WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 18 |

Как часто я оставлял другу записки, которые начина Шутливое прозвище кузины Фрейда — г-жи Вольф.

лись с обращения «Дорогой Берганза», а подписывал Имеется в виду героиня английского писателя Чарльза Диккенса (1812—1870). ся: «Твой верный Сипион ждет тебя возле госпиталя 94 в Севилье». Вместе мы создали научный кружок, шутливо назвав его «академией», скромно ужинали, нередко вскладчину, и скучали друг без друга, если один из нас на какое-то время находился в другой компании. Правда, иногда он неохотно делился своими мыслями, но оставался всегда очень человечным, со своим мнением, своим кругом чтения, самобытным юмором. Но во всем этом было нечто бюргерское, филистерское.

Когда он заболел, я лечил его. Однажды он пригласил всех нас, старых товарищей, на прощальный вечер в предместье Вены. Сам лично разливал нам в бокалы пиво и старался не показывать, как он расстроган.

Потом, когда мы вместе были в кафе, хирург Розане отпустил несносную шутку, только для того, чтобы высмеять сентиментальность моего друга. Мне стало жаль его: ледок отчуждения, возникший в последнее время, был сломан. Я произнес прощальную речь и, глядя на него, сказал, что он, уезжая, увозит с собой и память о моей юности. Я не знал тогда, насколько оказался прав.

Первое время мы переписывались, он жаловался на своего полусумасшедшего отца, на безрадостное существование. Я пытался разбудить его прежние романтические инстинкты, поднять настроение, но безуспешно. Потом он переехал в Бухарест, надеясь, что ему удастся там занять достойное место в обществе.

В юности он увлекался поэзией индейцев, Купером, «кожаным чулком» и морскими приключениями. В последние годы держал лодку на Дунае и нередко приглашал друзей на прогулки по воде. Причем — любопытная деталь — на веслах были наемные гребцы.

Мы, хоть и нечасто, но все-таки общались друг с другом. Потом в мою жизнь вошла ты и все, что связано с тобою. Новый друг, новые стремления, новые заботы...

Противоречия, которые и раньше были с Зильберштейном, стали еще очевиднее, когда я рассказал ему о тебе. Он не понял моих чувств. Сам он решил жениться на богатой глупой девице, которую ему сердобольные знакомые прислали на смотрины. Теперь он привык к «денежному мешку», который все же оказался недостаточным для того, чтобы он смог стать самостоятельным коммерсантом и иметь собМарта в три годика Доктор Йозеф Брейер, профессор психологии, Зигмунд Фрейд и Марта Бернайс, близкий друг Фрейда Вандсбек, Профессор Теодор Г. Мейнерт Надворный советник Германн Нотнагелъ Марта Бернайс в 21 год Марте 19 лет Минна Бернайс, сестра Марты, Исаак Бернайс, дед Марты Доктор Эрнст фон Флейшлъ Венская общегородская клиника Супруги Хаммершлаги Марта Бернайс, сентябрь 1884 г.

Зигмунд Фрейд, 1885 Профессор Жан-Мартин Шарко ственное «дело». Ну, а что стало со мною, ты прекрасно знаешь.

И вот теперь, спустя время, мы снова встретились с Зильберштейном, и, конечно, оба размышляли над тем, как причудлива жизнь, как обуздывает она наши честолюбивые желания, одного -- раньше, другого позже. Его первой любовью в юные годы была Анна, потом он встречался с Фанни. Затем наступил период, когда он влюблялся во всех девушек без разбору, и вот теперь никого не любит.

У меня же все наоборот. Раньше не было никого, теперь есть ты, единственная. Вот и рассказал я тебе историю моего друга Зильберштейна. Теперь он стал банкиром, потому что ему не понравились юриспруденция, право. Сегодня он снова хочет собрать старых собутыльников, как и прежде, в Хернальсе, предместье Вены, но я очень занят на службе и думаю не о прошлом, а совсем о другом.

Будь здорова, мое дорогое сокровище. Мой почтовый ящик пока пустой. Твое письмо придет, наверное, завтра.

Твой Зигмунд.

Вена, вторник, 20 марта 1884 г., раннее утро Заносчивый ты человечек! Напрасно ты испытываешь смущение от своей фотографии. Не хочу лишний раз говорить, как она должна понравиться тому, кто любит тебя. Твердо знаю, что нельзя огорчать других, если хочешь снискать их уважение.

Сегодня должны проявиться злосчастные последствия моего рискованного поступка. Однако я совершенно здоров, не чувствую боли, а только сильную усталость в голени. Будем считать, что эта история завершилась.

Сегодня хочу идти к мастеру, изготовляющему медицинские приборы, и начать новые расчеты для электронных инструментов. Видишь ли, я был ранее Эммелин Бернайс, мать Марты Заказ № 3586 все, что ты только можешь представить. Но и это не легкомыслен, и теперь мне приходится рисковать, поснимает моего жизненного тонуса.

скольку я должен обеспечить себе маленький гешефт, на Моя любимая, мрачные соображения, которыми котором могу заработать пятьдесят гульденов. Дело ты поделилась со мною, ты должна решительно гнать в том, что я хочу снова запустить в лабораторию четыре от себя. Ты ведь знаешь ключи к моей жизни: какие или пять человек. А потом приду домой и буду читать.

большие надежды я возлагаю на свое дело и верю, что Если Брейер сегодня не придет, то вечером я преподнесу они полностью сбудутся, как только я смогузаняться ему сюрприз. Ведь он мне сказал вчера, что хорошо врачебно-исследовательской работой. Временами я бобыло бы меня полечить, как других пациентов.

лее угрюм, чем прежде. А теперь, когда ты стала моим Здорова ли моя принцесса В чем причины твоей «главным принципом», я хочу без остатка служить усталости Не думай, что я не способен заботиться тебе. Это становится вообще главным условием, котоо твоем здоровье, раз болен сам. Но все-таки больной рое я ставлю перед своей жизнью, иначе она мало что имеет то преимущество, что чаще получает письма от значит для меня. Я очень упрям и не боюсь научного своей возлюбленной, и потому я снова иду в постель.

риска. Мне нужен значительный стимул, чтобы сдеПо душе ли тебе такая угроза лать массу дел, которые все рассудительные люди С самым сердечным приветом должны считать не очень благоразумными. Действитетвой Зигмунд.

льно, я, довольно бедный человек, должен заниматься наукой. И в то же время я — самый несчастный мужчина, желающий сохранить верность и любовь одной Вена, вторник, 19 июня 1884 г.

бедной девушки. Приходится жить и дальше в таком же темпе, много рисковать, много надеяться, много Мое любимое сокровище! работать. Для обычного буржуазного благоразумия Не могу припомнить, чтобы когда-нибудь я не я совершенно потерян. Теперь вот вынужден не видетьочень подробно отвечал на твои милые, благородные ся с тобой. Или только через три месяца увидеться, письма, но сегодня должен писать коротко. Мы ведь и все из-за того, что наши отношения еще не очень скоро, надеюсь, сможем лично побеседовать друг определенные.

с другом. Для «Кока» 1 вчера только подготовил рукоЧерез три месяца Эли уже будет в Гамбурге. Надепись на полтора листа. Первую половину статьи уже юсь, обстоятельства и состояние дел не воспрепятствусегодня отредактировал.

ет этому.

Пара золотых, которые я заработал, пришлось изКороче, я почти ничего не знаю о будущем. Я не расходовать на моих учеников, которых я сегодня имею права не считаться с этим, но уверен, что меня и вчера выгнал домой.

ждет радость снова держать твою ладонь в своей руке.

Теперь передо мной лежит корректура второй раА это так же жизненно необходимо для меня, как еда боты 2, которую я должен прочитать и оживить, иси питье. Я знаю, что доставил тебе немало печали полняя служебные обязанности в журнале. Я здоров, и лишений, желая похитить у тебя несколько недель как лев, веселый и жизнерадостный. Большая занясчастливого семейного отдыха. Я следую моим имтость не отражается на моем настроении. Санитар, пульсивным побуждениям и не боюсь ни препятствий, приставленный к душевнобольным 3, позволяет им ни риска. Хочу быть сильным пред тобой, Марта.

Потом со свежими силами продолжу эксперимент, «Юбер Кока» — центральный журнал по общей терапии.

который очень интересен по содержанию, но вряд ли В письме от 14 февраля 1884 г. Фрейд делился с невестой мыслями о начале этой работы. Речь идет о рукописи «Структура экономически вознаградит меня за три месяца работы.

элементов нервной системы», изданной в 1884 г.

Прибыль не велика, на эти деньги не много накопишь, Брейер предложил Фрейду хорошо оплачиваемую работу на а время будет потеряно. Можешь ли ты представить, несколько месяцев в качестве врача, сопровождающего пациентов во что у меня в кошельке тысяча золотых, а сестры Роза время поездок.

и Долфи голодают Конечно, по меньшей мере, полоУверен, что все наконец изменится к лучшему. Ты вину заработка отдам им, а остального мне хватит знаешь, мне говорят, что я обладаю искусством кажпродержаться некоторое время, пока не заработаю дый раз вызывать в тебе раздражительность. Говорят, снова.

что между нами всегда — поединок, борьба и что ты Я не всегда, быть может, справедлив по отношению ничего не сделаешь ради меня. Говорят, что мы слишк сестрам. Но я поступаю так, как подсказывает моя ком разные и принимаем за любовь лишь желание совесть. Важно быть в согласии с самим собой.

любить. Говорят, что мы - - люди, которые хотят Сегодня приходил Панет, конечно, по служебной любить и быть любимыми, несмотря на то, что обстонеобходимости. Я сохранял выдержку и не возражал ятельства жизни у нас разные. Но после всех суровых ему. Но у меня есть хорошее свойство доверять сослов, услышанных мною, я должен признаться себе, бственной интуиции. И я нашел много людей, которые что люблю тебя. Никто из моих немногих сторонниц разделяют мою точку зрения.

не понял твою сущность, которая в том и состоит, что Уверен, что скоро мы увидимся, моя милая. Остаты предназначена мне судьбою.

вайся здоровой, а мне приходится заканчивать письмо, Ты говоришь, я не оказываю на тебя никакого поскольку снова пришла корректура.

влияния. Я считаю тебя развитым и гармоничным человеком. Но ты бываешь сурова и чопорна со мной, Твой Зигмунд.

а у меня нет никакой власти над тобой. Ты стала мне еще дороже, несмотря на твое непослушание. И я почувствовал бы себя очень несчастливым, если мы распростимся с тобою вновь на тринадцать месяцев, как Вена, понедельник, 30 июня 1884 г.

тогда в начале улицы Альзер 1. Тогда моя надежда была крошечной, но я казался себе солдатом, приставМоя любимая невеста! ленным к забытому часовому. Наше желание быть Я так рад, что мы будем одни и ты ни в чем больше вместе тогда охладело. Но я все-таки должен был не можешь упрекнуть себя, если действительно ждешь остаться победителем, хотя не знал множества нежных меня. Я так счастлив в ожидании прекрасных дней, слов, которые помогли бы исполнить мои желания. Но которые мы проведем друг с другом. Знаю, тебе хочетя заметил, что и в твоих глазах кое-что значу. Упряся прервать меня: мол, не нужно ничего ожидать, мство и замкнутость, на которые ты сама часто сеточтобы не разочароваться. Но, Мартхен, это ведь завивала, прекратятся, если мы будем вместе.

сит только от нас, насколько чудесными окажутся эти С тех пор я стал другим. Многие душевные раны дни... Не от погоды, не от настроений других, не от закрылись, иные стали глубже. Ты знаешь, во мне плохих или хороших известий, которые могут прийти.

проснулись упорство и самоуважение. Год назад я еще Я не хочу ничего иного вынести из этого путешестне знал в себе этих качеств. Поэтому мне не хочется вия кроме уверенности, что ты полностью принадбольше откладывать радости. Искреннее согласие с толежишь мне, убеждения, что в наших отношениях бобой необходимо мне для новой работы.

льше самой любви, чем ее оценок.

Однако возникает легкое сомнение. Любишь ли ты Ретроспективный взгляд, который тебе свойствен, меня так же горячо, как прежде Человека, которого так оправдан. Действительно, я всегда любил тебя столько времени не видела, не слышала его голоса, его значительно больше, чем ты меня. Или, собственно суждений, которые постоянно вызывали твою горговоря, пока мы каждый в отдельности не пришли дость Человека, который давно не был рядом с ток осознанию нашей любви, ее сущности, примум фальбою Не найдешь ли ты, что этот образ не соответсум, как сказал бы логик, до тех пор я себя как бы ствует нынешнему, что твое представление обо мне навязываю тебе, а ты принимаешь меня без особой На улице Альзер находился главный вход в одну из больниц склонности и симпатии. Но это все будет преодолено.

Вены.

уже иное, чем год или два года назад Слова «нет» я не переживу. Я жду тебя с нетерпением. Ведь ждать это моя судьба, как и твоя. Ждать спокойно и преданно, ждать, волнуясь и борясь. Собственно, различие не т*ак уж и велико по сравнению с многообразием тех способов, с помощью которых мы отстаиваем свое право на счастье.

...Еще четырнадцать дней ожидания. О дальнейшем я и не думаю. Минувшие годы уже как бы закрыты завесой времени. Я так люблю тебя и хочу услышать, что тоже любим тобою.

Я хочу прожить предстоящие четыре недели, не принося их в жертву будущему, как раньше. Эти четыре недели и есть само будущее.

Здорова ли ты, мое милое дитя Я здоров, как Нежность, которую ты мне даришь, подняла никогда, и теперь не перегружен работой. Я должен мне настроение и вызвала множество мыслей.

поразмыслить, чем заниматься эти четырнадцать дней.

Их можно подытожить так: подготовка к суМне поручили написать статью для газеты и вести пружеству подобна работе, которую никогда постоянные наблюдения за больными. Я осматриваю нельзя считать абсолютно законченной.

их в отделении больницы.

Нет ли в моем письме чего-нибудь, что огорчило бы тебя, моя дорогая Мартхен Ты скажи мне об этом.

Твой Зигмунд.

Я спросил у Нотнагеля, могу ли высказать свою просьбу сейчас или позже. Он сказал, что если буду краток, то сейчас, в противном случае нам лучше было бы поговорить позже.

Я обещал, что буду краток:

— Однажды Вы высказались в том смысле, что хотели бы быть мне полезным, и я поверил в это.

Теперь к делу. Мне хотелось бы узнать, могу ли я на основании моих предыдущих работ добиваться доцентуры или должен ждать — Вы все время работали, дорогой доктор, над «Кокой» («Кока» прежде всего связана с моим именем).

Я показал ему рукописи своих научных статей, написанных в марте и последующие месяцы. Он не вникал в их содержание, а считал лишь количество.

Вена, 16 января 1885 г. — По объему это восемь или девять авторских тистов. Подавайте спокойно Ваше заявление. О Боже! 1сли бы Вы знали, какие люди стремятся к доцентуре.

Мое сокровище! Гекоторые из них не имеют ни малейших профессиСердечный тебе привет к семнадцатому 1. Знаешь ональных заслуг.

ли ты, между прочим, что так же семнадцатого начал- Однако я должен опубликовать еще некоторые ся и мой курс А теперь быстро мои новости, которым вещи, из которых две в самое ближайшее время.

ты можешь порадоваться.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.