельности мощность этих ритмов, как в фоне, так и при решении тестов ниже, чем у испытуемых с низким качеством вербальной деятельности. Выявлены реципрокные изменения спектральных мощностей основных ритмов ЭЭГ в процессе зрительнопространственной и вербальной мыслительной деятельности у старших школьников и студентов. Эти различия, по-видимому, связаны с разным уровнем активации мозга в процессе вербальной и зрительно-образной деятельности. Высокое качество вербальной деятельности связано с высоким уровнем активации мозга в целом, в то время как успешная зрительно-образная мыслительная деятельность не требует повышения уровня активационных процессов в мозге.

Долговременная потенциация в префронтальной коре крыс при стимуляции гиппокампа и миндалины Поспелов А.С., Серков А.Н. (Москва, Zavrdark@gmail.com) Префронтальная кора – важный отдел коры больших полушарий, функция которого связана с рабочей памятью, обучением и другими важнейшими формами поведения. Одним из важнейших направлений этих исследований является изучение синаптической пластичности в префронтальной коре. Большинство работ посвящены синапсам, образуемым аксонами нейронов гиппокампа на нейронах префронтальной коры, в то время как пластичность связей базолатеральной миндалины с префронтальной корой остаётся практически неисследованной.

В работе исследовали фокальные вызванные потенциалы (ФВП), возникающие в префронтальной коре мозга крысы при электрической стимуляции зон СА1 и субикулюма гиппокампа и базолатеральной миндалины. Длительное изменение амплитуды ФВП (долговременную потенциацию) получали путём высокочастотной стимуляции (250 Гц 20 серий по 50 импульсов) этих структур. Исследование проведено на 11 животных линий Вистар и КМ. Эксперименты проводились как на свободноподвижных крысах, так и на наркотизированных хлоралгидратом.

Форма ФВП, зарегистрированных в префронтальной коре при стимуляции гиппокампа, соответствует известной из литературных данных, в то время как ФВП, зарегистрированные при стимуляции миндалины, отличались от описанных в литературе. В то же время, некоторые компоненты «гиппокампальных» и «амигдалярных» ФВП сходны между собой.

После высокочастотной стимуляции как гиппокампа, так и миндалины, амплитуда ФВП возрастала на 50-200%. Изменения амплитуды ФВП носили долговременный характер (от одного часа до нескольких суток). Таким образом, нами была показана возможность получения долговременной потенциации синапсов, образованных аксонами нейронов базолатеральной миндалины на нейронах префронтальной коры. Полученная потенциация была сходна с пластическими изменениями, получаемыми путём высокочастотной стимуляции гиппокампа.

Также было исследовано влияние высокочастотной стимуляции одного из афферентов префронтальной коры на ФВП, возникающие при стимуляции другого. Получено достоверное увеличение амплитуды ФВП, регистрируемых при стимуляции гиппокампа на 30-115% (после высокочастотной стимуляции миндалины) и увеличение амплитуды ФВП, регистрируемых при стимуляции миндалины, на 10-40% (после стимуляции гиппокампа, у 3 из 7 исследованных животных). Механизмы этих изменений нуждаются в дополнительных исследованиях. Работа частично поддержана РФФИ (грант №09-04-00481).

Изменение спонтанной кальциевой активности нейронов и астроцитов гиппокампа крыс в период постнатального онтогенеза Потанина Александра Васильевна (Нижний Новгород, potaninaalexa@mail.ru) Гиппокамп – это часть головного мозга, которая используется для хранения и обработки пространственной информации, а также участвует в процессе формирования долговременной памяти. Для изучения функций гиппокампа важную роль играет анализ нейрон – астроцитарных взаимодействий. Таким образом, такие процессы, как обучение и память имеют очень сложные клеточные основы. Незрелый мозг имеет ряд особенностей, отличающих его от взрослого мозга. Прежде всего, эта особенность важна для процессов обучения. Обучение – есть результат опыта, а именно, долговременное изменение нейронных связей после электрической активности нервных клеток. История открытия и изучения спонтанной активности клеток гиппокампа накопила большое число доказательств значимости данного рода активности. Однако, большинство работ в области изучения спонтанной активности у животных разного возраста сфокусированы на явном парадоксе так называемых «молчащих синапсов», присутствующих в раннем постнатальном периоде развития. Данный период развития мозга характеризуется наряду с продолжающимся синаптогенезом высокой пластичностью. В этом процессе важную роль играет повышенная возбуждающая нейропередача, опосредованная глутаматными рецепторами. У крыс она максимальна на второй неделе постнатального развития. У глиальных клеток (это электрически неактивные клетки мозга) можно наблюдать увеличения внутриклеточной концентрации кальция, выделяемого из внутриклеточных депо. Это позволило сделать предположение, что астроциты, возможно, интегрируют нейронную активность.

В данной работе сравнивалась спонтанная активность клеток переживающих срезов гиппокампа молодых (Р5 – Р14) и взрослых крыс (Р21 – Р33). Уровень кальция в клетках оценивался по уровню флуоресценции кальциевых красителей – Sulforhodamine 101 и Oregon Green 488 BAPTA 1-AM. Записи спонтанной активности клеток проводили в течение 30-60 минут на лазерном сканирующем микроскопе Zeiss LSM510 NLO Duoscan. Данные обрабатывались с помощью оригинального программного пакета ASTROSCANNER по последовательности флуоресцентных изображений. С помощью данного метода можно снимать спонтанную активность астроцитов стабильно в течение 2-х часов и более.

Было установлено, что частота спонтанных кальциевых осцилляций увеличивается в период постнатального развития крыс. Также экспериментально доказано, что спонтанная активность нейронов и астроцитов коррелируют. Установленный факт, что число отростков астроцитов с возрастом увеличивается, подтверждает ранее полученные данные.

Работа поддержана РФФИ (08-02-00724, 08-04-97109, 09-04-01432, 09-04-12254-офи_м), 2.1.1/6223 Аналитическая ведомственная целевая программа «Развитие научного потенциала высшей школы (2009-2010 гг.)». Данные эксперименты проводились при поддержке лаборатории Института мозга Рикен, RIKEN Brain Science Institute (Япония), Нижегородской Государственной Медицинской Академии. Автор выражает благодарность д.б.н. А.В. Семьянову, д.ф.- м.н. В.Б. Казанцеву, д.м.н. И.В. Мухиной, к.ф.-м.н. Ю.Н. Захарову, к.ф.-м.н. М.И. Бакунову, А.С. Пимашкину.

Исследование программирования саккадических движений глаз в экспериментальной схеме «Двойной шаг» Потапова В.Д., Котенев А.В. (Москва, v_potapova@neurobiology.ru) На 10 испытуемых исследовалась величина латентного периода (ЛП) саккады и топография усредненных пресаккадических потенциалов при предъявлении двух коротких последовательных зрительных стимулов в различных полуполях (схема «двойной шаг»).

Экспериментальная схема позволяет выявить этап принятия решения в программировании саккады.

При длительности первого стимула в 50мс наблюдалось существенное увеличение числа одиночных саккад на второй стимул, по сравнению с длительностью стимула в 150 мс (75,4 и 24,6% соответственно, p<0,05). У всех испытуемых установлено увеличение ЛП саккад при длительности первого стимула в 50 мс по сравнению со 150 мс – на 83±15 мс для двух последовательных саккад на оба стимула и на 117±25 мс для одиночной второй саккады. Этот факт может отражать тормозные влияние сдвига непроизвольного автоматического внимания при включении второго стимула через короткий интервал времени на программирование саккады. В контрольных опытах (в которых отсутствовала временная зависимость моментов предъявления соответствующих стимулов) средние значения ЛП саккады были меньше, чем в экспериментальных: при длительности стимула в 50 мс на 102±15 мс, а при длительности стимула в 150 мс – на 70±9 мс.

В схеме «двойной шаг» показано увеличение ЛП саккады на второй стимул по сравнению с саккадой на первый стимул (на 132,6±38 при стимуле в 150 мс и на 249±54 мс при стимуле в 50 мс). Можно предположить, что эта временная задержка связана с процессом «перекартирования» вектора второй саккады на основе «экстраретинальной» информации, которой может служить эфферентная копия моторной команды первой саккады или «corollary discharge».

Выявлены латеральные различия в количестве одиночных саккад на второй зрительный стимул и в величине их ЛП. Независимо от длительности первого стимула число одиночных саккад на второй стимул влево было больше на 28%, а величина их ЛП на 101 мс меньше по сравнению с аналогичными саккадами вправо (p< 0,05). Эти данные свидетельствуют о ведущей роли правого полушария в процессах перекартирования и обновления зрительной сцены.

С помощью метода обратного усреднения ЭЭГ были выделены быстрые пресаккадические потенциалы в латентном периоде саккады. Предварительный анализ полученных данных выявил преобладание фокусов пресаккадических потенциалов в латентном периоде одиночной второй саккады в сагиттальных зонах коры (Fz.Cz, Pz), а также в правой теменной зоне. Подобная топография фокусов пресаккадических потенциалов может отражать включение ведущих корковых зон саккадического контроля (поля SEF, DMPFC, ACF), а также фронто-медио-таламической и таламо-париетальной модулирующих систем избирательного внимания в процессах обновления зрительной сцены и перекартирования саккадического вектора.

Работа выполнена при поддержке фонда РФФИ (проект № 08-04-00308).

Влияние межушной задержки на импульсную активность нейронов в заднем холме морской свинки Рочева Мария Ивановна (Санкт-Петербург, t4kzpt-@list.ru) Одним из бинауральных факторов, определяющих локализацию источника звука, являются межушные различия во времени прихода звука к правому и левому уху. Межушная задержка (Т) служит основным признаком локализации звука низкой частоты (до 2 кГц).

Поскольку к настоящему времени вопросы, относящиеся к пространственной организации системы нейронов бинаурального анализа звуков в заднем холме, остаются малоизученными, было проведено исследование направленное на изучение топографической организации нейронов, настроенных на низкую частоту.

Опыты проводились на наркотизированных морских свинках. Во время эксперимента животное находилось в звукозаглушенной камере. Исследовалась импульсная активность одиночных нейронов заднего холма при бинауральном предъявлении низкочастотных тональных и шумовых сигналов (до 2 кГц) с различной величиной межушной задержки (Т).

Нейронная активность регистрировалась с помощью пучка из 16 микроэлектродов.

Результаты исследования позволяют выделить три основных типа избирательности нейронов к межушной задержке. Наиболее распространенным является тип нейронов, реагирующих наибольшим ответом при локализации стимула с контрлатеральной стороны (более 80% нейронов). Два других типа нейронов, реагирующих максимальным ответом при расположении стимула по центру головы и при его смещении в ипсилатеральную сторону, встречались значительно реже (около 20%). Характерным свойством всех исследованных нейронов является периодическая зависимость, величины импульсного ответа от Т. При бинауральном предъявлении тонов низкой частоты (до 1,5 кГц) период изменения реакции совпадает с периодом колебаний предъявляемого сигнала. При предъявлении шумовых сигналов период изменения величины импульсации соответствует периоду характеристической частоты нейронов. Периодический характер изменения импульсной активности нейронов свидетельствует о том, что реакция на изменение Т определяется чувствительностью нейронов к межушному фазовому сдвигу сигналов.

Изучение топографической организации нейронов заднего холма, избирательных к величине Т, показала, что величина оптимальной задержки постепенно возрастает при переходе от ростральной области заднего холма к его каудальной области.

Работа поддержана грантом РФФИ №09-04-01542. Хочу выразить огромную признательность моему научному руководителю – Никитину Н.И. за помощь в проведении экспериментов. И поблагодарить организаторов за предоставленную молодым учёным возможность общаться между собой и с уже маститыми учёными.

Роль особенностей взаимодействия нейронов миндалины для проявления пассивной или активной стратегии поведения кроликов в эмоционально-негативных ситуациях Рысакова Мария Павловна (Москва, rubia.85@mail.ru) Наиболее отчётливо индивидуально-типологические особенности поведения животных проявляются в эмоционально-негативных ситуациях. Показано, что при аверсивном воздействии одни проявляют пассивную, другие – активную стратегию поведения.

Пассивные и активные животные различаются устойчивостью к невротизации и стрессу, чувствительностью к алкоголю и наркотическим веществам, восприимчивостью к иммунопатологическим заболеваниям. Это делает актуальным поиск нейрофизиологических механизмов, определяющих доминирование той или иной стратегии поведения. Среди структур, участвующих в возникновении тревоги и страха особую роль играет миндалина. В литературе представлены убедительные доказательства того, что данная структура необходима для приобретения, выражения и угашения страха. Кроме того, показана важная роль миндалины в определении индивидуальных особенностей животных при пищевом поведении. С целью выявления роли миндалины для выбора различных стратегий поведения в эмоционально-негативных ситуациях стояла задача сопоставить взаимодействие нейронов ядер миндалины у активных и пассивных кроликов.

Поведение кроликов исследовали в «открытом поле», «чёрно-белой камере» и при действии эмоционально-значимых раздражителей. Животные придерживались определённой стратегии поведения, сходной в различных эмоционально-негативных ситуациях. Кролики, пассивные в «открытом поле», при помещении в «чёрно-белую камеру» по сравнению с активными животными реже выглядывали из тёмного отсека и меньше времени проводили в светлом отсеке, а при действии эмоционально-значимых раздражителей – реже проявляли активные реакции и затаивались на большее время.

Pages:     | 1 |   ...   | 63 | 64 || 66 | 67 |   ...   | 85 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.