WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 26 |

Садовник. Он проводил девяносто процентов своего свободного времени в оранжерее. Он хорошо зарабатывал, у них был большой дом с действитель но потрясающей оранжереей и таким же импозантным садом. Его жена на слаждалась этим совершенством, которое действительно радовало глаз. Од нако она никогда не испытывала настоящей тяги к цветам. Поэтому жена садовника занималась тем, что читала романы или покупала по длинному списку необходимые мужу садовые инструменты, так как для него это было слишком обременительно — торговаться с продавцами, заказывать товар, уточнять какие то нюансы, и, кроме того, слишком много времени тратилось на езду. Она же всегда говорила: “Ему это нужно, поэтому я охотно помогаю”. Она любила театр, но ходила туда не чаще, чем раз в год, так как не могла заставить мужа сопровождать ее, а без него она не хотела посещать спектакли. Друзья редко приходили к ним в гости, хотя он и охотно показывал свой роскошный сад и рассказывал о нем, но он не лю бил, когда в нем оставались надолго. А просто поболтать со знакомыми ему казалось неразумным. У НЕЕ не было своих увлечений, поэтому она на правляла всю свою энергию на то, чтобы помочь мужу полностью отдаться своему хобби.

Обе истории об одном и том же: несмотря на отсутствие подлинного инте реса к хобби своих мужей, жены настолько растворились в ИХ увлечениях, что их нельзя было заподозрить в притворстве.

116 Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие — куда захотят Ловушки жертвы Лейтмотив: “Это мое предназначение — жертвовать собой ради других”.

Несколько лет назад специалисты (виктимологи) проводили исследование, чтобы выяснить, почему некоторые люди становятся жертвами преступле ний чаще других. Это действительно трудно — предметно исследовать участие жертвы в преступлении, против нее же направленном. В адрес исследователей звучали упреки в том, что пострадавшего делают соучаст ником преступления, направленного на причинение вреда ему же, конеч но. Совиновность жертвы можно принять с трудом: преступность деяния всегда определяется виновностью лица, совершившего его, но никак не жертвы. В результате всех этих упреков главной темой дискуссии посте пенно становился не собственно предмет исследования, т.е. изучение фе номена потенциальной жертвы, а вывод, который сделали женщины: они восприняли полученные результаты как обвинение их в провоцировании преступлений, состоящее в ношении мини юбок и использовании кос метики.

В итоге в ходе исследования собственно виктимологический аспект соста вил очень незначительную часть. Эти исследования показали, что наличие каких либо выдающихся, неординарных или просто ярких внешних при знаков для многократных жертв нетипичны. Скорее, верно обратное: люди, неоднократно становившиеся жертвами преступлений, у которых — по ви димому, случайно — часто похищали имущество, а также женщины, два и более раза становившиеся жертвами изнасилования, были незаметны, стес нительны и боязливы.

Естественно, человеку, ставшему жертвой насилия или преступления, не просто признаться самому себе в том, что он сам в какой то мере виноват в случившемся. К сожалению, типично и то, что люди, бессознательно пред расположенные быть жертвой, при выявлении этой взаимосвязи реагиру ют запуганно, беспомощно и чувствуют себя виноватыми. Резюмируя, мож но сделать вывод, что чаще жертвами становятся люди, в манере поведения и мимике которых проявляется беззащитность, боязнь, а также те, кто на ходится в постоянном, может быть и неосознанном, ожидании беды.

Например, Хелен, тридцатичетырехлетняя конторская служащая, выражает ожидание чего то плохого следующим образом: “Я знаю, что такое со мной случается: меня подозревают в том, что в результате неправильной эксп луатации я сломала дорогую адресовальную машину в офисе фирмы; меня обвиняют в распространении слухов среди соседей, несмотря на то, что я стараюсь как можно меньше общаться с ними. Мой муж уверен, что вина за все наши с ним семейные конфликты лежит исключительно на мне. Беда в Улыбаться нужно всегда том, что я действительно время от времени ощущаю свою вину за то, в чем меня упрекают другие”.

У других женщин чувство вины может возникать в связи с недостаточным сексуальным интересом к ним со стороны партнера, или из за неудач де тей, или из за потери рабочего места. Такие женщины почти всегда чув ствуют свою вину за происходящее. Та же самая Хелен, рыдая, рассказала мне, как она страдает от этого чувства вины, и в то же время призналась, что каким то непостижимым образом притягивает к себе обвинения. Сек рет в том, что ей легче согласиться с ложными обвинениями в свой адрес, чем ответить на них. Например, Хелен считает, что, видимо, действительно допустила какой то просчет при пользовании адресовальной машиной, в результате чего аппарат сломался. После очередной семейной ссоры она буквально ищет новые аргументы в защиту позиции мужа. Таким образом, Хелен сама же постоянно дает в руки мужу оружие против себя. Стоит ли говорить, что, попав в дорожно транспортное происшествие, причиной ко торого была вовсе не она, Хелен настолько запуталась в сетях самообвине ния, что доказать ее невиновность смог только адвокат. Очевидно, что не счастья притягивает не сама Хелен, а постоянное чувство вины и низкая самооценка, ставшие верными спутниками этой женщины.

Жертвовать собой ради других У некоторых женщин роль потенциальной жертвы дополняется еще одним методом саморазрушения. Они считают, что им будет хорошо, если их от ношение к окружающим будет безупречным. Они делают все для своих родственников, мужей, начальников, коллег, не получая за это даже эле ментарной благодарности. Все, что делают такие женщины для окружаю щих, воспринимается последними как само собой разумеющееся. И это вполне укладывается в рамки здравого смысла: никто и никогда не застав ляет таких женщин жертвовать своими силами, временем и прочим на бла го других, отказывать себе в чем либо для того, чтобы угодить окружаю щим. Они сами, по собственной инициативе и даже, возможно, вопреки здравому смыслу безропотно делают чужую работу: именно они заботятся о больных тетушках и дядюшках, несмотря на то, что у тех есть и другие, может быть, даже более близкие родственники; они беспрекословно оста ются на работе допоздна и выполняют сверхурочную работу, хотя все ос тальные сотрудники на просьбы начальства задержаться в офисе резонно отвечают, что не намерены жертвовать своим личным временем ради рабо ты, и уходят, как только заканчивается рабочий день; они отгонят машину в автосервис, в то время, как их мужья и взрослые сыновья зевают перед телевизором или занимаются какими либо подобными “делами”.

118 Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие — куда захотят Такое самопожертвование не лучшим образом сказывается и на физичес ком здоровье женщины: она часто чувствует недомогание или даже боле ет. Кроме того, она испытывает и моральные страдания из за того, что сама же себя постоянно нагружает работой, которую не обязана делать, однако продолжает в том же духе. Мимика таких женщин отражает то эмоциональное напряжение и те нечеловеческие усилия, которые они прикладывают, выполняя взятые на себя обязательства. Застигнутые врас плох, они пытаются спрятать свои чувства под вымученной улыбкой, цена которой слишком высока.

Быть может, страдания являются своеобразной целью подобного жертво приношения Многое указывает именно на это. Гарантом счастья и распо ложения близких (и не очень близких) людей становятся страдания самой “мученицы”, которая видит своей главной задачей счастье и спокойствие окружающих, независимо от того, какой ценой они будут достигнуты.

Общепринятое представление о роли женщины в семье состоит из множе ства аспектов, которые можно свести к следующему: именно женщина от вечает за благополучие семьи, так как мать должна заботиться о своих де тях, жена должна ухаживать за мужем, — одним словом, все должно быть так, чтобы ни у кого не было повода сказать о женщине что либо плохое.

Когда же благополучие семьи становится единственной, главной целью жизни женщины, ее сознание превращается в некий клубок мазохистских мыслей: она пытается “купить” счастье своих близких ценой собственного страдания. При этом сама цель — благополучие близких — перестает, в сущности, быть основным мотивом жертвоприношения и на первый план выходят страдания как самоцель*. Такая женщина мыслит примерно следу ющим образом: “Я должна постоянно мучить себя, жертвовать собой, отка зываться от того, что мне нужно, отступать”.

Возможно, первоначальная цель (благополучие семьи) — это просто повод для самоистязания, начальный стимул, первотолчок, но как только самопо жертвование становится неотъемлемой частью жизни женщины, она и сама забывает, ради чего, собственно, страдает, однако уже не может остано виться. Зачастую такая жизненная позиция связана с фаталистским скла дом ума либо безропотной покорностью судьбе. Однако за этой установкой не стоит ни настоящей набожности, ни чего либо подобного, так как сама себе женщина объясняет свое поведение именно верой, но при этом скры вает под ширмой веры свое слабоволие. В главе об усвоенной беспомощ ности предпосылки синдрома Моны Лизы, возникающие в детстве и юнос ти, описаны более подробно, поэтому сейчас я на этом останавливаться не буду. На появление ловушки жертвы синдром усвоенной беспомощности повлиял особым образом.

*Сдвиг мотива на цель в терминологии А.Н. Леонтьева. — Примеч. ред.

Улыбаться нужно всегда Партнеры женщин, жертвующих собой ради блага других, воспринимают такие “подношения” от своих жен или подруг как нечто само собой разу меющееся. Партнер в этом случае просто наслаждается благоприятной ат мосферой, созданной усилиями своей спутницы вокруг него и для него. К этой же категории женщин относятся и те, кто страдает от мужской жесто кости: зная, что, сохраняя отношения со своим “тираном”, они не увидят ничего, кроме морального, психического или даже физического насилия с его стороны, эти женщины все же не идут на разрыв.

Приведу два наглядных примера ловушки жертвы.

Муж Ирис был явно выраженным холериком, возможно, имел определен ные психические отклонения. Его отношение к ней нельзя назвать жесто ким в буквальном смысле, то есть он не избивал ее, не применял какие либо другие формы физического насилия. Его жестокость проявлялась в другом: он мог два три часа подряд без остановки разглагольствовать о со временном мире, их отношениях и о том, как ему не везет в жизни. Такие монологи произносились монотонным голосом, с агрессивным подвывани ем, периодически прерывавшимся очередным припадком бешенства. По добные сцены растягивались не только во времени, но и в пространстве:

заботясь о том, чтобы Ирис его слышала, он ходил за ней из комнаты в комнату. При этом в своих монологах он всегда обращался к ней, но если жена пыталась возразить или даже ответить на поставленный им же самим вопрос, он злился и начинал размахивать кулаками. Обычно подобные сце ны затягивались до того момента, пока муж в изнеможении не валился на кровать и не засыпал. Ирис считала такое поведение относительно нор мальным, и ей даже в голову не приходило спросить, действительно ли это в порядке вещей. Тем более она никогда не задумывалась, нужна ли ей эта пытка, как она сама называла устраиваемые супругом сцены. “Он — мой мир!” — говорила Ирис, если кто то высказывал мнение, что она не обяза на все это терпеть.

Другой пример. Молодая женщина отдала все полученное ею от родителей наследство своему мужу, чтобы он воплотил в жизнь свою мечту — купил небольшой компьютерный магазин. Несмотря на то, что женщина осозна вала, что представления ее мужа о бизнесе далеки от действительности (“Я просто буду заходить каждый день и забирать дневную выручку”, — гово рил он), она даже не пыталась ему возражать. Это объяснялось следующи ми обстоятельствами. Муж не сделал карьеру, так как не мог поладить ни с начальством, ни с коллегами. Вместо того чтобы преодолевать встречаю щиеся на его пути препятствия, он сразу становился агрессивным и не упускал случая нанести человеку словесное оскорбление. Естественно, что при таком отношении к работе его карьера не удалась, да и заработок был для него слишком низким. Он воспринимал покупку магазина как свой 120 Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие — куда захотят шанс, который нельзя упустить. Как и полагается верной подруге жизни, его жена не хотела, а скорее, просто боялась лишить его этого шанса, хотя и понимала, что со своими абстрактными представлениями о ведении соб ственного дела ее муж не сможет реализовать свои мечты. Что и произош ло в конечном итоге: наследство было полностью растрачено, а женщина благодарила Бога, что муж не наделал долгов.

Умеренные формы жертвования Наверное, вы считаете приведенные примеры образцами чрезмерного са мопожертвования, последствия которого всегда печальны. Да, это так, но, к сожалению, феномен жертвования встречается на каждом шагу, просто по рой его невозможно распознать сразу.

Например, двадцатидвухлетняя девушка, которая не может оставить своего молодого человека, несмотря на то, что он опустошил ее сберкнижку. Или тридцативосьмилетняя женщина, приносящая своему мужу бритвенные принадлежности к его любовнице. Или двадцатидевятилетняя женщина, перечисляющая свою зарплату на счет своего безработного мужа, потому что он весь в долгах. Или бабушка, отдающая треть своей пенсии детям и внукам и поэтому вынужденная сидеть без отопления, и это при том, что родственники, ради которых она терпит лишения, навещают ее крайне редко. Или жена, отправляющая своего мужа, который слишком много ра ботает, в путешествие по Южной Америке, потому что на такое путеше ствие вдвоем у них не хватает денег. Или жена, которая терпит то, что ее муж ездит на дорогом мотоцикле, в то время как она вынуждена ежеднев но проделывать куда более долгий и опасный путь на работу и обратно на стареньком велосипеде. Или... Впрочем, таких примеров можно привести бесчисленное множество.

Вы можете возразить, что приведенные ситуации — это скорее не правило, а исключения. Пожалуй, так оно и есть. Но существуют куда более распро страненные образцы бессмысленного самопожертвования. Например, жены, раз за разом сопровождающие своих мужей в кинотеатры на филь мы, которые их (жен) абсолютно не интересуют. Жены, позволяющие сво им мужьям тратить ежемесячно треть семейного дохода на ЕГО хобби.

Жены, вынужденные, помимо своей основной работы, подрабатывать в ка честве домработниц и гувернанток, чтобы их мужья могли расплатиться со своими карточными долгами. Женщины, закрывающие глаза на то, что их спутники принимают участие в каком то “мальчишнике”, проходящем не известно где и неизвестно по какому поводу, зато известно, что это невин ное развлечение влетело в кругленькую сумму.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.