WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 18 |

чатленной с мольбертом основательницы семьи и рядом — мужчина, который будет решать нашу судьбу.

* Жутко сознавать, что этот человек знает обо мне Вена, вторник, 5 октября 1882 г.

решительно все, и я совершенно ничем не могу помочь себе. У меня создалось такое впечатление, словно он Кому же другому, как не моей горячо любимой, принадлежит к другой породе. Древнегерманский диискренне уважаемой Марте, должен я сообщить 2о рекарь. Совершенно светлые волосы едва отличаются от зультате своего визита к профессору Нотнагелю.

цвета кожи. Голова, шея, щеки, брови густо заросли Не сердись, моя прелестная девушка. Сегодня волосами. Две огромные бородавки на щеках и перев полдень я был просто смущен и очарован тобою носице. Никакого намека на красоту, но общее впечати потому не смог ввести тебя в ту обстановку, в котоление чего-то очень значительного.

рой оказался, борясь за свое место под солнцем. Но Внешне я выглядел взволнованным, но внутренне, меня волнует не только моя борьба и мои научные как всегда, был готов к борьбе за свои идеи.

интересы, которые внутренне связаны меж собой. Бо- Мне поручено вручить Вам рекомендательное лее всего я невыразимо счастлив тем, что ты проявила письмо профессора Мейнерта и выразить его сожалевнимание ко мне. Мне так необходимо твое участие во ние по поводу того, что он не застал Вас на днях.

всем, что связано со мной. Все мои идеи представят Возьму на себя смелость передать Вам его открытку, большую ценность лишь при условии, если ты припоскольку это в моих собственных интересах.

В то время как он читал письмо, я присел Письмо без подписи. Вероятно, как предполагает Эрнст на корточки и увидел, что там было написано:

Фрейд, оно было передано Марте лично.

Профессор Мейнерт — руководитель психиатрической клини Профессор Нотнагель — руководитель Второй медицинской клиники Вены.

ки, в которой работал Фрейд.

| «Уважаемый коллега! Я рекомендую Вам г-на доктора Дело в том, что первое место уже было обещано Зигмунда Фрейда. У него несколько ценных работ одному кандидату (сыну пражского профессора, как в области гистологии. Прошу обратить внимание на гласит молва), и речь может идти о второй вакансии, его пожелания и стремления.

судьба которой еще не решена. Но профессор намерен Надеюсь вскоре увидеть Вас. Ваш Теодор Мейоставить за собой свободу действий, хотя он серьезно нерт».

воспринял мою кандидатуру.

- Рекомендация моего коллеги Мейнерта очень - Еще одна просьба, г-н профессор. Теперь я асважна для меня. Итак, что Вы желаете, господин пирант в больнице широкого профиля, и если Вы не доктор можете вселить в меня никаких надежд и раскрыть Когда он обращался ко мне, возникало очень приперспективы, то, возможно, Вы позволите проходить ятное впечатление. Он говорил, как человек, дейстаспирантуру у Вас, как и \все другие вительно думающий, и в его словах таилась мысль, - Что это значит — аспирант Я не очень хорошо сдержанная, но вызывающая доверие.

ориентируюсь в этом.

- Хотя, конечно, нетрудно догадаться о Ваших Я коротко объяснил ему (моя девушка должна устремлениях. Известно, что теперь Вы хотите занять смириться с подробным рассказом), что наша больдолжность ассистента. Можно предположить и то, что ница состоит из двух частей: клиники и отделений.

спустя некоторое время - - короткое или продолжиВ клиниках профессор ведет занятия с аспирантами тельное,— займете другое, более высокое положение.

и студентами, в отделениях главный врач вместе с младВаши научные работы представляют определенный шими врачами (без студентов) лечит больных. Професинтерес. У вас будет достаточно возможностей продолсор имеет право выбора, кого именно из аспирантов он жить свои медицинские исследования. Словом, я привозьмет, главврач лишен возможности тщательно отдерживаюсь мнения представить Вас как претендента бирать младших коллег. Каждый врач может стать на должность ассистента. У Вас с собой Ваши работы, аспирантом, как я, но при этом он надеется и ждет, господин доктор что, возможно, освободится вакансия младшего врача Я вытащил из кармана мои статьи и комментиров больнице. Поняла, Мартхен вал их, в то время как он просматривал тексты.

Профессор Н., казалось, ничего не понял, посколь- Сначала я был зоологом, потом — физиологом, ку он резюмировал так:

теперь занимаюсь гистологией.

- Если у Вас есть перспектива занять место хирурЯ закончил и уже собрался уйти, чтобы не занимать га и представится шанс, не упустите его. Продолжайте драгоценное время профессора, как советовал мне работать в области науки, а когда подойдет время, Брюкке, который некогда начинал у него ассистентом.

рассмотрим Ваше заявление о должности ассистента.

Но тут начал говорить он:

Я приму это в расчет.

- Не буду скрывать от Вас, здесь побывали мно- Но у меня нет возможности сейчас в полной гие господа в качестве претендентов на вакантную мере отдаться науке. Я должен освоить медицину во должность. Не хочу вселять в Вас никаких надежд. Это всех ее аспектах, предельно широко и быстро. Чтобы было бы бессовестно с моей стороны. Но я намерен обрести научную самостоятельность, вероятно, уеду назвать Ваше имя как претендента на эту вакансию в Англию, где у меня есть родственники. Я уже долго и постараюсь помочь Вам в этом деле. Другие канработал даром, за спасибо.

дидаты будут свободны. Как я уже сказал, не даю Придется оставить незавершенной одну работу, никаких обещаний, да Вы и не ждете их. Поживем связанную с химией в медицине, которую уже начал.

увидим. Ваши работы я хотел бы оставить у себя.

- Не думаю, что Вы должны непременно что-то Это прозвучало совсем по-дружески. Когда я отдапубликовать,— сказал он в ответ,— продолжайте равал ему свои статьи, он уже не казался мне таким ботать только в научном плане. Ведь можно заниматьрезким, как раньше.

ся научными исследованиями.

3 Заказ № 3586 - Я знаю это, и кроме того, методы работы фитически очень важной и интересной областью кожных зиолога не очень отличаются от режима научного заболеваний.

работника.

Завтра хочу зайти к Мейнерту и сказать, что ника- Вот именно,— подхватил он.

кого свободного аспирантского места там нет. Вот - Хотелось бы заняться тем, что в ближайшее такие у меня намерения.

время потребуется практикам.

Твоя бедная мать, несмотря на то, что.наши ин- Делайте это, если считаете нужным. С моей тересы антагонистичны, симпатичный человек. Надеточки зрения, Вам ничто повредить не может, и если юсь, ей уже стало лучше. И еще надеюсь увидеть тебя возникнет подходящая ситуация, я дам знать.

в субботу приблизительно в десять часов утра.

— Итак, если я Вас правильно понял, мне нужно • действовать так, словно и не было разговора с Вами.

Твой верный Зигмунд.

— Да,— сказал он,— обеспечьте себя на все случаи жизни. Я ничего не могу обещать. Это было бы безнравственно с моей стороны. И все-таки Вы предпочитаете академическую или практическую карьеру - Мои склонности и моя прежняя жизнь доказывают, что лучше — первое, но я должен...

- Да, Вы должны жить и в настоящий момент зарабатывать на жизнь. Я это понимаю. Еще раз повторяю: поживем — увидим.

После этих слов он встал.

— Благодарю Вас в любом случае. Могу ли я спустя некоторое время получить мои работы Это последние экземпляры.

- Как только прочту их, прошу Вас через тричетыре недели зайти ко мне и я возвращу всё. Теперь я очень занят.

- Позвольте поблагодарить Вас, господин профессор. Впрочем, самое существенное содержится также в годовом отчете и учебнике профессора Швальбе «Неврология».

Еще один поклон, и я ушел.

Ну, моя любимая, каково В ближайшее время ничего не изменится. Первое место уже потеряно. Что касается второй должности, то я, конечно, буду принят в расчет как конкурент, о чем профессор честно и сказал. Через несколько дней Мейнерт, который пользуется у Н. большим авторитетом, лично будет ходатайствовать за меня, и если он, вместе с другими друзьями, которые есть у меня среди профессоров, сделают это, тогда мои шансы возрастут. Пока же буду продолжать работать так, словно ничего не произошло. Я еще подумаю над тем, чем энергично заняться именно сейчас. Размышляю над непривлекательной, но пракВена, 13 июля 1883 г., 2 часа ночи Садовник Бюнзов — счастливый человек, поскольку имеет возможность приютить мою возлюбленную. Почему я не стал садовником или поэтом Моя любимая! вместо прозаической профессии врача Если тебе поТы все-таки больше никогда не говори мне, что требуется помощник для работы в саду, то готов ты холодна и не можешь найти верных слов предложить свои услуги, чтобы говорить маленькой для выражения своих чувств. Даже когда ты принцессе доброе утро и, может быть, когда-нибудь упрекаешь меня в чем-нибудь, то делаешь это попросить поцелуй за букет. Но я отправил письмо не так удивительно нежно, что я мог бы отсадовнику Бюнзову, а тебе, моя дорогая, моя Корветить только долгим поцелуем и сердечными делия-Мартхен. Объясню, почему написал так поздно.

объятиями, и не иначе. Надеюсь, когда-нибудь Ведь тебе интересно, любимая это станет приятным воспоминанием для нас, •Твоя ангина уже прошла, и ты, конечно, восприи тогда я расскажу тебе, как тосковал и страмешь это письмо благосклонно. Это будет так мило дал без тебя. Страдал так сильно, что даже с твоей стороны. Надеюсь, ты напишешь мне об этом.

не могу окончательно поверить, что ты буВ противном случае, я подумаю, что тебе неприятны дешь рядом со мной всегда.

мои письма.

Не допускай, однако, слишком сильного заласкивания своего горлышка шарфами и так далее. Не переусердствуй, немного закалки может укрепить здоровье.

Я радуюсь твоим весточкам и надеюсь, ты хорошо питаешься сейчас и отдыхаешь. Если тебе нужны деньги, то напиши мне, моя дорогая. У меня скоро они появятся.

Сегодня был очень жаркий, самый мучительный за последнее время день. От изнеможения я словно впал в детство. Потом заметил, что валюсь от усталости и пошел к Брейеру ; а возвратился поздно.

Марта отдыхала в это время в Дюстернброке, недалеко от Киля, и жила в доме садовника Бюнзова.

Доктор Йозеф Брейер (1842—1925) — венский физиолог.

У него болела голова, и он, бедняга, принял соль Вена, 29 августа 1883 г., салициловой кислоты. Первое, что он сделал, отпрасреда, после полудня вил меня в ванну, откуда я вышел помолодевшим.

Первая мысль, после того как воспользовался его гостеприимством, была о тебе: будь моя Мартхен здесь, Моя любимая Марта! Твое очаровательное и умное письмецо, двое точона одобрила бы мой визит.

Конечно, моя девочка, еще долгие годы я буду ное описание ярмарки в Вальдебекер очень порадовали нуждаться, и я не рассчитываю ни на какое неожидан- меня. И это так содействует улучшению моего здороное чудо, кроме как на возможность всегда, всю вья. Если бы не катар, то я мог бы говорить о хорошем самочувствии.

жизнь быть вместе с тобою, любимая. Затем мы, без пиджаков, поднялись наверх (я пишу в домашнем Ты думаешь почти так же, как Вагнер в «Фаусте» во халате), сели ужинать и начался длинный медицинс- время прекрасной прогулки, и я должен действовать кий разговор об отклонениях, морали интимных от- с обдуманной мягкостью доктора Фауста: я - - челоношений и нервных болезнях, и снова предметом век, и ничто человеческое мне не чуждо.

обсуждения стала твоя подруга Берта Паппенхейм *. Любимая, ты совершенно права. Сутолока и толчея Мы очень искренне и глубоко доверительно относим- на ярмарке, хотя и нравятся народу, не предрасполагася друг к другу, и он рассказал мне то, что я тебе ют мыслящего человека к высоким помыслам. Для должен сейчас сказать: женюсь на Марте, она станет меня ожидаемые и уже имеющиеся наслаждения — это женой, появятся дети... И тут я расстегиваюсь и до- прежде всего часы беседы с любимой, ласковой девушбавляю: на той самой Марте, у которой теперь в Дю- кой. А кроме того, огромное наслаждение-- чтение, стенброке небольшая ангина. Марта и есть, собствен- которое с ощутимой ясностью представляет нам, что но, настоящая Корделия и.теперь, когда наступает мы думаем и чувствуем, помогает понять сложные глубочайшее внутреннее доверие, больше не надо проблемы жизни, вообще смысл человеческого бытия.

Прости, если я сам себя процитирую, но мне вдруг ничего.

Тогда он вдруг совершенно неожиданно признался, пришла мысль о том, что я думал о судьбе: темным, что называет жену именно так, Корделией, потому что неразвитым людям без комплексов живется проще, она сохранила нежность и не разменивалась по пустя- а мы всегда ощущаем отсутствие чего-то. Чтобы сокам, не пошла против своего отца. хранить целостность личности, мы зачастую предпочиУ обеих Корделий, тридцати семи лет и двадцати таем наслаждение, волнения, тревоги, а не здоровье двух лет, должно зазвенеть в ушах, потому что мы и развитие наших способностей. Беспокоясь, мы жажвспоминали о них с серьезной нежностью. дем сберечь свои силы для чего-то, сами не зная для Ну, а теперь - - сердечный привет, ибо я еще не чего. И эта привычка подавлять естественные желания придает нам некий характер утонченности.

проснулся окончательно.

Мы воспринимаем мир глубже, и потому можем Твой Зигмунд.

считать себя способными к глубоким чувствам. Почему мы не спиваемся Может быть, потому, что нам не приятен кошачий вой, который пьяные вынуждены слушать на улицах. Почему не влюбляемся каждый месяц снова Если при каждой разлуке обрывается кусочек нашего сердца, то почему порой мы так черствы Потому что нам тяжелее в несчастье и бедствии.

1 Мы осознанно стремимся к тому, чтобы поменьше Берта Паппенхейм — пациентка Брейера, известная как Анна страдать от жизни и побольше получать удовольствия О. по совместному исследованию Брейера и Фрейда «Этюды об •от нее. Все люди, как и мы с тобой, связаны жизнью истерии» (1895).

деятельное участие, на несколько дней перестала меня и смертью, годами лишены радости. Они понимают, волновать. При этом было два осложнения, которые что вместе им легче противостоять тяжелым ударам совсем не имеют аналога с нашими отношениями.

судьбы, иногда отнимающей самое дорогое. Люди, У врача не полностью притупляется чувство человеческоторые способны на глубокое чувство, могут любить кой беды. Однако это чувство обостряется, если иметолько один раз. Я убежден в этом.

ешь счастье, семью.

Весь жизненный путь обычного человека предполаУ меня возникли деловые разногласия*с Пфунге, гает своим непременным условием то, что он будет изо я возражал ему в присутствии профессора Мейнерта.

всех сил бороться с повседневной тяжкой нищетой.

В итоге я оказался прав, хотя Пфунге использовал Хотя нищие, возможно, более свободны от многочисв споре всю свою взбалмошность и сумасшедшие идеи.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.