WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 85 |

В нашей группе мы ранее показали, что использование наряду с P300 другого компонента ПСС – латерально-затылочного N1 – значительно улучшает распознавание вводимых букв.

Однако в классической зрительной одбол-парадигме чувствительность компонента N1 в той же области к целевым стимулам была значительно ниже. Одним из главных факторов, отличающих ИМК-P300 от одбола, является то, что в первом случае значимость стимула (целевой или нецелевой) определяется его положением в таблице, тогда как во втором все стимулы появляются в одной позиции. Представлялось вероятным, что факторы, определяющие различия N1 в ИМК-P300 и одбол-парадигме, связаны с механизмами избирательного пространственного внимания. Однако в литературе нет данных по влиянию пространственных факторов на N1 в ИМК-P300.

Мы провели исследование с варьированием расстояния между символами.

15 испытуемым предлагалось считать подсветки центрального символа в матрице 33.

Помимо стандартного размера матрицы (расстояние между символами 2,2°), использовались варианты с очень разреженным (7,3-12°) и очень плотным (0,13°; вся матрица располагается в фовеальной области зрения) расположением символов, а также т.н. одностимульная парадигма (единственный стимул предъявлялся в центре экрана, все стимулы были целевыми) и одбол-парадигма. Амплитуда N1 во всех этих условиях, кроме одболпарадигмы, была одинакова. В частности, в одностимульной парадигме и в разреженной матрице ПСС практически полностью совпадали по форме, но резко отличались от ПСС в одбол-парадигме.

Мы также сравнили ПСС при использовании в матрице 66 стандартных, значительно увеличенных и уменьшенных размеров букв. В этих режимах компонент N1 практически полностью совпал.

Наши данные позволяют предположить, что различие ПСС в парадигме ИМК-P300 и в классической одбол-парадигме объясняется не столько включением в ИМК избирательного пространственного внимания, сколько работой механизма детекции событий в заданной позиции в пространстве. Устойчивость компонента N1 при больших вариациях расстояния между символами и их размеров показывает его несомненную ценность для данного типа ИМК и открывает перспективы создания новых его разновидностей.

Анализ влияния фактора пола на количественные характеристики ядер миндалевидного комплекса мозга крыс линии WAG/Rij Гарипова Ирина Ринатовна (Уфа, OWL55580@mail.ru) Миндалевидный комплекс (МК) является одним из высших нейроэндокринных центров мозга. Интегрируя полимодальную сенсорную информацию, он способен модулировать деятельность центров регуляции секреции гонадотропинов, что проявляется его участием в организации адаптивного поведения животных. Большую роль в деятельности МК играют половые стероиды, рецепторы которых расположены преимущественно в нейронах зон полового диморфизма.

Целью данной работы являлось изучение влияния фактора пола на количественные характеристики ядер переднего отдела МК. Исследование проведено на крысах линии WAG/Rij. Для определения различий между двумя различными по половой принадлежности группами крыс были измерены общая площадь МК и его ядер на каудальном уровне переднего отдела (переднего кортикального ядра (СОа) и медиального ядра (МЕ)).

Измерение площади проводили в программном пакете Universal Desktop Ruler (AVP Soft, USA) в мм2. Для работы использовали парафиновые срезы головного мозга крыс (n = 12) в возрасте шести месяцев, окрашенные по методу Ниссля.

Результаты планиметрии достоверно показали: площадь СОа мозга самцов крыс больше по сравнению с самками. Полученные данные позволяют рассматривать переднее кортикальное ядро в качестве зоны полового диморфизма исследованной области мозга.

Способность к решению теста на экстраполяцию и уровень тревожности мышей на начальных этапах селекции мышей на высокие показатели данного теста Голибродо Василиса Антоновна (Москва, Vasilisa2006@gmail.com) В лаборатории физиологии и генетики поведения начата селекция на высокие показатели решения теста на экстраполяцию на основе генетически гетерогенной популяции мышей, полученной путем скрещивания четырех ранее селектированных на большой и малый вес мозга аутбредных линий. Следует отметить, что лабораторные мыши в целом не способны к решению теста на способность к экстраполяции направления движения (тест на элементарную рассудочную деятельность, по Л.В. Крушинскому) – доля их правильных решений не отличается от случайной. Критерием отбора производителей линии на высокие показатели решения данного теста (линия ЭКС) была высокая общая доля правильных решений задачи (не ниже 85%), правильное решение при первом ее предъявлении, а также низкий уровень тревожности животного. В качестве контроля используют генетически гетерогенная популяция, на основе которой была начата селекция (Ко-ЭКС). В настоящей работе были протестированы способность к экстраполяции и уровень тревожности мышей 4-го поколения селекции. После оценки показателей поведения животных в тесте на экстраполяцию и в приподнятом крестообразном лабиринте половине животных обеих групп вводили анксиолитический препарат афобазол (внутрибрюшинно, 5 дней), после чего их поведение тестировали повторно. Второй половине животных вводили физиологический раствор. Было проведено две серии экспериментов (лето и осень 2009 г). Ранее, в предыдущих поколениях селекции доля правильных решений теста на экстраполяцию у мышей ЭКС была достоверно выше 50% случайного уровня. В первом эксперименте доля правильных решений теста линии ЭКС была 61,53% при первом предъявлении и 60,63% – по данным многократных предъявлений. У мышей контрольной популяции эти величины были равны соответственно 81,81% и 64,39%. Во втором эксперименте доля правильных решений теста линии ЭКС была 83,33% при первом предъявлении и 64,55% – по данным многократных предъявлений. У мышей контрольной популяции эти величины были равны соответственно 50% и 75,85%. После введения афобазола мышам ЭКС и Ко-ЭКС доля правильных решений у них повысилась и была достоверно отличной от 50% случайного уровня. Сравнение показателей решения этого теста внутри группы показало недостоверность различий, видимо, в связи с малыми размерами выборок.

По данным обоих экспериментов у мышей ЭКС (до фармакологических экспериментов) выявились достоверно более низкие показатели тревожности по сравнению с группой Ко-ЭКС (p0,05). После введения афобазола и физиологического раствора это соотношение нарушилось, и были обнаружены случаи усиления тревожности после введения анксиолитика.

Таким образом, по данным тестирования поведения у мышей F4 селекции на данный когнитивный признак отмечено некоторое увеличение успешности решения теста на экстраполяцию после инъекций анксиолитического препарата афобазола с парадоксальным усилением проявлений тревожности мышей в тесте ПКЛ.

Данные частично поддержаны грантом РФФИ (№ 04-07-00287). Выражаю благодарность своим научным руководителям Полетаевой Инге Игоревне и Перепелкиной Ольге Викторовне за переданные ими знания, обучение различным методикам и терпение.

Вызванная десинхронизация альфа-подобной активности в задачах на взаимодействие со сложной зрительной средой Ермаченко Н.С., Ермаченко А.А. (Москва, natalia@neurobiology.ru) В поле зрения человека практически всегда одновременно присутствует множество объектов различного характера. При этом субъективная значимость каждого объекта в отдельности зависит от множества условий, таких как локализация в поле зрения, свойства (например, форма, ориентация), инструкция и т.п. Взаимодействие с такой сложной средой, как правило, в той или иной мере включает процессы, связанные с движениями глаз.

В настоящей работе мы проанализировали вызванные изменения амплитуды альфаподобной активности (в диапазоне 8–12 Гц) в трех сериях экспериментов, в которых одни и те же зрительные объекты были использованы в экспериментальных парадигмах, предполагающих различное вовлечение движений глаз и различные условия предъявления стимулов. Движения глаз регистрировали методом видеоокулографии.

Мы провели три эксперимента с использованием различных парадигм: зрительный поиск (ЗП) с одновременным предъявлением 45–57 нерелевантных (НРС) стимулов, среди которых был один релевантный (РС), расположенный в случайно определенной области экрана; oddball (ОБ) с предъявлением НРС и РС по одному в центре экрана (вероятность предъявления РС – 0,1) и odd-ball с дистракторами (ОБД) – аналогично ОБ, но в качестве фона для центрального стимула использовали множество НРС как в эксперименте 1. Во всех трех экспериментах мы использовали одну и ту же пару стимулов (РС и НРС). В парадигмах ОБ и ОБД испытуемых инструктировали считать количество предъявленных РС, а в парадигме ЗП – находить РС, после чего совершать на нем продолжительную (около 2 с) фиксацию взора.

В качестве контроля в парадигме ЗП использовали изображения, содержащие 4 РС одинакового размера и ориентации, на которых, согласно инструкции, нужно было последовательно совершать фиксации.

Фиксация взора на РС в ЗП вызывала снижение мощности альфа-подобной активности примерно на 50% (в контроле – вдвое слабее) по сравнению с уровнем в течение секунды, предшествующей фиксации. Предъявление РС в ОБ приводило к менее выраженному эффекту – амплитуда потенциалов снижалась не более чем на 20%. Различие между реакциями на РС и НРС отмечалось лишь в центральных и теменных отведениях.

Добавление дистракторов привело к тому, что в опыте десинхронизация возникала не всегда и не превышала по величине таковую в случае предъявления стимулов по одному, но в контроле (фиксация на НРС), напротив, наблюдалась синхронизация альфа-подобной активности (до двухкратного увеличения амплитуды).

Мы предполагаем, что поскольку различия между опытом и контролем видны только в случаях, когда испытуемый видит большое количество стимулов одновременно, сложность зрительной среды существенно сказывается на особенностях функционирования зрительного селективного внимания. Наблюдаемые различия между изменениями выраженности альфа-подобных колебаний, вызванных фиксацией на РС в парадигмах ЗП и ОБД мы связываем с различным характером движений глаз.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (грант № 09-04-00350).

Новый метод исследования внутрисемейного взаимодействия экспериментальных животных Захаров Антон Михайлович (Москва, zam1561@yandex.ru) Одной из наиболее сложных областей, которая изучается физиологией поведения, является сфера внутривидового взаимодействия. Она включает взаимоотношения детенышродитель, сибс-сибс, сибс-чужак и т.д. В психологии существует целый ряд теорий, описывающих соответствующие аспекты жизни человека (например, теория привязанности Мэри Эйнсворт). Актуальной задачей физиологии является создание экспериментальных моделей для изучения данных форм поведения на лабораторных животных. Такие модели позволяют оценивать различные составляющие внутривидового взаимодействия, его нарушения, способы фармакологической коррекции и др.

Нами была разработана оригинальная методика, позволяющая осуществлять количественные измерения параметров, которые являются характеристикой внутрисемейных отношений у детенышей белых крыс. Экспериментальная установка собрана на основе T-образного лабиринта, удаленные от центра части правого и левого отсеков которого отделены решетчатыми перегородками. В зависимости от исследуемой формы поведения за перегородки правого и левого отсеков помещаются: (1) мать и не кормящая самка; (2) мать и другая кормящая самка; (3) сибс и «чужак» (самец другого выводка того же возраста).

При тестировании животное переносится в стартовый отсек лабиринта, а затем осуществляется наблюдение за его реакциями в течение 3-х мин. Всего производится 3 посадки с интервалом 20–30 сек.

Взаимодействие с сибсом и чужаком изучали у детенышей крыс в возрасте 35 дней.

Показано, что рядом с сибсом животные проводили в среднем одинаковое время в течение всех 3-х посадок. В отличие от этого время, проведенное рядом с чужаком, достоверно уменьшалось в каждой следующей посадке (p<0,01, по критерию Фридмана). Эффект был достоверно выражен в подгруппе самцов (р=0,02), но не самок (р=0,14). Можно заключить, что угасание внутривидового взаимодействия распространяется только на контакт с чужаком; значимость контактов с сибсом остается постоянной. При этом взаимодействие самцов с чужаком в ходе 1-й посадки было более выраженным по параметрам обнюхивания и числа стоек в соответствующем отсеке.

Взаимодействие с матерью и чужой самкой изучали у детенышей крыс в возрасте 21 дня.

Показано, что рядом с матерью животные проводили достоверно больше времени (р<0,05).

При этом количество стоек и обнюхиваний также оказалось значимо большим.

Достоверность этих различий сохранялась в подгруппе самок, но не самцов. Вместе с тем, при изучение детенышей того же возраста никаких заметных отличий во взаимодействии с матерью и другой кормящей самкой не выявлено.

В целом можно заключить, что разработанный методический подход достаточно информативен и позволяет эффективно исследовать внутрисемейное (детеныш-родитель, сибс-сибс и др.) поведение крыс. В настоящее время на его основе проводится изучение действия фармакологических препаратов на данные формы поведения.

Изменение астроцитарной кальциевой активности в переживающих срезах гиппокампа крыс под действием разных концентраций глутамата Калинцева Ярослава Игоревна (Нижний Новгород, yasya13@mail.ru) Обработка информации в мозге связана с активностью нейронов, но недавние исследования показали, что астроциты также влияют на этот процесс. Астроциты – это электрически невозбудимые клетки, которые способны генерировать Ca2+ сигналы, которые, в свою очередь, могут регулировать локальный кровоток. Было показано, что астроциты экспрессируют метаботропные рецепторы глутамата. В связи с этим, глутамат рассматривается как один из основных передатчиков в нейрон-астроцитарных взаимодействиях.

Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 85 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.