WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 18 |

буду гордиться тобой. Ты сможешь читать во мне, как в открытой книге, все, что захочешь, и мы будем счастливы, помогая и поддерживая друг друга.

Моя любимая Мартхен! Ты будешь отвлекать меня от всех пороков, от Да будет мне позволено высказаться, несмотря на мелкой злобы, зависти, пустой алчности. Если ты то, что я иногда так плохо думаю и так сердито пишу.

вдруг захочешь отвлечь меня от научной деятельности, Если я тебя снова обидел, то только из-за того, что я расскажу тебе историю про Бенедикта Штиллинга !, я думаю о моей страсти, о моем одиночестве, о моей который недавно умер в Касселе. В молодости он основной цели и о тех цепях, которыми я прикован.

много занимался наукой и должен был занять видное Я испытываю иногда приступы отчаяния и малодуположение в клинике. На протяжении тридцати лет он шия, и только твоя верность и добродетельность спаработал, по утрам изучая спинной мозг, а вечерами сают меня. Ты не должна высмеивать меня за это исследуя головной. Штиллинга можно назвать первым и полагать, что я слишком гибок и переимчив в настроениях и суждениях. среди исследователей, которым мы обязаны знанием этих замечательных органов* человека. Он отличался Сегодня после обеда, моя дорогая девочка, у меня прилежанием и упорством. Его воодушевленность соопять блестящий успех: найден новый метод лечения, четалась с большим талантом, что не редкость среди который обещает быть более долговечным и надежным, чем прежде. У меня такое предчувствие, словно евреев.

Моя любимая Марта, частью того, чем ты станешь я предвижу конечный результат: я нашел именно то или почти то, что искал. для меня в будущем, ты стала уже сейчас. Ты должна Тяжелая жизнь не должна меня особенно огорчать, Бенедикт Штиллинг— немецкий анатом и хирург (1810— поскольку мы здоровы, и судьба хранит нас от особых 1879).

перц 1 доверил мне перевод последнего тома произстать для меня самым главным в моей жизни. Когда ведений Милля. Я тогда сильно ругал его безжизненвсе хорошо, то счастье неизбежно. Ты и я разделены ный стиль. Из его творений никогда нельзя извлечь сейчас расстоянием, и потому пока несчастливы.

какой-нибудь афоризм, сентенцию, меткое словечко на Спокойной ночи, моя верная невеста. Излей мне память. Но позже я прочитал философские произведетолько свою душу. Пиши мне. Мне становится так грустно, когда от тебя долго нет писем. ния Милля, очень остроумные, динамичные. Он был, вероятно, человеком столетия и более чем кто-нибудь Твой Зигмунд. иной свободен от власти обывательских предрассудков. Как всегда бывает в подобных случаях, он выдвигал абсурдные требования относительно эмансипации женщин и в целом по поводу женского вопроса.

Вена, 15 ноября 1883 г., Я помню, что главный его аргумент в том сочинечетверг, 5 часов вечера нии, которое я цереводил, заключался в том, что женщина, вступая в брак, не так уж много приобретает по Моя дорогая маленькая принцесса! сравнению с мужчиной. Можно согласиться с тем, что Это имя так прочно утвердилось за тобою. В посемья, дом, уход и воспитание детей требуют от челоследние дни я думаю только о тебе и ни о ком другом.

века очень много, но многое ему и дают. Хотя если Постоянно возвращаюсь к счастливому дню помолвсчитать упрощенно условием домашнего хозяйства неки, благословенному дню, подарившему нам радость.

пременное выколачивание пыли, приготовление пищи Вспоминаю подробности нашей первой встречи. Это и так далее, то, конечно^ у женщины все это отнимает было семнадцатого, в субботу. Какое совпадение:

гораздо больше времени, чем у мужчины. Но Милль в этом месяце семнадцатое число тоже выпадает на просто забыл, как исторически складывались отношесубботу. Мое сватовство мне не нужно повторять, не ния между мужчиной и женщиной в семье. В целом так ли рассуждения Милля мне кажутся антигуманными. Из Сегодня - - праздник, и я совершенно ничего не его 'автобиографии, написанной так чопорно, невозделаю и только воспоминания возвращают меня в неможно уяснить, что люди состоят из мужчин и женщин давнее. Погода отвратительная. Вечером, наверное, и это различие есть самое значительное из всех разпойду к Хаммершлагам. Я уже настолько размягчилличий между людьми. Его отношение к жене тоже, как ся, что этот визит будет благостным для меня, ведь со мне думается, не особенно гуманно. Он женился уже мною там обходятся по-дружески. Хаммершлаги 1 був зрелые годы, детей у них не было, о Зтюбви — как все дут все расспрашивать о тебе, а я рад возможности мы знаем — не может быть и речи. Была ли его жена вновь и вновь говорить о тебе.

столь замечательной персоной, как он это преподноТвои слова в последнем письме о Милле 2 и его сит,— сильно сомневаюсь. В общем, он считает, что жене побудили меня найти это место в сочинениях можно вовсе не принимать во внимание, что женщиМилля и кое-что тебе рассказать. В статье Брандеса на — это совсем другое существо, которое мы, мужсодержатся лишь его собственные впечатления об этом чины, должны всячески оберегать. Он приводит примечеловеке, что никак не умаляет уважительной оценки ры бесправного положения негритянок. Девушка, даже этой личности и ее роли в современной истории. Но если она не имеет права голоса и других прав, может у меня есть повод порассуждать, тем более что Комотругать мужчину за то, что тот позволил поцеловать ей руку в знак любви.

Хаммершлаг был учителем Фрейда в гимназии и другом его Нежизнеспособна и его мысль о том, что женщины отца.

должны бороться за свое существование точно так же, Джон Стюарт Милль (1806—1873) — английский философ и экономист.

Теодор Комперц (1832—1912) — профессор филологии в Вене.

Георг Брандес (1842—1927) — датский историк литературы.

Sкак и мужчины. Выходит, я должен думать о моей нежной, любимой девушке как о конкурентке. Семнадцать месяцев назад я сказал своей милой, что люблю ее и предлагаю ей руку и сердце. Следовательно, она должна позабыть о конкуренции и позаботиться об уюте и спокойствии домашнего очага.

Неужели женщины должны зарабатывать и добывать хлеб насущный точно так же, как и мужчины.

Возможно, воспитание, среда, укоренившиеся привычки содействуют угнетению женщин, но как многого они достигают совсем по-иному. Возможно, с точки зрения права это не выдерживает никакой критики.

В таком случае всё очарование, которое женщины дарят миру, исчезает и мы скорбим об утраченном идеале женщины.

Я очень упрям и не боюсь научного риска. Мне Я думаю, всякая реформаторская деятельность нужен значительный стимул, чтобы сделать в области законодательства и воспитания потерпит массу дел, которые люди рассудительные крах потому, что бессмысленно спорить с природой должны считать не очень благоразумными.

и женщина достигает положения в обществе и в семье Действительно, я, довольно бедный человек, доблагодаря красоте, обаянию и доброте. Нет, я предлжен заниматься наукой. И в то же время почту остаться старомодным в этом вопросе. Я так я — самый несчастный мужчина, желающий страстно тоскую по тебе, моей Марте, такой, какая ты сохранить верность и любовь одной бедной деесть, и надеюсь, что и сама ты не хочешь ничего вушки. Приходится жить и дальше в таком другого. Закон и обычай должны дать женщине много же темпе, много рисковать, много надеяться, открыто признаваемых в обществе прав, но есть ситумного работать. Для обычного буржуазного ации, которые никто, кроме самой женщины, не может благоразумия я совершенно потерян.

решить. В юные годы она — очаровательная возлюбленная, в зрелые годы — любимая жена. Можно было бы еще много говорить об этом, но мы ведь одинаково думаем по этому поводу.

Будь здорова, моя милая. Твое письмо сегодня еще не пришло.

Сердечный привет и поцелуй шлет твой Зигмунд.

ход. Вчера я все-таки написал очень резкое письмо Эмануэлю. Но почему я должен омрачать тебя рассказом о таких печальных вещах! Недавно я был в семье Хаммершлагов. Они приняли меня очень сердечно. Старый профессор взял меня сотрудником и дал деликатное поручение - - поговорить по душам с молодым медиком Альбертом. Затем он мне сообщил, что решил раскошелиться и помочь бедным. Один богач передал ему определенную сумму для оказания помощи беднякам. Он предложил мне содействовать в этом деле. Профессор часто рассказывал мне, что провел юность в жестокой нужде. Нельзя Вена, четверг, 10 января 1884 г.

надеяться на помощь со стороны государства бедным.

Я мог бы, собственно, этим не заниматься. Мне Мое дорогое сокровище! только хочется внести вклад в это дело, принять учаУдобство -- это последнее, на что я имею право, стие не на словах, а на деле. Профессор не первый раз и я не замечал бы его отсутствия, если бы ты так заботится обо мне. И во время учебного года он заботилась обо мне.

бескорыстно вытаскивал меня и других из нужды.

Если ты когда-нибудь потом здглянешь в маленьВначале я очень стыдился этого, но когда познакомилкую книжечку, которую мы собирались вести как хрося с его взглядами, то понял, что он - хороший нику нашей помолвки, то останешься, в основном, нечеловек. Ему можно доверять, и он не потребует ответдовольной. Но мы найдем выход из этого состояния.

ных обязательств.

Только помни, пожалуйста, свое обещание сделать все, Мне удалось скопить пятьдесят гульденов. Хочу чтобы не оставлять меня в одиночестве. Я считаю это их отдать родителям и сестрам.

обещание сильным оружием, которое ты позволила •Я сам много работаю и мог бы теперь ничего мне хранить. Сдержишь ли ты слово или нет, я не могу не делать для других. Я изложил свои взгляды пропредвидеть. Хотя ты оказала достаточное сопротивлефессору и, по меньшей мере хотя бы частично, должен ние, когда мы обсуждали проект твоего переезда ко ему помочь. Разговор происходил у него дома, и я не мне. Твоя воля, твое желание значили для меня не нахожу слов, чтобы достаточно полно охарактерименьше, чем мое собственное. Но ты не вправе счизовать его и уяснить его отношение *к одной девушке.

тать, что я не должен тебя отпускать !. Разве я могу Я попросил его пригласить Розу !, л как только мы принести во имя тебя жертву, которая была бы приятвместе с ней вошли в комнату, он начал так говорить на только мне Нет, это не подходит, и все другое о ее сестрах, что даже я заметил, что он словно тоже, может быть, не подходит. Мы теперь разделены охладел к жене. Я не знаю никаких хороших, гуманных расстоянием, моя милая Мартхен, и хотя мне не хочетпсихологических мотивов отдаления людей друг от ся говорить о работе, но только она нас, одиноких, друга, но они, безусловно, есть. Роза найдет, 2конечно, может снова объединить.

силы пережить удар и поделиться с Анной. Может Вчера на улице я встретил отца. Он все еще полон быть, они получат рекомендацию у фрау Н. Ей это замыслов, все еще на что-то надеется. Я решил напибудет легче обсуждать, чем со мной. Эта рекомендация сать Эмануэлю и Филиппу, чтобы помочь отцу в ныпригодится и для двух других девушек. Ты не вправе нешних делах. Правда, он не хочет этого, потому что забывать о том, что они очень бедны и к тому привык рассчитывать преимущественно на плохой исже старшие дети в семье. Один из сыновей -- лакей, Роза Фрейд (1860—1942) — младшая сестра Зигмунда Фрейда.

Такова была воля матери Марты относительно переезда из Речь идет об Анне Хаммершлаг.

Гамбурга.

а девушки зарабатывают на хлеб учительским трудом Вена, вторник, 7 февраля 1884 г.

в народных школах.

Моя маленькая принцесса! Другой же, Альберт,— медик, получает большую стипендию и работает лаборантом у профессора Люд- Это прекрасно, что твое последнее письмо принес вига !, химика. Он был мне всегда симпатичен и выгля- белый почтовый голубь с красной ленточкой. Он придел по сравнению с ними благополучнее, как богатый летел, когда я писал статью. Твое письмо подарило шваб. Я питал глубокую симпатию еще с гимназичес- мне бодрость, и работа пошла веселее. В полчетверких пор к старому еврейскому учителю. Итак, теперь того начал - в полдевятого вечера уже закончил.

ты знаешь все и, вероятно, благодарна мне за от- Я даже подпрыгнул от радости. Между прочим, я всекровенность. Но как я еще мало знаю о тебе, моя гда делаю это физкультурное упражнение, когда есть единственная.

повод для хорошего настроения. И конечно, мне так...В целом я не доволен тем, как продвигается моя захотелось написать тебе. Но неожиданный визит приработа. Постоянно и настойчиво собираю и обобщаю ятеля нарушил мои планы. Я пошел, чтоб немного интересные наблюдения над больными, много читаю, развеяться, к нему в гостиницу, и вот пишу тебе лишь каждый раз много и самостоятельно занимаюсь. Надесегодня.

юсь, что со временем все-таки опубликуюсь. Днем я был занят тем, что делал выписки из одной Ты права, что бедный Натан 2 был первым ор- книги по просьбе моего русского знакомого, потом динатором и я войду в его комнату, в которой он жил готовил перевод с немецкого на английский и предполгода, и почувствую, что по ночам здесь обитает его ложил американскому коллеге отредактировать рукодух. Но у меня очень хороший сон, и я ничего не пись. Завтра я отнесу оба экземпляра Флейшлю и уж боюсь.

тогда — всё. Теперь у меня снова есть время и для Желаю больших успехов в твоих вечерних чтениях. больных, и для чтения. Такая возможность, вероятно, Мне хотелось бы поразить этим известием наших дам. непродолжительна. По крайней мере, это продлится не Будут ли со временем такие вечера устраиваться и для так долго, как хотелось бы. Вообще-то человек должен мужчин иметь время для размышлений о жизни.

Зильберштейн сегодня снова навестил меня, он Да, ты знаешь, все-таки Вольфингине 3 помолвлена.

очень расположен ко мне, как и раньше. Одно время На мой взгляд, Чаймс 4 очень привлекательна, пре- мы были закадычными друзьями. Нас объединяли ни красна, но вначале ей все дается тяжело. «Батл оф спорт, ни взаимная выгода, а только бескорыстная Лайф» была бы легче и пригоднее для вас, но ты ведь потребность общаться друг с другом*. Мы проводили в этом сама прекрасно разбираешься. вместе все время, свободное от школьных занятий.

Сегодня у меня журнал и служба. Вместе изучали испанский, придумывали загадочные Завтра будет веселее, моя дорогая, любимая. Ты не истории и таинственные имена, почерпнутые из книг имеешь права не ответить мне на все, о чем ты думала великого Сервантеса.

при чтении этого письма. В нашей хрестоматии по испанской литературе мы Спокойной ночи. нашли рассказ, герои которого — две собаки. Расположившись перед дверьми госпиталя, они вели между Твой Зигмунд.

собой философско-юмористический диалог. Мы решили присвоить себе их имена — так они нам понрави Доктор Эрнст Людвиг (1842—1915) — профессор химии в Венском университете. лись. Общались мы и устно и письменно, в основном Доктор Натан Вайс (1851—1883) — ассистент нейрологической называя себя так: мой друг — Берганза, а я — Сипион.

клиники Вены, друг Фрейда.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.