WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 40 |

Том, мужчина пятидесяти с небольшим лет, много лет работал консультан том по компьютерам, но теперь прошел переподготовку в качестве психо лога. Он пока сохраняет старую работу и начал вести частную практику с неполной загрузкой, которая в штате, где он живет, разрешена только при условии постоянного супервидения. Он пришел к Соне очень активный, за интересованный, полный энтузиазма, с целым ворохом случаев. Том при знает, что материал его клиентов активизирует его собственный психоло гический материал, но говорит об этом ровным тоном, озадачивающим Соню. Он склонен к “гипердирективности” в своей работе и имеет трудно сти с эмпатическим реагированием. Соня полагает, что его заметный недо статок сензитивности связан с высоким уровнем тревоги, которую, как она думает, сам Том большей частью не осознает. Поскольку заинтересован ность побуждает его много читать, Соню беспокоят не столько его теорети ческие познания, сколько качество суждений и проницательность. Вслед ствие того, что Тому трудно идентифицироваться с историями его клиен тов, ему трудно также судить о психологической адекватности или свое временности своих реакций. Случается ему и впадать в противоположный перекос — преувеличенно “привязывать” клиентские истории к своим соб ственным. Эти проблемы осложнены тем, что сам Том их не видит. Соня вовлекает его в контакт на когнитивном уровне, где он чувствует себя наиболее уверенно, и затем очень медленно переходит на личностный и эмоциональный уровень, опираясь на его собственный материал и продви гаясь настолько ненавязчиво, насколько может. Она тщательно контроли рует его микронавыки. Том больше беспокоит ее, чем остальные трое су первизируемых. Соня отдает себе отчет, что реагирует на него как на кли ента, а не как на обучаемого, и это заботит ее, побуждая постоянно думать о профессиональной пригодности Тома.

Супервизор Тельма — терапевт, ведущая случай “Двух черных курток”. Она опытный психиатр, работает в больнице небольшого города и, кроме того, выполня ет понемножку всякую другую консультативную работу, в частности, для полиции. В супервидении она поставила задачу освоения новых терапев тических систем и внедрения их в имеющийся у нее репертуар. Соня при няла эту задачу как адекватную и стала работать с ней над этим. Опыт ность Тельмы не спасает ее от трудностей с конкретными клиентами или от “влипания” в клиентскую систему, когда ее нормальные реакции оказы ваются недоступными для нее. В таких случаях Соня вместе с Тельмой вы страивает систему и “водит ее по ней” до тех пор, пока у Тельмы не появ ляется интеллектуальная и эмоциональная ясность. В основном Соня ис пользует с Тельмой “коллегиальный” стиль, работая с ней в качестве кон сультанта. При всей своей компетентности, Тельма оказывается марионет кой своих личных горестей, о чем никто не знает, даже она сама. Соне льстит, что Тельма, имеющая высокий профессиональный статус в своем го роде, обратилась к ней за супервидением. Эта толика тщеславия создает ситуацию некоторой опасности для Тельмы: в течение долгого времени она будет создавать препятствия в попытках Сони понять, почему Тельма обра тилась за супервидением. В конце концов, Соня всего лишь человек.

Вдумчивые супервизоры, такие как Соня, помимо обязательной помощи своим обучаемым с конкретными техническими навыками, имеют в виду также долговременную задачу развития клинической мудрости. Благодаря таланту и опыту они обладают богатым процедурным знанием, теорией, высоким качеством суждений и способностью глубоко понимать людей.

Когда Соня работает на пике своих возможностей, она отлично знает, что и когда делать. Она умеет распознать, когда ей нужно личностно взаимодей ствовать со своим трудным супервизируемым Томом и когда следует его оценивать; когда надо перестать обращаться с Тельмой как с равной и при знать ее растерянность и трудности; когда Текс готов для получения сле дующего фрагмента информации; когда Тэмми способна заглядывать в сер дца других людей и находить выражение тому, что она там увидела.

Проницательный супервизор в состоянии оценить, какая обучающая среда наиболее подходит для данного супервизируемого в данный период его развития. Избегая в своей обучающей и консультативной деятельности подходить ко всем с одной меркой, он, внимательно наблюдая, стремится понять, какой путь научения для конкретного супервизируемого самый лучший. Если супервизор обладает высокоразвитым процедурным знанием и суждением, он осознанно выбирает свою роль: когда правильным являет ся учить когда консультировать когда быть фасилитатором когда оцени вать Соня — успешный супервизор; она заботливо отвечает на учебные нужды каждого супервизируемого в соответствии со стадией его развития.

46 Вы — супервизор...

Если супервизор достаточно терпелив, он способен увидеть тонкие нюансы взаимодействия терапевта и клиента, супервизора и супервизируемого — всю тьму и весь слепящий свет этих отношений. Он может судить о пози ции, занятой его обучаемым в терапии, и при необходимости вмешаться. И, самое главное, он может поддержать и выслушать своего обучаемого. Он супервизирует, концептуализирует не только клиента, но и “терапевта + клиента”, а при необходимости и “+ самого себя”. Совершенно не обяза тельно, чтобы он был так же клинически квалифицирован, как его супер визируемый уже сейчас или в будущем, но он знает, как помочь тому раз вить свои навыки настолько, чтобы превзойти своего учителя. Эффектив ное супервидение означает не столько быть лучшим терапевтом, чем соб ственные супервизируемые (хотя это более комфортно для обеих сторон), сколько помогать им стать лучшими терапевтами, чем они есть сейчас.

ЧЕГО ХОТЯТ ОБУЧАЕМЫЕ Многочисленные исследования и опросы, проведенные для того, чтобы ис следовать факторы удовлетворенности супервизируемых своими суперви зорами, дают вполне однозначный ответ: супервизируемые хотят, чтобы их супервизоры были компетентными и поддерживающими. Аллен, Жолос и Уильямс (1986) опросили будущих докторов психологии, предложив им охарактеризовать различие между своим наилучшим и наихудшим опытом супервизии. Согласно ответам респондентов, для лучших супервизоров ха рактерны клиническая компетентность и поддерживающие отношения. В том же году Рабинович, Хеппнер и Рёлке (1986) опубликовали результаты лонгитюдного исследования 22 супервизируемых. В качестве важнейших качеств были признаны поддержка, ободряющая позиция и способствую щая росту забота, а также способности направлять, давать рекомендации и обучать. Аналогично, Зукер и Уортингтон (1986) обнаружили, что суперви зируемые описывают своих любимых супервизоров как компетентно обу чающих, поддерживающих и адекватно конфронтирующих. На основе еще одного опроса Карифио и Гесс (1987) охарактеризовали идеального супер визора как человека знающего и поддерживающего, систематически даю щего непосредственную обратную связь, избегая оценок.

Похоже, что к подобным выводам приходят все: Кеннард, Стюард и Глюк (1987) в журнале “Профессиональная психология”, Гест и Бетлер (1988) в “Журнале консультативной и клинической психологии” заключают, что позитивный опыт супервизии связан с поддерживающими отношениями и директивно инструктивной обратной связью супервизируемому. Лиддл, Дэвидсон и Барретт (1988) получили, по сути, те же результаты в опросе, посвященном супервизиям “за зеркалом” в семейной терапии. Эллис Супервизор (1991) на основании опроса психологов консультантов говорит, что наи более распространенные проблемы с супервизией касаются поддержки и эмоционального осознавания. Это верно для различных групп супервизи руемых — начинающих, продвинутых и интернов*. Автор сделал наблюде ние, что начинающие супервизоры озабочены отношениями, в то время как начинающих консультантов больше интересуют вопросы компетентно сти, автономии, цели и направления. По мере приобретения терапевтичес кого опыта проблема компетентности, по видимому, исчезает. Кейдашин (1993) в публикации, которая в последующих нескольких главах будет упомянута еще много раз, сообщает о результатах произведенного по по чте опроса большого числа супервизоров и супервизируемых в области со циальной работы. Супервизоры считали своими сильными сторонами ра бочую компетентность — “ноу хау”, основанное на длительном и непрос том опыте, — и способность устанавливать эмпатические, поддерживаю щие отношения с супервизируемыми. Великолепные работы по психодина мической супервизии Дорман (1976) и Экштейна и Валлерштейна (1972) подтверждают эти результаты.

Возможно, мы не нуждаемся в дальнейших исследованиях, для того чтобы с уверенностью утверждать: для супервизируемых важно, чтобы на первых профессиональных шагах ими руководил кто то, обладающий клинической компетентностью и в то же время оказывающий поддержку. Несомненно, чем более компетентным клиницистом является супервизор, чем больше его опыт ведения случаев, тем лучше. Однако реальность такова, что в роли супервизора могут оказаться относительно неопытные клиницисты.

Как правило, они достаточно компетентны, чтобы справляться с этой ро лью: после двух или трехлетнего опыта работы человек почти наверняка знает больше новичка, а в тех случаях, когда это оказывается не так, су первизор и терапевт имеют возможность честно признать ситуацию и вме сте достичь необходимого теоретического и процедурного знания. Если супервизор просмотрит какой нибудь профессиональный текст вместе с обучаемым или в его присутствии позвонит коллеге, это еще не конец все му. Для некоторых супервизоров, возможно, наоборот — только начало.

Далее каждая из четырех главных ролей будет раскрыта в отдельной гла ве. Когда при чтении описаний случаев вы будете встречать подзаголовки “Вы — супервизор” или “Вы — критик”, возможно, вы найдете полезным сделать достаточно долгую паузу, чтобы продублировать супервизора, по размышляв о том, что бы делали в этих обстоятельствах вы. Случаи реаль ны, лишь некоторые детали изменены ради анонимности, экономии места или эстетики. Супервизоры, о которых идет речь, — практики, как и вы сами: иногда действующие тонко и мудро, иногда сбитые с толку и не ви *Студент или молодой врач медик, работающий в больнице.

48 Вы — супервизор...

дящие общей картины. Поэтому “дублировать” их — вовсе не школьная за дачка: вам не скажут, что “реально” следовало делать, а скажут лишь, что было сделано. Все это “истории из жизни”, а не смоделированные ситуа ции. Возможно, у вас возникнут этические претензии к тому, что было сде лано; может быть, вы не одобрите работу супервизоров с эстетической точки зрения — как слишком сухую или слишком “рыхлую”. Наконец, их терапевтические резоны могут импонировать вам или озадачивать вас.

Иначе и не должно быть в книге, посвященной супервизии, неспецифич ной в отношении терапевтической школы. Терапевтические резоны — это всегда некая “фирменная марка”, а фирма может быть совсем не ваша. По жалуйста, чувствуйте себя свободными заимствовать достижения Сони, Сандры, Сола и Сэма там, где вы их (достижения) видите, и определять ваш собственный путь, отталкиваясь от их ошибок там, где вы их обнаружите.

Они не узнают об этом. Им все равно.

Супервизор как учитель Глава СУПЕРВИЗОР КАК УЧИТЕЛЬ РОЛЬ УЧИТЕЛЯ Супервизируемый, который находится в начале профессионального пути, хотел бы, чтобы супервизор его учил, то есть инструктировал или инфор мировал по поводу конкретного случая и профессии как таковой. Если обучение идет хорошо и супервизируемый успешен в работе с данным клиентом, то тем самым он учит его быть успешным и с другими клиента ми. Некоторые супервизоры недооценивают этот путь. Они полагают, что прямое информирование или инструктирование на супервизии некоррект но либо бесполезно, что это несовместимо с “глубиной”, которая достига ется лишь путем конфронтирования обучаемого с тем, чему ему трудно на учиться. Наверное, ничто в этой книге не акцентируется более, чем необ ходимость активного обращения супервизора к психологическому миру его супервизируемых. Но это не должно делаться за счет обучения в тех случаях, когда оно оправдано. Клиническая мудрость основывается на зна нии — теоретическом, техническом и процедурном. Да, как мы убедимся, супервизируемый должен работать и ради достижения этого знания и по средством его; но если он просто не знает чего то, то нет никакого смыс ла в том, чтобы супервизор не сообщал ему эту информацию.

Учитель так или иначе инструктирует, даже если эти “инструкции” неяв ны и состоят в том, что он “не понимает” действия обучаемого. Он привле кает внимание последнего к теории, на которой они оба строят свою рабо ту, и ставит перед ним задачу обоснования его интервенций. Как советчик и эксперт, он демонстрирует или описывает определенные подходы к меж личностным отношениям, терапии и интервенциям. Он роняет намеки, изображая “темную лошадку”. Усиленно изучает описания и видеозаписи случаев, комментируя содержащийся в них материал. Показывает пути оценки и понимания поведения клиента, так же, как и динамику взаимо 50 Вы — супервизор...

действия между терапевтом и клиентом. Иллюстрирует разные варианты понимания одного и того же клиента, словно превратившись разом в це лую компанию сплетников, собравшихся где нибудь на веранде в сонное летнее послеполуденное время. Точь в точь как воспитатель детского сада, инструктирует относительно навыков или процесса. Не успокаиваясь на этом, громоздит на пути обучаемого свои парадоксы и задачки. Впрочем, учебный материал порождается непосредственным клиническим опытом, поскольку супервизия — не учебное занятие по терапии, она привязана к случаю или ряду обсуждаемых случаев. С другой стороны, вопрос о том, чему учить, очень тесно связан с терапевтической школой и не может быть темой этой книги, посвященной супервидению.

Супервизируемому нужно, чтобы его наставник знал теорию и практику, а также был способен ориентировать его в политике агентства. В опросе Кейдашина (1993) респонденты дали такие отзывы о своих “экспертах”:

Одно из ее главных преимуществ заключается в знании теории и готовности поделиться этим знанием.

Она имеет хорошую подготовку в той области, в которой я рабо таю, и очень полезна как консультант.

Клинические познания на уровне эксперта позволяют ему вы двигать идеи.

Его знание административной системы, проводимой политики, принятых правил помогает мне избегать проблем.

У нее много знаний и опыта (30 лет), и она не жалеет времени на то, чтобы делиться своими знаниями.

Его сильная сторона — это широта и глубина опыта и способ ность поделиться им.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.