WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 85 |

Из общего количества видов паразитов 5 являются общими для бурых лягушек (индекс Жаккара (I) равен 0,454). Ее основу в обоих случаях составляют нематоды. Из 4 видов нематод 3 являются общими для обоих видов лягушек. В целом фауна нематод бурых лягушек обладают значительным сходством (I=0,750). Анализируя особенности трематодной инвазии, отметим, что у Rana arvalis более разнообразный видовой состав гельминтов этой группы, чем у Rana temporaria, что может быть обусловлено меньшим количеством исследованных особей травяной лягушки. Всего нами обнаружено 5 видов трематод у R. arvalis и 2 – у R. temporaria, причем последние являются общими для обоих видов. Доля общих видов трематод у бурых лягушек составляет I=0,400.

Таким образом, состав гельминтофауны остромордой и травяной лягушек сходен (I=0,454), при этом по нематодам этот показатель выше (0,750), чем по трематодам (0,400).

Причина этого – сходство экологии и биологии обоих видов амфибий.

Состояние популяции европейской лесной кошки (Felis silvestris caucasica) в Северной Осетии Дзуцев Заурбек Владимирович (Владикавказ, zaurr-dzucev@rambler.ru) Ещё недавно, в 50-e годы XX века, на территории нашей республики обитало 4 вида представителей семейства кошачьих. Передне-азиатский леопард (Panthere pardus cis caucasica Satunin), кавказский подвид рыси (Felis lynx), кошка камышовая или Хаус (Felis chaus), кавказский подвид лесной кошки (Felis silvestris caucasica). Последний экземпляр переднее-азиатского леопарда был добыт на территории нашей республики в 1956 г. около селения Ларс. Численность кавказской рыси в настоящее время составляет несколько десятков экземпляров. Кошка камышовая или Хаус практически исчезла.

Единственный из семейства кошачьих (Felidae) кто ещё сохранил достаточную численность, является кавказский подвид Европейской лесной кошки, но и этому виду в настоящее время угрожает исчезновение. В силу резкого изменения экологической обстановки.

В 50-ые годы XX века на территории нашей республики по данным охот-инспекции ежегодно заготавливали до 500 шкурок этого вида кошачьих. В настоящее время этот подвид Лесной кошки внесён в Красную книгу России и Северной Осетии как вид, сокративший свой ареал и численность. По данным полевых исследований провидимых нами в течении 3 лет на территории нашей республики стало нам ясно и понятно что кавказский подвид лесного кота(Felis silvestris caucasica) в настоящее время имеет численность не более 150-200 особей. Подсчёт численности проводился нами методом тропления. На 7 постоянных маршрутах протяженностью по 5 км каждый, в осеннее-зимнии периоды, когда достоверность обнаружения животных по следам очень высока.

Наши наблюдения показали, что в настоящее время расселение лесного кота носит мозаичный характер. Отдельные более или менее стабильные популяции насчитывают не более 25-50 особей. Причём они отделены друг от друга безлесными пространствами, которые данный вид животных при расселении самостоятельно не может преодолевать.

Всё это создаёт проблемы связанные с близкородственным скрещиванием. Если такое положение дел будет продолжаться дальше, то виду грозит вымирание.

С точки зрения биологии лесной кот является экологически сильным видом имеющим хорошую кормовую базу в виде многочисленных грызунов и птиц. Единственным лимитирующим фактором, сдерживающим рост численности вида, является сведение зарослей кустарников и деревьев в поймах рек предгорной части нашей республики, а так же фактор беспокойства, вызванный увеличением численности населения. Хочу выразить слова благодарности своему научному руководителю Варзиеву Артуру Борисовичу.

Роль молекулярно-генетических методов в исследовании брачных связей животных Доронина Лилия Олеговна (Москва, lilia_doronina@mail.ru) Анализ изменения представлений о системе брачных связей у животных проведен на основании сравнения 45 работ о родственных связях, опубликованных в ведущих научных журналах в 2002-2009 гг., а также – классических обзорных статьях, написанных до внедрения в зоологическую практику молекулярно-генетических методов определения родства (Lack 1968, Kleiman 1977). Использованы журналы: Molecular Ecology, Behavioral Ecology, Journal of Mammology, Journal of Zoology, Ethology, Animal Behaviour, Canadian Journal of Zoology, Mammalian Biology, PNAS, Biological Journal of the Linnean Society, Journal of Animal Ecology, The Royal Society, Molecular Ecology and Sociobiology.

Благодаря новым методам исследования содержание понятий моно- и полигамии в биологии стало существенно меняться. Ранее описание системы брачных связей основывалось на визуальных наблюдениях за животными. Поскольку копуляция в естественных условиях обычно кратковременна и скрыта от наблюдателя, как основной признак моногамии использовали совместное выкармливание детенышей парой разнополых взрослых. Считалось, что это достаточно надежно отражает верность партнеров, а значит, и родство взрослых с выращиваемыми ими детенышами. Соответственно, противопоставление моногамии и разных форм полигамии было построено в основном на различиях в организации усилий по выращиванию детенышей.

Введение молекулярно-генетических методов открыло новые возможности для детального исследования родственных связей, в том числе между взрослыми и выращиваемыми ими детьми, и многие ранее принятые допущения оказались необоснованными.

Так, Лэк в 1968г считал, что 93% всех подсемейств воробьиных птиц моногамны, так как пара взрослых совместно выращивает птенцов, а случаи полиандрии неизвестны.

Использование молекулярно-генетических методов показало, что моногамами в строгом смысле слова можно назвать лишь около 14% исследованных видов воробьиных, а среди оставшихся 86% широко распространена полиандрия. Таким образом, понятие моногамии усложнилось. Оно стало включать в себя две составляющих: социальную моногамию – связь между парой взрослых при выращивании детенышей («social monogamy»), и генетическую моногамию – отсутствие внебрачных копуляций.

У млекопитающих моногамия встречается гораздо реже, чем у птиц. Считается, что она характерна примерно для 3% видов. Ревизия данных по брачным связям у млекопитающих показала, что у социальных моногамов скрытые формы полигинии, полиандрии и промискуитета широко распространены, а уровень внебрачного отцовства выше, чем у птиц.

Таким образом, использование молекулярно-генетических методов дало в руки исследователя инструмент, позволяющий регистрировать ранее недоступные брачные взаимодействия. Картина организации репродуктивных связей очень усложнилась для эволюционных и экологических интерпретаций, но растущий поток статей показывает, что перед исследователями открылся новый фронт работ по изучению видовой специфики взаимозависимостей связей при спаривании, аффилиативных связей и связей при выращивании потомства.

Данные повторных отловов бледной и береговой ласточек юга Центральной Сибири Евтихова Анастасия Николаевна (Красноярск, evtushka87@mail.ru) Кольцевание – один из основных методов изучения экологии и биологии птиц. Данные о повторных отловах позволяют получить такую важную информацию как продолжительность жизни, скорость жиронакопления, стадия жизненного цикла, продолжительность остановок на путях миграции, сроки миграции и т.д.

В работе представлены материалы кафедры охотничьего ресурсоведения и заповедного дела СФУ за многолетний период работ (1981-2006 гг.) а также результаты собственных исследований (2007-2009 гг).

Массовое кольцевание ласточек на юге Центральной Сибири и Казахстане позволило установить, что миграция птиц данной таксономической группы на юге Центральной Сибири проходит совместно. Здесь на пролете встречены как бледные Riparia diluta Sharpe et Wyett, 1893, так и береговые Riparia riparia L.,1758 ласточки. На озере Сарбулак, Казахстан, повторно отловлены особи, окольцованные в колонии в окрестностях Красноярска (пос.

Терентьево, о-в Татышева). Также получен прямой возврат с Чокпакского перевала.

Примечательно, что весной 1983 г. на озере Сарбулак 17 и 21 мая (1984 и 1983 гг.

соответственно) были окольцованы ласточки, повторно встреченные в июне (28.06.1985 г.) и июле (07.07.1983 г.) недалеко от Красноярска. Однако, уже на протяжении ряда лет прилет первых R. diluta в окрестностях города регистрируется нами 8-10 мая. Вероятно, сроки прилета могут быть растянуты более чем на две недели. В то же время, в летне-осенний период на ночевке на озере Сарбулак (21.07.1981 г.) окольцована особь, найденная в последующие годы на гнездовании недалеко от пос. Терентьево (28.06.1985 г.).

Но, по нашим данным, отлет ласточек из окрестностей города идет во второй декаде августа.

Так, в 2009 г. последние ласточки зарегистрированы нами 19 августа. Отмечено, что ласточки довольно долго могут пополнять свои жировые запасы перед продолжением миграции. На озере Хадын, Тыва, окольцованная особь Riparia sp. (15.07.1987 г.) была повторно отловлена там же через 23 дня (08.08.1987 г.). Молодая R. diluta с о. Татышева (окольцована 17.06.1983 г.) отловлена на Чокпакском перевале 12.09.1983 г. Данными повторного отлова установлено, что ласточки могут менять гнездовую колонию, при этом перемещаясь на значительные расстояния. Например, R. diluta, окольцованная в колонии в пос. Усть-Абакане (21.07.1984 г.), повторно отловлена в карьере в окрестностях пос.

Терентьево (02.07.1986 г.), расположенного в более чем 250 км по прямой от места кольцевания. Отмечено, что птенцы также могут перемещаться на значительные расстояния.

Так, нами окольцована молодая R.diluta, которая через несколько дней была отловлена в другой колонии, расположенной на расстоянии 10-15 км. Наибольший возраст ласточек в естественных условиях, зарегистрированный по нашим данным, составил более 4 лет.

Автор выражает особую благодарность своему научному руководителю А.П. Савченко.

Регенерация грудных плавников у сенегальского многопёра (Polypterus senegalus Cuvier) Жожикашвили А.С., Никифорова А.И. (Москва, jojichek@gmail.com) Известно, что некоторые виды рыб способны к регенерации парных и непарных плавников. Однако регенерация плавников рыб долгое время не была предметом систематического изучения, только относительно недавно подобные исследования были начаты на известном модельном объекте – Danio rerio Hamilton. В случае с Danio, в качестве модельной системы для изучения регенерации был выбран хвостовой плавник. По причине относительной простоты строения хвостового плавника, данная модель представляется ограниченной. В нашей работе в качестве объекта исследования регенерации был выбран – Polypterus senegalus, или сенегальский многопёр. Рыбы семейства Polypteridae, одни из древнейших представителей Actinopterygii, группы, к которой относится подавляющее большинство современных видов рыб. Ряд признаков отличает многоперов от типичных представителей Actinopterygii, в частности особое строение грудных плавников, сохранивших хорошо развитую мясистую лопасть. Именно грудные плавники многопёра, характеризующиеся сложной внутренней организацией, показались нам наиболее интересными с точки зрения изучения их возможной регенерации. Мы убедились, что грудные плавники многопёра регенерируют. Регенерация начинается с процесса эпителизации раневой поверхности. Проследив за её дальнейшим ходом, мы пришли к заключению, что она проходит по типу эпиморфоза, и это согласуется с данными о регенерации плавников у других видов рыб. В этом случае, на раневой поверхности повреждённого органа, происходит формирование, так называемой регенерационной бластемы, которая впоследствии развивается в его утраченную часть. Формирование регенерационной бластемы мы наблюдали на 2–3 неделю регенерации. Последующая дифференцировка бластемы, первоначально имевшей коническую форму, привела к повторному формированию функционирующего грудного плавника, по внешней морфологии схожего с нормальным. Однако внутреннее строение регенератов отличается от нормы. Грудной плавник многопера состоит из мясистой и кожной лопасти, скелет последней представлен многочисленными костными лучами – лепидотрихиями. В норме скелет мясистой лопасти состоит из трёх базальных элементов, из которых центральный занимает её значительную часть, и ряда радиалий, являющихся основаниями для лепидотрихий. У регенератов центральный базальный элемент не получает значительного развития, радиалии же формируются непропорционально вытянутыми, хотя, и в меньшем числе. Кроме того, если в норме радиалии представляют собой неветвящиеся одиночные лучи, то у регенератов они часто выглядят как ветвящиеся структуры и могут соединяться между собой мостиками. Таким образом, при внешнем сходстве регенерата с нормальным грудным плавником, его внутреннее строение далеко от нормы, при этом, новая структура скелета восстановленного плавника дает возможность формировать в регенерате функционирующую хорошо развитую мясистую лопасть, характерную для грудного плавника многопёра.

Морфологические гемиплазии и филогения птиц Зеленков Никита Владимирович (Москва, nikita.zelenkov@gmail.com) Гемиплазия – понятие, введенное недавно для обозначения филогенетических процессов, приводящих к несоответствию деревьев, построенных по разным генам, с реальным организменным деревом. В результате таких процессов истинно гомологичные признаки выглядят как гомоплазии (т.е. трактуются как реверсии, параллелизмы или конвергенции).

Несложная филогенетическая модель показывает, что понятие гемиплазий может быть применено и к морфологическим признакам. Для демонстрации возможности проявлений морфологических гемиплазий в кладистическом исследовании нами была создана модельная матрица с априори известными состояниями признаков у «живущих» и «предковых» таксонов. Кладистический анализ модельной матрицы при помощи программы PAUP демонстрирует, что таксоны, обладающие истинно гомологичными апоморфными состояниями признаков, могут оказаться разнесенными на филогенетическом дереве, создавая впечатление независимого приобретения апоморфий. Введение понятия гемиплазии объясняет противоречия в филогениях, построенных по различным морфологическим признакам.

Возможные примеры гемиплазий в эволюции птиц помогают объяснить кажущееся независимое проявление апоморфных признаков в достаточно отдаленных группах. Так, меловые и раннепалеогеновые гусеобразные Presbyornithidae имели высоко специализированный челюстной аппарат, сходный с таковым современных утиных, но сильно отличались от современных гусеобразных строением посткраниального скелета.

Кладистический анализ гусеобразных и пресбиорнитид заставляет считать последних сестринской группой по отношению к современным анатидам; в таком случае примитивно устроенный посткраниальный скелет пресбиорнитид трактуется как вторично измененный.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 85 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.