WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 18 |

ленных условностей общественной жизни. Беднякам Однако я решил признаться тебе, что в моей натуре поневоле приходится быть толстокожими и лишенныесть склонность деспота и мне страшно тяжело управми утонченных чувств, иначе они не выдержат всех лять собой. Ты это уже, конечно, знаешь, и если ты тягот жизни. Они следуют своим здоровым инстинкменя, несмотря на это, любишь, тогда я тем более там и помнят, что природа и общество направлены счастлив.

против их любви. В таком случае зачем пренебрегать Каждый свободный час я посвящаю работе, начасиюминутным наслаждением, если ничего другого лом которой недоволен. Может быть, ты права, Марти ждать нельзя хен, когда пишешь, что я чересчур остро реагирую на Бедные слишком бессильны, слишком уязвимы, успехи и неудачи. С моим методом еще не до конца все чтобы у нас возникало желание подражать им. Если ясно, однако я размышляю над ним. К сожалению, он я вижу народ, который относится с презрением ко не всегда помогает достичь хорошего результата.

всякому благоразумию, то всегда думаю, что это своеСпокойной ночи, моя милая, любимая, моя дообразная компенсация за все тяготы, эпидемии, болезрогая принцесса. Твое письмо так необычайно меня ни, нищету. Все эти беды они, к глубокому сожалению, окрылило. Остаюсь любящим тебя.

встречают незащищенными со стороны социальных учреждений.

Твой Зигмунд.

Не буду дальше развивать эти мысли, однако можно представить, что народ совершенно иначе любит, рассуждает и работает, чем мы. Есть психология простого человека, которая сильно отличается от нашей.

Вена, воскресенье, 9 сентября 1883 г., У бедных гораздо больше естественных чувств, чем 3 часа после полудня у нас. И только в них еще не погибли страсти, которые продолжают изменять бытие, жизнь, которая для кажМоя любимая! дого из нас завершается смертью, то есть небытием.

Ты все-таки больше никогда не говори мне, что ты Любимая, если эти разговоры тебе не нравятся, не холодна и не можешь найти верных слов для выражесердись на меня. Ты не знаешь масштаба твоего влияния своих чувств. Даже когда ты упрекаешь меня ния на меня. Понимаю, что ты не можешь действовать в чем-нибудь, то делаешь это так удивительно"нежно, тем же способом, что и я при определенных обсточто я мог бы ответить только долгим поцелуем и серятельствах. Это зависит от наших переживаний, наших дечными объятиями, и не иначе. Надеюсь, когда-ничувств. Об остальном решительно умолкаю. Вполне будь это станет приятным "воспоминанием для нас, доволен, что полностью нахожусь под опекой моей и тогда я расскажу тебе, как тосковал и страдал без принцессы. Так приятно подчиняться любимой, но естебя. Страдал так сильно, что даже не могу оконли бы мы не были так далеко друг от друга, моя чательно поверить, что ты будешь рядом со мной Мартхен.

всегда. Я не имею сейчас права слишком много думать Та бедная девушка, в судьбе которой я принимал 72об этом, иначе терпение мое лопнет прежде, чем меньше, чем желаешь его ты. Говорю это не из трусоя смогу вынести свое нынешнее тяжкое положение. сти, с уверенностью, потому что сознаю ничтожность Марта, отвечая на твои вопросы, я позволю все всех других стремлений по сравнению с горячим жела же заметить, что я не такой сильный человек, как ты нием быть всегда с тобой. Ты мила и дорога моем) думаешь. Я чувствую себя плохо в те дни, когда нет сердцу.

писем от тебя, моя дорогая. Кратковременная безде- Новость, которую я тебе могу сообщить, вот какая ятельность пошла бы мне на пользу и доставила Шенберг ежедневно бывает у меня, и я его Сюстоянием приятное удовольствие. Даже если ничего не выйдет совершенно доволен. Он очень занят предстоящим с курортом, то я все-таки не буду печалиться. Как итальянским путешествием, так как вскоре возвраща уже теперь знаешь, с отдыхом в Кашау ничего не ется его брат Алоис.

получилось. Но мне не хочется быть ленивцем, кото- Моя мама вчера заболела, простудилась, в резуль рый лишь охотится за удовольствиями. Ты, опреде- тате немного обострилось ее старое заболевание легленно, скажешь, что для нашей совместной жизни ких. Но уже сегодня лихорадка утихла. Паули тоже надо запастись трудолюбием и умением радоваться нездорова.

жизни. Мне всегда думалось, что для достижения С Долфи я вчера совершил загородную прогулк) любой цели есть короткий и длинный путь. Я вынуж- в Петцлейнсдорф. Она ждала меня, пока я освободился ден идти долгим путем, преисполнившись веры, что от приема пациентов. Возвращались мы через Дорнвсе равно достигну цели. В данном случае это и про- бах.

исходит. Долфи-- самая любимая, самая лучшая из мош То, что ты столь честолюбива, мое милое дитя, сестер. У нее такой богатый внутренний мир. Но право же, очень привлекательно. Но я бы не был к сожалению, она чересчур утонченная натура и слишсамим собою, если бы не искал в науке удовлетворе- ком впечатлительна. Мы беседовали в основном, конеч ние, которое немыслимо без упорного, длительного но, о тебе. Она станет навсегда твоей задушевной труда, поисков и счастливых мгновений научных от- подругой. Но инстинктивно она угадывает, что на крытий. Я никогда не принадлежал к числу тех, кто не меня ее суждения никакого влияния не оказывают.

мог бы спокойно перенести, что его инициалы, высе- Марти! Разве возможно, чтобы твои желания, о коченные на прибрежных скалах, неизбежно смоет морс- торых я так долго ломал себе голову, не осущесткой прибой. вились Ты, наверное, хочешь купить еще что-нибудь Сокровище мое, не представляю, кем бы я стал скажи мне об этом. Когда ты прочтешь мое письмо сейчас, если бы не нашел тебя: без честолюбия, без я снова вышлю тебе деньги. Делать тебе подарки многих радостей в мире и наслаждений, украшающих для меня такая большая радость, что мне даже кажетжизнь, без твоего неповторимого очарования,— с уме- ся, что я этого сейчас еще не заслуживаю... Не правда ренными духовными потребностями и совершенно без ли, ты понимаешь мое намерение материальных средств. Более того, я хранил бы эти Единственная моя, любимая, я хотел написать тебе скудные средства, как убогий или обреченный. Ты сегодня больше, но у меня были в гостях всю вторую даешь мне не только цель и направление, но и так половину дня Шенберг и Францешини. Потом мы вмемного счастья, что я уже не могу довольствоваться сте с ними поужинали. А теперь меня клонит в сон своим скудным настоящим. я чувствую себя таким несчастным от того, что должев Ты даешь мне надежду и уверенность в успехе. писать тебе, вместо того, чтобы целовать твои сладкие Я понимал это, когда ты еще не любила меня, и тем губы. Так позволь мне пожелать тебе спокойной НОЧЕ более знаю теперь, когда ты любишь меня. Благодаря и на сегодня попрощаться с тобою.

тебе я стал уверенным в себе смелым мужчиной.

Преданно любящий твой Зигмунд Марта, мое дорогое сокровище, наше счастье всецело зависит от нашей любви. И я хочу счастья не видеть мертвого, безмолвного человека, в котором Вена, воскресенье, 16 сентября 1883 г.

еще недавно было так много жизни, энергии и беспокойства. И жизнерадостности в нем было так много, Моя дорогая! как ни в ком другом.

Я хочу тебе сказать, что некоторые твои мысли И даже теперь, когда его гроб засыпали землей, и рассуждения просто несправедливы и неправильны я не могу свыкнуться с мыслью, что его больше нет и было бы хорошо, если б ты исправилась. Те две и никогда не будет. Почему же случилось цепоправивещицы, которые понравились тебе, я бы х радостью мое, почему Он ведь был на верном пути к цели, подарил. Ты должна написать мне также, сколько у него были все возможности достигнуть всего, к чему стоит куртка, которая тебе пришлась по душе. Сейчас он стремился. Он был доцентом и наслаждался своей у меня пока никаких денег нет, но позже, в следующем ролью, своей значимостью на работе. У него была месяце, я мог бы условиться об этой покупке.

солидная репутация как у специалиста. С недавних пор Ты все-таки не отказывай себе, дорогая, в маленьон руководил отделением в больнице. Ему была обеской роскоши, я ведь тоже так не поступаю. А ты печена большая практика.

молода и способна так искренне радоваться! Я соверНатан ведь совсем недавно женился. Но дальше, шенно уверен, что все люди, которые просто видят очевидно, есть такие детали жизни, которые и подтебя, желали бы сделать что-нибудь хорошее, прияттолкнули его к смерти. Эти детали нам неизвестны. Не ное тебе. Почему же ты хочешь лишить меня счастто, что причины смерти связаны с женитьбой Натана ливой возможности делать подобное Разве я не имею в этом нет никакого сомнения. Я не помню, насколько никаких прав подробно я рассказывал тебе о предыстории этой жеТвое письмецо подействовало на меня, как ангельснитьбы. Но я думаю, снова должен все повторить, все кий голос. Он как бы возвысил меня над глупыми что я знаю о нем, повторить все, словно он и не умер, заботами, неустойчивым настроением, над колебаниЕго образ, словно живой, встает передо мной, вспо ями и сомнениями.

минаются его хорошие и плохие поступки, отдельные Не хотелось бы портить твое настроение, но у меня черты. Его жизнь была многогранна, как жизнь поэта так мрачно на душе, что не в силах больше выдержать и его смерть может быть воспринята как неизбежная неожиданное горе. Сейчас иду в морг, где препарирукатастрофа.

ют труп моего друга Натана Вайса. Он был женат Его отец — лектор в местной религиозной школе меньше месяца и недавно возвратился после десятион очень одаренный ученый, он мог бы преподават] дневного свадебного путешествия, Натан оставил два китайский язык и конечно же стать университетских письма для полиции. В письмах просил пощадить свопрофессором. Но при всем этом он очень тяжелый их родителей, когда им будут говорить о происшедплохой, жестокий человек. «Мой отец — просто чудо шем, и во-вторых, ничего не сообщать в газетах о том, вище»,— так обычно говорил Натан. Мать — энергич что жена изменила ему.

ная, прилежная, добродушная женщина, у которой HI Тринадцатого сентября в два часа пополудни его было никакой духовной близости с мужем, но зат< нашли повесившимся на Дандштрассе, у себя в комного детей. Она разделила с ним нищенское сущест мнате. В четверг вечером обо всем стало известно вование. В доме царила жестокая бедность и COBCCIS в госпитале, где работал Натан Вайс. Один из коллег не было атмосферы любви и сердечности, никакоп поспешил в его кабинет, в надежде опровергнуть говоспитания детей и многочисленные требования к ним рестные слухи. Но кабинет оказался закрытым. Брат Чтобы удовлетворить безмерное тщеславие отца, вс Натана, тоже врач в этом же госпитале, подтвердил его сыновья должны были непременно учиться. В ос мрачную новость. Рано утром в пятницу ко мне приновном, к сожалению, им это совсем не удавалос! шел Люстгартен: Я был в постели, когда появились А один из сыновей после полугода учебы застрелился еще двое коллег все с тем же горестным сообщением.

потому что не видел другого выхода из сложившейс Мы не хотели верить этому. Невыносимо тяжело ситуации. Только Натан и его брат, который теперь Антона Ауэршперга. Лес, поляна и солнечные лучи работает в той же больнице, получили высшее обвзаимодействуют, но как по-разному они выражают разование.

себя. Когда Вайс рассказывал об известном факте, он Натан был самым одаренным из сыновей. Он унаспроизводил впечатление, словно совершил большое ледовал талант отца, но по своей натуре был доброоткрытие, принадлежащее лично ему. Если он в своем душным человеком. Хотя, правда, некоторые были редкостно шутливом стиле изображал заурядного средсклонны считать его плохим парнем, а другие хорошо неевропейца, то действительно становился.таковым, отзывались о его поступках.

Он внушал любившим его людям так мало веры, Надо сказать, что все его стимулы, все устремленесмотря на свой заразительный смех. Значительная ния, весь стиль жизни были направлены на самоутверчасть того доброго мнения, которое складывалось ждение. Он отлично знал, что он ждет от жизни, и даже у людей о его деятельности, была инициирована им если что-то не получалось у него, он никогда не разсамим, он прямо говорил об этом, он был всегда там, бирался в средствах. Он был просто не в состоянии где речь шла о нем, говорил только о себе и только как учитывать критические замечания в свой адрес и бысто лучшем, прилежнейшем современном специалисте, ро забывал, что же он сделал плохое либо намеревался знатоке своего предмета. Положительным моментом сделать. У него всегда было стремление делать добего одаренности была динамичность, с которой он ро — обычно он так и поступал.

думал, и шутливость, которая с этим сочеталась. МожБрейер справедливо говорил о нем, как о ненасытно прямо сказать, что его самочувствие, самоощущеном человеке. Он вспоминал, как однажды старый ние и настроение были физиологическим следствием житель Цвикау спросил своего сына: «Мой сын, чего его бойкости и ясности его представлений. Он был ты пожелаешь» И тогда сын ответил: «Всего». Натан всегда таким, какими мы бываем в состоянии опьянебыл волевым, и он действительно желал всего. Колосния шампанским: вино дает возможность чувствовать сальное самомнение соответствовало его энергии и сосебя легким, энергичным, счастливым. Непрестанная вершенно необычным манерам. Но он достигал своих быстрая смена движений Натана производила впечатуспехов не только благодаря этому: я всегда видел ление, что перед тобой бешеный, одержимый манией.

в нем и другие черты. Главной чертой всего его облика Поэтому нам всем так тяжело поверить, что он мертв.

была огромная жизнерадостность. У него были друНикто не видел его спокойным в последнее время.

зья, говорящие на разных языках, с разным образом Он был всегда сосредоточенным, всегда занимался мыслей. И сам он никогда не был легкомысленным одним и тем же. Отсюда - его односторонность или безразличным человеком в обычной жизни и дои субъективность. Ему недоставало, широты взгляда.

казывал, что никто не мог так хорошо что-нибудь Он питал интерес не ко всей науке в ее целостности, сделать, как он. Во всем, что он говорил и думал, была а лишь к определенной части медицины. Ему не хвапластика, теплота, ощущение значительности, кототало способности наслаждаться всем человеческим рое, несмотря на его недостатки, обнаруживало в нем и естественным. В течение четырнадцати лет он не глубину.

выходил из больницы и жил, как автомат, устремляясь Поскольку его талант был не очень велик, он мало из дома в гостиницу, кафе и обратно. В минуты отдыха знал, никогда не углублялся в проблемы и не признаон с увлечением играл в карты или в шахматы, и, вал основных условий научной деятельности: критичнесмотря на сильное возбуждение, которое им овланость и основательность в нем вовсе отсутствовали.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.