WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 85 |

Однако проявление сходного челюстного аппарата у пресбиорнитид легче объяснить гемиплазией: подобная адаптация могла сформироваться у предков гусеобразных еще до формирования отряда в современном понимании, была утрачена при формировании Anhimidae, но унаследована современными Anatinae и Anseranatidae. Другие вероятные примеры гемиплазий в эволюции птиц: формирование специализированного летательного аппарата у колибри и палеогеновых стрижей Jungornithidae, а также формирование специфически устроенной зигодактильной лапы у продвинутых дятлообразных и сестринской группы воробьиных – палеогеновых Zygodactylidae.

Гибридная популяция восточно-европейской и сибирской форм пеночки-теньковки (Phylloscopus collybita abietinus, Ph.(c.) tristis) в Архангельской области Комарова А.Ф., Шипилина Д.А. (Москва, komras@yandex.ru) Пеночку-теньковку (Phylloscopus collybita) в настоящее время рассматривают в качестве надвидового комплекса, состоящего не менее чем из 11 форм, обособившихся предположительно в эпоху последнего оледенения. Некоторые из этих форм образуют зоны вторичного контакта и гибридизации. Наличие зоны гибридизации между восточноевропейской Ph. collybita abietinus и сибирской теньковками Ph.(c.)tristis доказано нами на Южном Урале и до сих пор оставалось неизученным в других частях зоны симпатрии. Так в Пинежском заповеднике (Архангельская область) лишь в 2008 году впервые были получены аудиозаписи «смешанного» (включающего элементы песен одновременно сибирской и европейской форм) пения теньковки. Анализ морфологического и генетического разнообразия популяции ранее не производился.

Работа осуществлялась в период с 5 по 28 июня 2009 года. Мы записывали пение самцов теньковки в течение 5 минут, отлавливали птиц с помощью звуковой ловушки (всего поймано 53 особи), описывали морфологические признаки и брали пробу крови.

По морфологическим данным популяция крайне разнообразна, широко распространены как фенотипически «чистые» сибирские и восточно-европейские теньковки, так и особи с промежуточными признаками. Однако акустическое и генетическое разнообразие популяции напротив почти полностью представлено сибирскими особями. Только 3 птицы несут генотип восточно-европейского подвида, а «чистым» европейским пением не обладает ни одна из птиц.

Для изучения биотопических предпочтений теньковки было сделано 21 геоботаническое описание на пробных площадях размером 10 на 10 м. Теньковка предпочитает еловые леса, чаще всего она была встречена в ельниках черничных. Все встречи оказались приурочены к участкам ельников с выраженной оконной динамикой, групповым расположением подроста ели и другими особенностями, свидетельствующими о длительном существовании на этом участке леса без крупномасштабных нарушений (ветровалов, вырубок, пожаров). Другим подтверждением выявленного предпочтения теньковок является то, что при нанесении точек встреч теньковки на космический снимок Landsat ETM+ все точки оказались в участках, которые дешифруются как ельники. Пеночки нет в смешанных елово-березовых лесах, где береза превосходит по высоте ель; такие участки выглядят на снимке как березняки и, вероятно, являются следствием площадных нарушений. Теньковки располагают свои гнёзда на высоте около одного метра, поэтому наличие подроста свидетельствует об удобстве участка леса для размножения, а присутствие окон в древостое и отдельно стоящих высоких деревьев подтверждает важность существования на гнездовой территории удобных песенных постов самцов.

Результаты наших исследований доказывают существование в Пинежском заповеднике смешанной гибридной популяции сибирской и восточно-европейской теньковок.

Статистически достоверных отличий в биотопических предпочтениях двух форм выявить не удалось. Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ: 09-04-10099-к. Мы хотим выразить благодарность дирекции и сотрудникам Пинежского государственного природного заповедника и лично Светлане Юрьевне Рыковой. Мы также признательны Алексею Ионову за помощь в сборе материала и всестороннюю поддержку.

Свойства каротиноидов плазмы крови птиц отряда воробьиных (Passeriformes) Кутузов Н.П., Колганов А.С. (Москва, kutuzovnp@gmail.com) Известно, что количество и химическая природа каротиноидов крови птиц определяются значительным количеством физиологических процессов, протекающих в организме.

Содержание этих веществ может меняться в зависимости от рациона, уровня стероидов в крови и других метаболических процессов. Существуют данные о том, что количество каротиноидов в крови также может варьировать в связи со сменой перьевого покрова птиц во время линьки. Кроме того, пол и возраст конкретной особи могут быть также определяющими факторами.

В рамках данной работы исследовалась кровь 7 видов птиц, принадлежащих к отряду Passeriformes (числа в скобках соответствуют количеству исследованных особей): зарянка Erithacus rubecula (13), певчий дрозд Turdus philomelos (3), черный дрозд Turdus merula (2), славка-черноголовка Sylvia atricapilla (6), большая синица Parus major (6), обыкновенная овсянка Emberiza citrinella (1), лесная завирушка Prunella modularis (2). Отлов проводили в течение двух месяцев (с сентября по октябрь) на территории Звенигородской биостанции МГУ. Для качественного определения содержания каротиноидов в крови, а также их химических свойств применялся метод спектроскопии комбинационного рассеяния. Данный метод позволяет определять относительное содержание каротиноидов в исследуемом образце, химическую структуру, а также свойства молекул, образующих их ближайшее окружение.

Результаты исследования показали, что существует разница в строении каротиноидов (длина углеводородного скелета) между различными видами птиц. Наименьшую длину углеводородной цепи имеют каротиноиды в крови черного дрозда. Наибольшей длиной характеризуются каротиноиды славки-черноголовки по сравнению с черным дроздом и большой синицей. Причиной подобных различий могут быть отличия в составе потребляемого корма. Среди исследованных птиц у лесной завирушки и славкичерноголовки обнаружены различия в параметре, отражающем вязкость окружения молекул каротиноидов, что может указывать на наличие разницы в строении липопротеидных комплексов, обеспечивающих их транспорт. Полученные результаты указывают на существование межвидовых различий в содержании каротиноидов в плазме крови птиц.

Вероятно, причиной подобных расхождений могут служить как различия в количестве и составе корма, усвоенного птицей к моменту измерения, так и процессы, связанные с накоплением пигментов во время роста перьевого покрова.

О линьке тетерева в предзимний период на территории Центральной Сибири Литвиненко Н.А., Савченко И.А. (Красноярск, finehunter2005@mail.ru) Линька – периодическое обновление перьевого покрова, которое имеет важное адаптивное значение в жизни птиц. Не случайно этому вопросу уделялось большое внимание еще в работах Н.А. Северцова, О. Хейрота, А.А. Войткевича и др., опубликованных в середине XIX – начале XX вв. Однако указанные работы в основном носили экспериментальный характер. Линька же у диких птиц по продолжительности, скорости протекания, половозрастным особенностям изучена далеко не полно. Накопление таких сведений затруднено сложностью сбора материала непосредственно в природе.

Не является исключением в этом плане и тетерев.

Материал для данного сообщения собирали в течение 2001–2009 гг. на территории Центральной, Ачинской и Южной групп районов Красноярского края. Общее количество обследованных птиц составило 100 экземпляров. Оценка линьки проведена по методике Британского орнитологического общества.

В сентябре у основной массы птиц (n=41) характерно присутствие начальных стадий линьки. Исключение составили только единичные самцы в возрасте двух-четырех лет. Доля пера, находящегося в заключительной 5-ой стадии даже в конце сентября не превышала 77,6%. В октябре, уже в первой декаде месяца (n=50) отмечено значительное уменьшение начальных стадий роста пера вплоть до их полного отсутствия, но они еще встречались практически на всех отделах тела у единичных молодых птиц и взрослых самок. В целом же наблюдается завершение линьки некоторых отделов тела. Среди части взрослых самцов и самок отмечено полное завершение линьки во второй декаде месяца. Такие ранние сроки смены оперения взрослых самок скорее всего связаны с неучастием этих птиц в размножении.

Окончание линьки у основной массы птиц происходит в третьей декаде октября – начале ноября, но единичные молодые особи (вероятно, из поздних выводков) со следами линьки встречались и в начале декабря. Завершение линьки полетных перьев происходит в первойвторой декадах октября в зависимости от пола и возраста птиц. Отдельные взрослые самцы завершают смену маховых и рулевых в течение сентября. Наиболее поздние сроки свойственны взрослым самкам, участвующим в размножении.

Особую благодарность за помощь в написание данной работы выражаем своему научному руководителю – д.б.н., профессору Александру Петровичу Савченко.

Именчивость формы верхнего зубного ряда у виверровых (Carnivora, Viverridae) Нанова Ольга Геннадьевна (Москва, nanova@mail.ru) Форма зубного ряда у хищных млекопитающих может сильно варьировать между близкими видами, между популяциями одного вида. Изучение изменчивости формы морфологических структур в настоящий момент доступно благодаря развитию мощного комплекса методов геометрической морфометрии. Эти методы позволяют исследовать изменчивость формы «в чистом виде», без относительно влияния размерной изменчивости.

Задачей работы является исследование изменчивости формы зубного ряда в семействе виверровых (Viverridae). Эта группа представляет интерес, т.к. внутри нее предполагается существование глубоких морфологических параллелизмов, кроме того, систематика рода Genetta достаточно запутана.

Исследовано 140 черепов (Муз. Ест. Истории им. Гумбольдта, Берлин), определенных в коллекциии как: Genetta genetta, G. felina, G. maculata, G. servalina, G. angolensis, G. tigrina, Civettictis civetta, Viverra tangalunga, V. zibetha, Viverricula indica, Prionodon linsang, Poiana richardsoni. Зубные ряды фотографировали, затем расставляли метки (16 меток на ряд);

измеряли кондилобазальную длину (CBL) черепов. На совокупности координат меток расчитывали относительные деформации (RW), которые использовали как признаки.

Провели дискриминантный и кластерный анализ. Использовали пакет программ TPS и Statistica 8.0.

Показано, что изменчивость формы зубного ряда в основных чертах соответствует принятой систематике виверровых. Генетты и виверры по форме зубного ряда образуют отдельные группы. C. civetta, ранее включаемая в род Viverra, хорошо отличается от представителей этого рода по форме зубного ряда. P. linsang, ныне выделяемый из виверрид (предполагается их конвергентное сходство), не отличается от генетт по RW1 и RW(берущих на себя наибольшую долю изменчивости), но хорошо отличается по RW3.

P. richardsoni, близкая к роду Genetta, хорошо отличается от представителей этого рода по RW1. Среди генетт G. genetta из Испании четко отличается по форме зубного ряда от африканских представителей. Генетты Африки не различаются между собой. Этот результат может быть обусловлен как низкой межвидовой изменчивостью рассматриваемого признака в роде, так и трудностями в определении представителей рода по внешним признакам.

Показан высокий уровень корреляции между изменчивостью формы зубного ряда и изменчивостью размеров (CBL) на межвидовом уровне (R=0,73, p<0,05). На внутривидовом уровне корреляция во всех случаях недостоверна.

Работа выполнена при поддержке грантов DAAD 325, РФФИ № 09-04-00283-а.

Я благодарна Павлинову И.Я., Лебедеву В.С., Фридеру Майеру.

Пространственное размещение Соколообразных (Falconiformes) в Усинской котловине Западного Саяна Рудовский Владислав Сергеевич (Москва, pooteen@rambler.ru) Усинская котловина длиной 70 км и средней шириной 8 км расположена в среднем течении реки Ус между хребтами Куртушибинский и Мирской на высоте около 650 м над уровнем моря.

Большую часть территории Усинской котловины занимают участки злаковых и разнотравно-злаковых степей, подвергшихся в той или иной степени пастбищной дигрессии.

По окраинам котловины расположены лиственнично-берёзовые лесостепи. Склоны южной и юго-западной экспозиции представлены сообществами ксерофитов и петрофитов, а также участками ковыльных горных степей. Склоны северной и северо-восточной экспозиций покрыты лиственничниками, берёзово-лиственничными и берёзовыми лесами. Местами встречаются зарастающие вырубки и гари. Пойма реки Ус – чередование осоковых лугов, сырых березняков, ивняков и ольшаников, а также берёзово-лиственничных и сосновых лесов.

Работы по изучению пространственного распределения Соколообразных в Усинской котловине проводились в июне 2008 и в июне-июле 2009 годов. Было отмечено 15 видов дневных хищных птиц.

Наибольшее количество отмеченных видов хищных птиц приурочено к степным участкам котловины, на которых расположены крупные колонии сусликов и отмечается летом высокая численность насекомых (особенно прямокрылых и чешуекрылых). Здесь регулярно охотились орлы-карлики (Hieraaetus pennatus Gmelin, 1788), могильники (Aquila heliaca Savigny, 1809), канюки (Buteo buteo L., 1758), зарегистрированы скопления чёрных коршунов (Milvus migrans Boddaert, 1783) (до 27 особей) пустельги (Falco tinnunculus L., 1758 и F. naumanni Fleischer, 1818) и луни (Circus cyaneus L., 1766), C. pygargus L., 1758 и С. aeruginosus L., 1758). В качестве отдельной охотничьей стации можно назвать село Усинское, где часто встречаются чёрные коршуны, а также наблюдалась охота орла-карлика на краю населённого пункта.

Самая ценная гнездовая стация для хищных птиц в Усинской котловине – пойменные сосновые, берёзово-лиственничные и берёзовые с присутствием лиственницы леса. Здесь отмечено гнездование тетеревятника (Accipiter gentilis L., 1758), мохноногого курганника (Buteo hemilasius Temminck et Schlegel, 1844), чёрного коршуна, канюка, перепелятника, орла-карлика и полевого луня. Основной гнездовой фонд в котловине формирует чёрный коршун, но он почти весь приурочен к пойме Уса. В горных и предгорных лиственничных и берёзово-лиственничных лесах гнезд обнаружено значительно меньше. Здесь гнездятся чёрный коршун, канюк, могильник, обыкновенная пустельга, чеглок (Falco subbuteo L., 1758) и, вероятно, орёл-карлик. На скалах в горном обрамлении Усинской котловины было отмечено гнездование мохноногого курганника, балобана (Falco cherrug J.E. Gray, 1834) и степной пустельги, а сапсан (F. peregrinus Tunstall, 1771), вероятно, гнездится на скалах в долине Уса и в ущельях его притоков.

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 85 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.