WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 40 |

ВЫ — СУПЕРВИЗОР Может быть, вы уже заметили параллель между признанной Томом в нача ле сессии собственной беспомощностью и беспомощностью Клер. Вы мог ли заметить даже параллель между амбивалентностью Клер в отношении помощи (“Помогите мне” / “Я терпеть не могу быть зависимой”) и весьма дистанцированным описанием Клер, которое дал Том. (Его сообщения: “Я нуждаюсь в помощи” / “Меня это не трогает”.) Наконец, Том сказал, что Супервизорское пространство по личным причинам он тоже печален. Что бы вы предприняли в этой си туации ЧТО ПРОИЗОШЛО В РЕАЛЬНОСТИ Соня отмечает все эти интересные побочные моменты, но решает в данный момент не акцентировать их. Она исходит из того, что если эти силы дей ствуют на сессии, то они проявятся неоднократно, и совершенно не обяза тельно заниматься ими сейчас. Кроме того, она не ощущает эти “парал лельные” амбивалентности или печаль Тома особенно глубоко — у нее это вызывает не более чем небольшое беспокойство. Том относительно неопы тен и пока не очень успешен. Он полон стремления учиться и для своего теперешнего уровня основательно знает теорию, поскольку много читает.

Однако его процедурное знание, качество суждений и проницательность оставляют желать лучшего. Она несколько обеспокоена этим.

Том услужливо подсовывает проблему, но Соня в этом месте ее не очень то чувствует. Обычно бывает все наоборот: супервизор “чует” проблему и пускается за ней по следу, в то время как супервизируемый твердит, что проблемы нет, — до тех пор, пока супервизор не обнаружит и не предъя вит ее. Соня игнорирует печаль Тома вовсе не потому, что не верит в нее, — просто она ощущает, что в данный момент суть не в этом.

С. (в роли учителя): В этих обстоятельствах человеку нужна структура, какие то ориентиры, что то прочное. Как ты и сам говоришь, сочув ственного слушания недостаточно. Человек приходит к терапевту, чтобы избавиться от страдания, но также для того, чтобы найти смысл. Если он не видит смысл в том, что с ним произошло, значит, он не получил ничего, кроме сплошных убытков.

Т. (пропуская все сказанное мимо ушей): Я заключил с ней контракт.

Прежде я никогда не делал этого с клиентами. Я хотел ей помочь.

С. (осознав, что Том еще не готов для собственно обучения, переходит к со кратическим вопросам*): Давай остановимся на этом... Почему с Клер получилась так, а с другими твоими клиентами — нет Т.: Это связано с печалью. Просто я хотел, чтобы ей стало лучше.

С.: Хорошо, давай двинемся глубже. Какого рода была эта печаль, с кото рой ты хотел справиться Я имею в виду, что большинство клиен тов печалятся о том или другом, так что печаль не должна быть чем то новым для тебя.

*Имеются в виду вопросы, ответы на которые спрашивающему известны (полемический прием).

28 Вы — супервизор...

Т.: Обычно я... (Кратко описывает свою терапевтическую процедуру.) Но я не только не стал делать этого, я даже не спросил денег в конце. Я подумал только потом: “Она ведь ушла, не заплатив”. Совершенно явно я был в режиме “Я хочу ей помочь”.

С. (продолжает непрямое обучение, подводит к сопоставлениям, необходи мым для обобщающего вывода): При всем том, что ты сказал о ней — ее живости, занятиях аэробикой, поиске работы сейчас, когда она только что вернулась домой, — она, возможно, больше готова к выжи ванию, чем большинство твоих клиентов. Как ты думаешь, почему именно с ней ты впал в этот режим, а не с другими твоими клиента ми, которые на самом деле находятся в худшем состоянии Т. (возвращаясь к первой поднятой Соней теме): Ты говоришь “смысл”...

Она не может понять, почему так себя вела. Я имею в виду фанта зии — ведь эти письма не были о чем то реальном. Но она попалась, купилась на это, действовала совершенно неразумно.

С.: И почему это могло так получиться, как ты думаешь (Супервизор в роли учителя — он предлагает супервизируемому построить теорию.) Т.: Она хотела верить в это.

С.: Да, возможно, это как прекрасный сон, в который каждый хотел бы поверить. Давай вместе попробуем разобраться, что это за часть в ней, которая привязана к тому сну, и как это проявилось на вашей сессии. Давай подумаем о стадиях ее жизни и о том, что она уже рас сказала о себе.

И они погружаются в подготовку Тома к следующей сессии, сосредоточив шись на том, чего мог бы искать Том в материале сессии и как он должен себя вести с Клер. Поскольку он еще неопытен, Соня предлагает ему не слишком отходить от эмпатической позиции, подтвердив, что это будет по лезно для Клер. Убедившись, что Том воспринял это, они вместе ставят не которые вопросы, касающиеся жизни Клер, которые ей, возможно, понадо бится задать себе, чтобы начать понимать свою беду в контексте своих жизненных устремлений. Том записывает для себя вопросы, но Соня дает ему инструкцию не задавать их, пока Клер не сделает этого сама. Затем они фокусируются на темах “путешествия”, усталости человека от опреде ленного уклада жизни и его возвращения домой и некоторое время раз мышляют о том, что данные темы могут значить в аспекте индивидуальной внутренней жизни. Кое что из этого Том тоже записывает, и Соня вновь предостерегает его от проявления инициативы. Наконец, Соня просит Тома записать на магнитофон их следующую сессию с Клер, если клиентка по зволит.

Супервизорское пространство ОЧЕНЬ ЗЕМНЫЕ ПРАКТИКИ На первый взгляд может казаться, что “клиническая мудрость” — это не что очень возвышенное, мало относящееся к такой повседневной рутине, как контракты, прямые инструкции, репетиции, обзор микронавыков и т.д.

Ничего подобного. Фундаментальные элементы клинической мудрости — теоретическое и техническое знание, своевременность интервенций, зна ние жизненного цикла. Обеспечивая структуру супервизорского процесса, мы помогаем обучаемому в развитии процедурного знания — в частности, мы передаем ему модель. Хотя слабая структурированность и может внача ле выглядеть как дружественность, деловая паритетность, на самом деле она часто ведет к противоположному — зависимости и благоговейному трепету супервизируемого перед супервизором. Первый не чувствует гра ниц, утрачивая способы оценки себя и своих отношений. Последний пред стает харизматическим “магом”: он ставит клиентам впечатляющие диаг нозы, извлекая их словно из воздуха, как это сделал Сол по отношению к Камилле. Потрясенный начинающий терапевт воочию убеждается, на сколько супервизор мудрее его; в свою очередь, он начинает харизмати ческим образом действовать со своими клиентами, и клиенты проникаются к нему тем же, чем он к своему супервизору. Триш уже начала проделы вать это с клиентами, и те, хотя не вполне понимали ее, однако должным образом “впечатлились”. “Впечатлились”, но не изменились.

Супервизия в своем лучшем варианте — это процесс демистификации, а вовсе не наоборот. Супервизор помогает своим супервизируемым в разви тии клинической мудрости тем, что ясно формулирует свою теорию тера певтического изменения (теоретическое и техническое знание) и поддер живает их в том, чтобы они тоже формулировали свои взгляды. Он отнюдь не страдает бредом истины в последней инстанции. Даже простые вопросы супервизора о предшествующем опыте супервизии, предпочитаемых су первизируемым теоретических ориентациях и супервизорских практиках и т.д. могут быть полезны для культивирования собственного смирения и терпения. Начальные сессии — подходящее время для супервизора дать обучаемому кое что “сверх запроса”, а именно — выразить свою филосо фию супервизии и терапии и, может быть, рассказать о путях, которыми он к ней пришел.

Столенберг, Пирс и МакНейл (1987) утверждают, что по мере накопления опыта обучаемому все меньше нужно от супервизии, и ему все меньше нравится, чтобы супервизор явным образом программировал то, что он, обучаемый, получает от супервизии. Он предпочитает более коллегиаль ный род супервизии, меньшую структурированность ее контекста. То есть 30 Вы — супервизор...

если на начальном этапе наиболее приветствуется стиль рекомендаций или инструкций, то затем этот стиль должен “разрыхляться” до консульта тивной формы. Давайте, однако, сейчас остановимся на первых сессиях на чинающего супервизора, чтобы обсудить некоторые факторы, способству ющие формированию хорошего рабочего альянса (см. табл. 2.1).

БЕЗОПАСНОЕ ПРОСТРАНСТВО В последующих главах, посвященных визуальной и активной супервизии, будет обсуждаться использование пространства в супервизии, данная же глава завершается разговором о самом супервизорском пространстве: как сделать его безопасным, чтобы супервизор мог безопасно быть мягким, как масло, и одновременно твердым, как камень (см. табл. 2.2). Супервизор ская среда должна служить контейнером для эмоциональных бурь, дистрес са, отчаяния по поводу человечества и собственной персоны, но также для трезвого планирования и жесткой взаимной оценки.

Супервизорское пространство временно освобождает обучаемого и супер визора от остального мира, который, однако, отнюдь не изгоняется, а ско рее организуется в определенных рамках: анархия агентства и клиентский хаос, попадая в эти рамки, становятся доступными какому то пониманию.

Это такое место, где все высказывания и действия рассматриваются в кон тексте задач супервизорского тренинга, точно так же, как все, происходя щее в терапевтическом кабинете в течение сессии, от приветствия до про щания, рассматривается сквозь призму терапевтической философии. Это место экспериментирования, где терапевты исследуют те самые процессы, участниками которых они являются.

Таблица 2.Что полезно делать на первой супервизорской сессии Не уклоняйтесь от того, чтобы предварительно ознакомить супервизируемого с правилами предстоящей вам работы, — в отличие от того невежды, которому в голову не приходит рассказать гостю, впервые пришедшему к нему в дом, что и где в этом доме находится, и обменяться с ним несколькими приветливыми слова ми. Супервизорские сессии проходят более комфортно, когда в работе присут ствует определенный порядок, который заранее объяснен, так что супервизируе мому не нужно о нем самому догадываться.

Супервизорское пространство Спросите обучаемого о его предшествующем опыте супервидения. Это даст намек на то, что было ему полезно, а что нет. Если предшествующий опыт был неудач ным, можно предположить наличие “неоконченного дела” с последним суперви зором. Это не должно быть предметом специального внимания, но должно иметь ся в виду, если вдруг на сессии обнаружится психологический материал непонят ного происхождения, — он может быть (но может и не быть!) продуктом скорее предшествующих отношений, чем текущих.

Уделите время тому, чтобы получше узнать супервизируемого. Поскольку супер визия предполагает долговременные отношения (по крайней мере, в течение ше сти месяцев), может показаться, что знакомство произойдет само собой. Это за блуждение.

Кратко опишите свою теорию терапии — то, из чего вы исходите. Хотя позже у вас будет множество поводов поговорить об этом подробнее, тем не менее, не от казывайтесь от предварительного разговора, являющегося актом вежливости и средством демистификации.

Объясните разницу между терапией и супервидением.

Установите атмосферу терпимости к тревоге, от кого бы она ни исходила: супер визоры тоже могут впадать в тревогу по поводу своей задачи. Признание тревоги обоих участников (если тревога возникла, нет никаких причин ее маскировать) создает среду, где могут говориться вещи, которые в ином случае говорить было бы небезопасно. Ваши супервизируемые будут видеть в вас человека, допускаю щего возможность ошибок, человека, с которым можно поделиться чувствами от носительно клиентов и профессии. Атмосфера искренности и терпимости позво ляет обучаемым более глубоко участвовать в сессии.

Установите атмосферу, в которой конфликт может обсуждаться. Москович и Ру перт (1983) сообщают об очень слабой разработанности моделей разрешения конфликтов между обучаемыми и супервизорами; обычно эти конфликты попро сту камуфлируются неискренним послушанием ученика.

Коснитесь вопроса оценки терапевта и начните обсуждать его с самого начала. С деталями можно подождать, но важно, чтобы супервизируемый достаточно рано узнал: одна из функций супервизора состоит в оценке. Это особенно важно, если супервизор работает на агентство или организацию, такую, как экспертная ко миссия для допуска к социальной работе, семейной терапии, консультированию, психодинамической работе, психологии, психиатрии и т.д., или в учреждении типа университета или специальных тренинговых курсов. Пути, средства и сроки оценки отчасти могут обговариваться. Если супервизия осуществляется просто терапевтом более высокой квалификации и не затрагивает агентств или иных организаций, формальная оценка не является необходимой.

32 Вы — супервизор...

Таблица 2.Характеристики супервизорского пространства Отграниченное — позволяющее рефлексию содержания работы обучаемого.

Спокойное, сбалансированное — позволяющее рефлексию процесса работы.

Стабильное — предоставляемое на регулярной основе.

Безопасное — с гарантией конфиденциальности.

Достаточно “жесткое” для мониторинга работы и достаточно “мягкое” для разви тия творческого подхода.

Эмоционально теплое, благодаря чему связанный с работой личный дискомфорт может быть высказан и исследован.

Мощное — позволяющее разделять груз ответственности за трудных или опас ных клиентов.

Не существует такого терапевта, который бы “просто” обучался набору на выков, безотносительно к его личностному складу. Характер призвания — то, почему людей привлекает эта профессия, — и многие факторы непос редственно самой работы, которая всегда является работой с личностными жизненными трудностями, говорят о том, что формирующаяся профессио нальная идентичность супервизируемого очень тесно связана с его лично стной идентичностью.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.