WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 40 |

ВЫ — СУПЕРВИЗОР В зависимости от вашей теоретической позиции вы можете работать с Тельмой по поводу этого случая многими путями. У вас могут быть опреде ленные взгляды на дизлексию, беспризорных детей, повторные автомо бильные катастрофы, семьи, семейную терапию, психодинамику, медицинс кую профессию, наркотики и алкоголь, заигрывание со смертью, одиноких родителей и т.д. Вам может представляться важной связь между автомоби лями, смертью (смерть отца в результате одной аварии и тяжелые травмы матери в другой) и желанием Клэрри стать автомехаником; или же преоб ладающим фокусом вашего внимания явится, например, забота о безопас ности Клэрри как несовершеннолетнего. Вы можете свято верить, что единственный путь работы с Клэрри — индивидуальная терапия, или же, напротив, что, если не собрать всю семью, получится лишь пустая трата времени. Не исключено также, что вы увидите единственную надежду для него в групповой терапии со сверстниками. А может быть, вы вообще не признаете Клэрри за клиента и предпочтете работать с его матерью.

Допустим, Тельма не “сверхвовлечена” в этот случай. Она не подавлена, не испытывает смятения; случай не пробуждает у нее личных ассоциаций с собственной юностью, поэтому она ни чрезмерно включена, ни чересчур дистантна. Она отнюдь не начинающий терапевт и в данном случае не нуждается в оценке супервизором своей терапевтической работы, хотя если тот ее даст, то она примет. Она просто консультируется с вами как с опытным клиницистом. Если вы дадите ей хороший совет, то она применит его в практической работе с Клэрри и/или его матерью. В какой позиции Тельма хотела бы видеть вас как своего супервизора Чтобы облегчить от вет на этот вопрос, давайте вначале рассмотрим небольшой диапазон ро лей (их четыре), в которых нуждаются супервизоры, чтобы содействовать своим обучаемым в развитии клинической мудрости.

*Наркотик из группы стимуляторов.

40 Вы — супервизор...

ЧЕТЫРЕ РОЛИ Когда клиентом владеют идеи, неприятно влияющие на его жизнь, и его те рапевту, похоже, не удается ему помочь, как супервизор может оградить клиента и помочь терапевту Для людей, не принадлежащих терапевтическому миру, ответ прост: если терапевт не знает, что делать, то, естественно, супервизор должен ему ска зать. Супервизор знает, что сказать, — в силу своего клинического опыта и экспертного знания используемой терапии. Он наделен полномочиями ска зать это — в силу своей роли наблюдающего за практикой супервизируе мого терапевта. В идеале все должно происходить следующим образом.

Обучаемый находится в неведении относительно нужной в данном случае процедуры; супервизор дает ему эту информацию; тот радостно принима ет ее и, счастливый, отправляется внедрять хороший совет в практику.

Процедура “срабатывает”, и обучаемый отчитывается супервизору в успе хе. Затем они начинают новый цикл. Согласно этой идее, прогресс обучае мого обусловлен логической цепочкой инструкций сверху вниз по иерар хической лестнице — чем то вроде системы гарантии качества терапии.

“Наивные мечты!” — сказал бы утомленный трудами супервизор в ответ на эту идиллическую картину. Лишь в академических фантазиях суперви зия столь непосредственно связывает сокровища профессиональной муд рости с образом действий супервизируемого. Хорошие супервизоры пред ставляют собой нечто большее, чем служба клинической информации. И супервидение — более ценная, сложная, интенсивная и хлопотная работа, чем процедура гарантии качества. Хорошие супервизоры встречаются со своими обучаемыми в разнообразных ролях.

Чтобы найти подтверждения этой идее, достаточно лишь немного профес сиональной интроспекции. Многие опытные терапевты могут вспомнить ситуации, когда они получали помощь от коллеги, который отнюдь не яв лялся более знающим клиницистом, чем они сами, но исследовал вместе с ними сложный случай до тех пор, пока они начинали понимать, что им нужно делать. В таких ситуациях коллега играет роль “консультанта”.

Или, например, бывает, что терапевт “увязает” в случае, будучи эмоцио нально вовлечен в него, и совершенно не в состоянии воспринять экспер тный совет; но супервизор, действуя в роли фасилитатора, работает с ним и со случаем до тех пор, пока у него в голове не проясняется. И вот тог да совет может быть услышан. Наконец, случаются тяжелые периоды, ког да, кажется, в работе нет никакого продвижения, клиенты необъяснимо отменяют встречи, и вообще возникают сомнения в правильности выбора профессии. Это значит, что терапевту нужна взвешенная обратная связь, которая может быть получена от супервизора, занимающего позицию экс Супервизор перта. Таким образом, большинство терапевтов могут вспомнить, как их супервизоры или коллеги действовали по крайней мере в четырех фунда ментальных супервизорских ролях: учителя, фасилитатора, консуль танта и эксперта.

В случае Клэрри Соня, супервизор, сразу исключила роль фасилитатора — у нее не было ощущения, что Тельма увязла в эмоциональных проблемах, происходящих от ее собственных жизненных трудностей. Она также осто рожно исключила роль эксперта: хотя Тельма не была бы шокирована, если бы Соня высказалась по поводу ее, Тельмы, работы с этим случаем или ее компетентности как терапевта, однако она психиатр с достаточно высоким статусом, и оценка — не то, что ее в данный момент больше всего интере сует. Она сказала Соне, что супервизия* ей нужна для помощи и исследо вания процесса работы. Методом исключения можно предположить, что Тельме Соня нужна либо в роли учителя (“Существует ли некая информа ция о том, как работать с людьми, подобными Клэрри и его матери”), либо консультанта (“Можем ли мы вместе рассмотреть и проанализировать все, что известно об этой трудной ситуации”).

Супервидение строится на базе академической профессиональной подго товки и никак не заменяет учебный курс, концентрируясь на материале практической работы супервизируемого. Оно также не является терапией, поскольку служит решению лишь профессиональных задач. При админис тративной супервизии случаи исследуются на предмет удовлетворения юридическим требованиям агентства, регулирования профессиональной нагрузки сотрудников и оценки опасности клиентов для себя самих и дру гих людей. Эту ситуацию мы не затрагиваем, хотя в некоторых агентствах она существенна. При консультативной супервизии происходит разовое представление случая равному или старшему коллеге, и супервидение осу ществляется без привязки в уровню общего развития супервизируемого.

Такую ситуацию мы тоже не имеем в виду, хотя это очень ценная практика.

В данной книге речь идет о супервидении как об интенсивном, критичес ком, дидактическом, помогающем межличностном процессе, направленном на формирование клинической мудрости. На супервизируемых существен ное влияние оказывают те супервизорские сессии, на которых происходит интеграция нового материала в контексте целостной профессиональной идентичности. На протяжении многих месяцев эта идентичность созрева ет, питаясь светом — и тьмой — отношений с клиентами и супервизором, пока, наконец, не становится готова к самостоятельному существованию.

*В этой книге попеременно встречаются термины “супервизия” и “супервидение”, обознача ющие одно и то же понятие. Это отражает языковую реальность: в русскоязычной практике действительно “на равных” функционируют оба слова, так как общепринятый, устойчивый вариант пока не создан. — Прим. научного редактора.

42 Вы — супервизор...

Порой эти отношения принимают простую, дидактическую форму, когда знание попадает прямо в “яблочко”. Порой же супервизируемый должен учиться жить с неизвестностью в себе, пока смысл не явится ему в тишине во всей своей красе, словно одуванчик в безветренный день. Словесная су первизия, описанная в начале этой книги, так же, как визуальная и актив ная формы супервизии, о которых пойдет речь ниже, — все это лишь раз личные пути к углубленному погружению супервизируемого в терапевти ческий материал и к прояснению для него этого материала, чтобы измене ние стало возможным.

Как это ни удивительно, пишущие о супервизии авторы — столь же несго ворчивая, как и любая другая академическая публика, — не слишком рас ходятся между собой в отношении основных супервизорских ролей. Они (Bernard, 1979; Borders & Leddick, 1987; Ellis & Dell, 1986; Stenack & Dye, 1982) вполне удовлетворяются тремя главными ролями: учителя, фасили татора и консультанта. Правда, в большинстве исследований присутствует еще одна, “скрытая”, роль — эксперта, которая добавлена здесь как суще ственная супервизорская роль.

При рассмотрении различных примеров вам, возможно, интересно будет понять не только “правильность” действий супервизора по отношению к данному клиническому случаю, но и то, какую фундаментальную роль он играет, и адекватна ли эта роль для данного супервизируемого в данное время. Не происходит ли так, что супервизор действует как фасилитатор, в то время как должен учить, или учит, в то время как должен консультиро вать Может быть, вы также захотите оценить, какие из ваших собственных ролей развиты чрезмерно, какие слишком слабы, какие адекватны и какие конфликтны. Иными словами, не слишком ли в вас как супервизоре много учителя Или фасилитатора Не сопряжена ли для вас с внутренним конф ликтом необходимость выступать в качестве эксперта — например, после того, как вы целый год работали с этим супервизируемым в качестве кон сультанта и источника помогающей поддержки Представления о ведущих ролях служат чем то вроде красящих маркеров:

мы погружаем их в контейнер супервизорского дискурса и к концу сессии видим, сколько получилось “зеленого”, сколько “красного”, сколько “желто го”. Краски не изменяют сам дискурс — они лишь помогают отслеживать его; определение ролевого состояния не указывает человеку, что ему нуж но делать, а лишь показывает, “где” он находится. Сама по себе эта инфор мация не несет оценки — например, потому, что в определениях ролей не заложено указаний, как быть эффективным учителем, фасилитатором, кон сультантом или экспертом. Но если супервизор работает почти исключи тельно в одной роли (например, учит), он, по крайней мере, узнает это о себе, когда использует маркеры. Понятие четырехчастной супервизорской Супервизор структуры может быть полезно на самом практическом уровне: суперви зор, зная, какая роль у него перегружена, а какие мало используются, име ет возможность исследовать динамику своих отношений с супервизируе мыми, чтобы понять, каким образом это получается.

Вы уже коротко встретились с Томом, Тельмой и Соней. Теперь обратимся ко всем четверым Сониным супервизируемым. Двое из них — начинаю щие, и супервидение у кого либо, не обязательно у Сони, необходимо им для получения официальной квалификации. Двое — терапевты со стату сом, которые не “должны” ни у кого супервизироваться. Они сами захотели это сделать. Ни с кем из четверых Соня не работает по поручению агент ства, все они обратились к ней в частном порядке. У каждого были на то свои причины.

ЧЕТВЕРО СОНИНЫХ СУПЕРВИЗИРУЕМЫХ Тексу двадцать пять лет. Из своей предшествующей профессиональной подготовки по работе с молодежью он усвоил определенные базовые прин ципы модификации поведения и тренинга социальных навыков. У него много тревоги в связи с проведением терапии, потому что он “не знает, что делать или говорить”. Он сомневается, есть ли в нем “то, что нужно, чтобы быть терапевтом”. Соня помогает Тексу перенести навыки, которыми он уже владеет, в сферу терапии, и, поскольку он так не уверен в себе, она держится с ним очень ободряюще. Текс многого не знает, и Соне ясно, что она должна будет медленно работать над пополнением его теоретических и технических знаний. При этом она чувствует, что Текс обладает высокой проницательностью, и полагает, что терапевт из него получится. Иногда Соня прямо отвечает на вопросы Текса, в других случаях она обучает его с помощью косвенных “сократических вопросов”, касающихся того, что Текс уже знает, но еще не сформулировал. Ей нравится это делать: она испыты вает к Тексу теплые и материнские чувства и не осознает, что на самом деле ей тяжело соблюдать с ним профессиональные рамки.

Тэмми — социальный работник с многолетним стажем, ей сорок лет. Она заявляет, что функционирует “на интуитивной основе”, но хотела бы сде лать свою работу теоретически более целостной. Она бывает чересчур критична со своими клиентами и знает об этом своем свойстве. Когда клиенты начинают “зависеть” от нее, она становится с ними тревожной и отвергающей; когда они не хотят делать того, что “хорошо для них”, она впадает во фрустрацию. Несмотря на заявления Тэмми о своей “интуитив ности”, Соня подозревает, что на самом деле она не имеет собственной личностной позиции, из которой можно ясно видеть другого человека, и 44 Вы — супервизор...

ее “критичность” происходит не от ясного ви дения других людей, а на оборот, от его отсутствия. Когда Тэмми интервьюирует кого либо, это про исходит так, что вокруг нее всегда чувствуется “заслон” в виде эмоцио нально теплой, создающей комфорт и поддерживающей группы. Ей недо стает того ясного взгляда, который присутствует у людей, полностью осознающих собственную индивидуальность. Соня пришла к выводу, что у Тэмми недостаточно развиты клинические роли, имеющие отношение к теории и проницательности, — что то вроде “теоретика” и “ясновидяще го”. Она работает с Тэмми на системном уровне, постоянно демонстрируя ей систему, образуемую ею самой и ее клиентами, и предлагая исследо вать ее собственные эмоциональные реакции, возникающие в ответ на конструкции, которые она же сама выстроила. Соня дает Тэмми так много прямых инструкций, как только может, регулярно интересуется ее обосно ваниями и рекомендует литературу.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.