WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 |

Клифф — неудавшийся герой Трикси — способный, но пока неопытный кризисный консультант сети букмекерских контор*. Поскольку в них скапливается большое количе ство наличных денег, а располагаются они преимущественно в пригоро дах и весьма плохо защищены, на них регулярно нападают и грабят. Пос ле налета сотрудники обычно пребывают в состоянии шока, а иногда даже глубокой травматизации. После налета Трикси старается при ехать в контору как можно быстрее и проводит с персоналом два три групповых занятия. Эта процедура оказалась чрезвычайно полезной — с тех пор, как Трикси этим занимается, прогулов и уходов с работы стало значительно меньше. Однако некоторым сотрудникам групповых сессий бывает недостаточно, чтобы оправиться от шока, огорчения, страха и гнева, переживаемых вследствие налета грабителей. С этими людьми Трикси встречается индивидуально. Один из них — Клифф, впечатли тельный молодой человек двадцати с небольшим лет.

Со времени налета, который состоялся около трех недель назад, Клифф не мог спать больше двух часов за ночь. Он вышел на работу, но, нахо дясь на рабочем месте, он остро чувствовал побуждение физически “уда рить людей”, как других сотрудников, так и клиентов. Газеты опубли ковали фотографию грабителя, и Клифф постоянно возил ее с собой в машине. “Это не слишком нормально, так ведь” — с тревогой спраши вал он Трикси.

*Букмекерская контора — агентство, где могут заключаться пари или делаться ставки в свя зи с самыми разными событиями — от скачек до президентских выборов.

Ролевая игра и ролевой тренинг По видимому, во время налета Клифф оказался рядом с грабителем, ко торый был вооружен. И пока тот еще находился в помещении, Клифф су мел пройти через всю контору и поднять тревогу. После того, как гра битель убежал, Клифф тайно преследовал его по улицам. В толпе он по дошел к нему вплотную, но в последний момент побоялся его схватить.

В супервизорской группе Трикси жалуется, что недовольна своей работой с Клиффом, с которым она пока провела одну сессию. Она внимательно слу шала Клиффа, пока он рассказывал свою историю, была восприимчива к его чувствам, мягко конфронтировала его с чем то и занималась его про блемами со сном. Однако она не уверена в адекватности своих процедур.

“Ему необходимо было выпустить пар! — кричит она. — Может быть, мне следовало усадить грабителя в кресло и дать Клиффу шанс покон чить с ним Или, возможно, я должна была работать с его изолированно стью — ведь он не говорит обо всем этом со своей подружкой и вообще ни с кем.. Но я исходила из того, что бессонница в любом случае очень истощает его... Пожалуй, это и было бы лучшее, что можно сделать...

Напортить в работе с таким травматизированным человеком, как он, очень опасно. О, не знаю. Понятно, что все это параллель, или как там вы это называете, но все равно меня очень беспокоит, что мне надо было делать что то другое”. Трикси продолжала в таком духе в течение некоторого времени.

Сэм задает Трикси многочисленные “стратегические” вопросы. Прежде по добные вопросы хорошо действовали на Трикси, гибкую и хорошо обучае мую в супервидении. Но сейчас даже наиболее актуальные, по мнению Сэма, вопросы, такие, как “И что же тебе нужно, чтобы почувствовать, что ты адекватно оцениваешь свою работу” или “Что ты делала из того, что не было бы в параллели с Клиффом”, — даже эти вопросы вроде бы не меняли ничего для Трикси, которая по прежнему сидела, вяло развалив шись на стуле, с видом полного уныния. Сэм решает использовать дей ствие. Он предлагает Трикси пересесть на другой стул и быть на нем Муд рецом, который будет возражать Трикси.

Трикси пересаживается на другой стул и немедленно принимает на нем очень суровую позу. Она отчитывает Трикси “ради ее же блага”, совету ет ей расслабиться, “двигаться в потоке” и т.п.

Сэм осознает, что он поспособствовал сотворению еще одной фигуры Су пер Эго, более сильной чем та, с которой Трикси до сих пор сражалась. Па раллель, заключающаяся в совершенно адекватном поведении в нужный момент и последующих сожаленияхм и угрызениях совести, вновь воспро извелась.

258 Вы — супервизор...

Сэм спрашивает, как зовут лучшую подругу Трикси. “Фанни”, — отвеча ет Трикси, и становится понятно, что этот человек значит для нее очень много. “Хорошо, теперь пересядь на тот стул и стань Фанни”, — говорит Сэм. Когда Трикси оказывается на этом третьем стуле, он “ра зогревает” ее в роли Фанни, которая, судя по всему, является весьма экс пансивной и экспрессивной натурой, к тому же исполненной здравого смысла и материнского очарования. Трикси в роли Фанни успокаивает Трикси. Теперь, когда Фанни по матерински заботится о Трикси, терпе ливо выслушивает ее рассказ, охает и ахает в трудных местах и гово рит всякие вещи вроде “Бедная ты моя”, — аффект совершенно иной.

Трикси в обмене ролями “берет” это. Параллель наконец то прервана, и на последующих сессиях Трикси рассказывает, что теперь она думает о Клиффе “спокойно и легко” и работает с ним хорошо.

Сэм помог конкретизировать происходящее и посмотреть на него “через увеличительное стекло”. Он привлекает внимание группы к самому диало гу, к телесным движениям, изменениям в голосе, в выражении лица, к “дрейфу” монолога, к сжимающемуся и разжимающемуся кулаку. Главное заключается в том, как предъявляет случай супервизируемая, а не в том, что она рассказывает (и что для нее столь привычно; именно из за этой привычности, стереотипности возникающих переживаний терапевты обычно обращаются за помощью). Супервизор отнюдь не стремится выз вать изменение; его задача скорее состоит в том, чтобы способствовать бо лее полному ви дению, более полному определению процесса презентации и презентируемого содержания. На этом пути создаются или валидизиру ются части “я”, никогда прежде не получавшие внимания. Изменение ха рактера диалога (от “обыкновенного разговора” в группе к весьма стран ной беседе не с чем иным, как со стулом) освобождает дорогу для сюрпри зов. После того как множественные, многогранные описания нашли пол ное выражение и исследованы со всех сторон, становится гораздо труднее думать в старых терминах и стереотипах.

Изменения форм порождают изменения правил взаимодействия. Можно предлагать супервизируемому повторять что то, говорить громче или, на пример, мягче, петь, ворчать, танцевать, размахивать руками, свирепство вать или строить гримасы. Супервизор постоянно побуждает обучаемого реагировать на различные “атомы” его собственного опыта, обращая вни мание на конкретные аспекты его текущего функционирования. В течение короткого периода супервизор работает над интенсификацией опыта, средствами режиссуры повышая уровень внимания и энергию реагирова ния, добиваясь более полного определения сюжета вместе с задействован ной схемой “я”. Парадоксальным образом, после того, как некоторые сюже ты определяются полнее, человек склонен терять к ним интерес, в резуль Ролевая игра и ролевой тренинг тате чего на передний план выходят другие Я описания. Какие то инстан ции, удерживавшие человека от рассмотрения других взглядов и других линий действия, ослабляют свой контроль, благодаря чему альтернативы перестают быть запретными.

РОЛЕВОЙ ТРЕНИНГ То, чему нужно научить в ролевом тренинге, не ограничивается техничес кими навыками, но включает также иную роль супервизируемого. Эта иная роль подразумевает приобретение новых навыков или приложение имею щихся в конкретной ситуации, в которой они раньше не были доступны су первизируемому.

Вы уже встречались с Троем в истории “Осечка” (глава 9). Трой очень хо рошо работает со всеми типами клиентов, за исключением отцов алко голиков. Обычно для него характерны нейтральность, твердость, уме ние сочувствовать, изобретательность и способность легко соединять теорию и практику. Но его собственный отец был алкоголиком, и, имея дело с этим типом клиентов, Трой принимает позицию Робкой Сестры Милосердия и Сломленного Слушателя. Его обычно ясный ум становится мутным и набитым невесть чем, в основном шумом. Следует ли Трою отсылать отцов алкоголиков к другим клиницистам Но он работает (неполный рабочий день) в семейной консультации маленького городка, и там это невозможно. Нуждается ли Трой в терапии Может быть, да, может быть, нет. Но так или иначе, задача Сэма — помочь Трою справ ляться с клиентами этого типа, поскольку он часто встречается с ними в работе.

Ролевой тренинг Троя начинается с “установки декорации”. Это его офис, где проходила самая недавняя сессия с алкоголиком, которую он и намерен обсудить на групповой супервизии. Один из членов группы вы бран на роль клиента, Карсона, и Трой в качестве Карсона интервьюиру ется в роли. Затем участник группы принимает роль Карсона и они вме сте с Троем разыгрывают фрагмент сессии, когда Трой целиком и полнос тью находился в роли Робкой Сестры Милосердия и Сломленного Слуша теля, точно так же, как некогда с отцом. Группа сосредоточенно наблю дает. На некоторых групповых сессиях много говорят, на некоторых мало. Участники группы никогда заранее не знают, что будет, какие фрагменты прошлого и настоящего дадут знать о себе. Наблюдая чу жую работу, они порой чувствуют себя так, как если бы она была их соб ственной.

Сэм просит Троя выбрать двух членов группы на роль его самого, Троя, — тех, кто, по его мнению, сможет говорить с Карсоном адекват 260 Вы — супервизор...

но. Трой выбирает двоих и наблюдает, как они взаимодействуют с Кар соном. Затем он вновь сам вступает в диалог с Карсоном. Члены груп пы инструктируют его по ходу дела, не столько в связи с техническими навыками, сколько в связи с ролью. Они дают ему обратную связь, от мечая, когда ему удается удерживать свою новую роль с Карсоном и ког да он ее теряет.

Впоследствии Трой сумел обрести доступ к своему “Активному Клиници сту” — употребить в работе с Карсоном свои умения, которыми он обычно владеет, имея дело с другими клиентами. Трой не получил ника ких новых навыков, но, изменив свою роль, стал способен использовать в работе с этой конкретной группой клиентов те навыки, которыми вла дел и раньше.

Парадоксальным образом, хотя Сэма интересовало не столько овладение навыками, сколько изменение в ролевой структуре Троя, тренинг принял форму интенсивной практики применения навыков, которая продолжалась до тех пор, пока Трой не стал удовлетворительно использовать эти навыки с Карсоном, репрезентирующим алкогольный тип клиентов. Наверное, вы помните, что Трой, собственно, уже располагает всем необходимым роле вым репертуаром, но в работе с конкретным личностным типом он не имел доступа к нему. В процессе проигрывания ситуации и “натаскивания” су первизором с помощью других членов группы, опробуются, совершенству ются, ассимилируются новые формы функционирования.

Этап проигрывания в ходе ролевого тренинга позволяет супервизируемо му глубже погрузиться в свой мир, чем он это делает обычно. “Разогрев” на роль самого себя осуществляется настолько, чтобы стало возможным пе реживание собственного мира в ситуации “здесь и сейчас” супервизорской группы. Внимание при этом сфокусировано не на отношениях между су первизором и супервизируемым, а на супервизируемом и его внутреннем мире в контакте с клиентом. Обычно супервизируемые разыгрывают все фазы сессии, исполняя все релевантные роли. Задача состоит в углублении их переживания и знания самих себя и других значимых людей. В этом процессе они испытывают острое чувство витальности, наслаждение соб ственной профессией и друг другом.

Трина сообщает группе, что у нее проблемы в работе с парой — Гансом и Венди. Они жалуются, что их совместная эмоциональная жизнь “иссяк ла”, что они остаются вместе лишь из за своих дочерей близнецов, ко торые имеют легкую физическую инвалидность. Венди, не желая повто рять историю безжизненного брака своей матери, намеревается вер нуться к учебе в университете, когда девочки покинут родительский дом. Ганс говорит, что когда девочки уедут из дома, он будет “некото Ролевая игра и ролевой тренинг рое время просто отдыхать”. Трина, по ее словам, говорила ему: все бу дет в порядке; после того как он “отдохнет”, он, скорее всего, присоеди нится к Венди в том или другом начинании.

Один из членов группы отмечает, что с Гансом Трина ведет себя иначе, чем с Венди. С Венди она сохраняет свою терапевтическую роль, в то время как Ганса она, похоже, стремится “нянчить” и защищать от трудностей. Эпизод быстро проигрывается, члены группы исполняют роли Ганса и Венди. Трина готова расплакаться; она говорит, что поня ла: она вечно стремится чрезмерно опекать мужчин значительно стар ше себя. По ее предположению, это связано с тем, что ее мать умерла, когда ей было 20 лет, и потом она была свидетелем процесса медленно го разрушения своего отца, ныне уже десять лет как умершего.

Один из членов группы спрашивает, не хотела ли бы она поговорить со своим отцом. Тина кивает в знак согласия и выбирает участника группы на роль отца. После обмена ролями и краткого интервьюирования в роли у нее происходит небольшой диалог с отцом; она говорит, что ску чает по нему, однако не в состоянии продолжать опекать каждого пожи лого человека на своем пути, тем более, что она же не смогла защитить его, когда он был жив. Говоря с отцом, она плачет. “Мы все должны сто ять на своих ногах”, — заявляет она.

Когда Трина вновь садится на свое место, она уже спокойна. Вместе с Сэ мом и группой она затем составляет вопросы и процедуры для дальнейшей работы с Гансом и Венди.

ВЫ — КРИТИК Было ли это терапией Если нет, то бессмысленное или полезное это времяпрепровождение (около 35 минут) для супервизорской группы Как вы думаете, изменит ли проигрывание ситуации что либо во взаимо действии Трины с этой парой Как вы думаете, вынесли ли члены группы что нибудь полезное из этой сессии Глава ИНТЕГРИРОВАННАЯ ЛИЧНАЯ ТЕОРИЯ ТЕРАПИИ Первоначальное очарование перспективы практического овладения тера пией и приобщения к народной мудрости, воплощенной, конечно же, в со трудниках терапевтического агентства, первого в жизни начинающего те рапевта, — это очарование вскоре тускнеет. После того, как супервизируе мый провел один два года в кресле терапевта, прежде “чуждые” методы стали знакомыми и родными, а то, что казалось “техниками”, стало скорее ощущаться как некое продолжение собственной личности. По мере того, как испаряются страх и ужас по поводу “оказания влияния” на людей, су первизируемый начинает ощущать потребность в более глубоком понима нии терапии и человеческой жизни.

Теперь он алчет и жаждет целостности. Он стремится “поселиться внутри” своей модели, достичь более интегрированной личной теории терапии, по зволяющей ему осознавать, что он делает, — теории “своей собственной”, а не заимствованной. Но само это желание представляет собой опасность.

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.