WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 40 |

2. Тара выбрала объект для репрезентации клиентки.

3. Она построила родительскую семью клиентки.

4. Она построила социальный атом клиентки и соединила его с семьей.

5. Она выбрала три фигуры для изображения самой себя.

6. Она реорганизовала систему клиентки, приведя ее к такому виду, какого желала, и выбрала по своему усмотрению дополнительные фигуры для репрезентации клиентки.

7. Она расставила фигуры в исходном порядке, и супервизор спросил ее, как она могла бы пройти путь от исходной ситуации к желаемой.

8. Они вместе обсудили рациональные основания для новой конфигурации.

9. Они сформулировали новый рациональный базис терапии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

НЕКОТОРЫЕ ПРЕИМУЩЕСТВА ВИЗУАЛЬНОГО СУПЕРВИДЕНИЯ 1. Постоянство картины. Описывая клиентскую группу, супервизируе мый должен рассказать супервизору об отце, матери, о самом клиенте, о брате и т.д., а также об отношениях отца с матерью, матери с отцом, бра та с отцом, отца с братом и каждого из них с терапевтом. Но эти отноше ния при визуальном супервидении воспринимаются терапевтом все вме сте. Они не последовательны, а одновременны, в отличие от речи: мы не в состоянии сказать все одновременно. При вербальном супервиде нии нужно “сдерживать” спонтанные ассоциации, пока супервизируе мый не доскажет до того места, где они станут релевантными; к тому времени возникшая идея вполне может быть забыта. При создании и упорядочении визуальных образов время “стоит на месте” столько, сколько мы захотим.

206 Вы — супервизор...

На сессии, где используются только слова, может быть идентифицирован значимый аспект или временная связь. Но затем сессия пойдет своим порядком, и этот аспект утратит отчетливость или на первый план вы ступят другие аспекты. Так происходит снова и снова: важные аспекты выступают вперед, чтобы впоследствии потеряться в водовороте даль нейших диалогов и описаний. Слова рождаются, выходят в мир, живут мгновение и умирают. Но когда применяются визуальные методы, важ ные аспекты картины неизменно остаются на супервизорской арене.

2. Отображение отношений. Погружая людей в непосредственное пере живание, визуальное супервидение вместе с тем показывает им отноше ния, образующие контекст этого переживания. Причем эта информация поступает непосредственно, вне истолкований. Она дает супервизируе мому шанс на некоторое время выйти за рамки своей системы, чтобы, воспользовавшись этим, создать новую систему. “Считывание” отноше ний как они есть создает пространство для генерации новых паттернов и изменения таким образом системы.

3. Развитие идей. Конкретный сенсорный опыт, преимущественно визу альный, используется как метафора для трансляции абстрактной идеи.

Когда мы видим нечто по новому, мы и узнаем это по новому. Конкрет ность метафоры увлекает нас, как никогда не может увлечь чистая абст ракция. Она имеет силу “истории случая” (Siegelman, 1990) — так же наполняет жизнью абстрактное и теоретическое. Полнота жизни мета форы и ее способность вызывать резонанс обусловлены ее связью с ми ром чувственного и сенсорного опыта. Метафора обычно формулирует ся в визуальных терминах, поскольку зрение является наиболее разви тым у нас органом чувств.

4. Усиленный аффект. Метафора проистекает из аффекта, потому что, как правило, она отражает потребность в том, чтобы выразить настоятель ный внутренний опыт переживания себя и своих интернализованных объектов. Люди могут манипулировать словами, но манипулировать об разами им труднее. Говорить то, что ты хочешь сказать, и умалчивать о том, чего говорить не хочешь, получается легче. Порой мы используем язык для того, чтобы отрицать, рационализировать, обвинять, оборонять ся, маскировать тайные правила. Проблемы застывают в одной опреде ленной форме и перестают замечаться. Но применение визуальных ме тодов выводит нас за пределы власти языка и вносит элемент неожидан ного, неизвестного, непредсказуемого. Супервизируемый переживает себя в глубинном контакте с существенными символами и действиями.

Значение предстает как соединенность образов, мыслей, чувств и эмо ций, которые обнаруживают себя и проясняются. Коротко говоря, значе ние становится переживаемым. Эмоция вступает в союз с мыслью, чтобы дать начало организованному паттерну осознавания.

Определение пространства в супервизии Часть IV АКТИВНОЕ СУПЕРВИДЕНИЕ Глава “ТЕПЕРЬ Я МОГУ СЫГРАТЬ РАЗЛИЧИЕ”.

АКТИВНОЕ СУПЕРВИДЕНИЕ В ГРУППАХ УГЛУБЛЕНИЕ СИСТЕМНЫХ ПРОЦЕССОВ В ДЕЙСТВИИ Если терапевт в своей работе с клиентом “увяз”, то не нужно особенно много времени, чтобы лингвистические рельсы, по которым движутся про блемы, сошлись в круг, на котором терапевт вновь и вновь будет прихо дить к одним и тем же выводам, монолитным и негибким, как броня сред невекового рыцаря, — одинаковым на этой неделе, на прошлой и на поза прошлой. Несвоевременный совет супервизора может даже усугубить этот процесс, протекающий по принципу “все то же самое, и еще больше”. Про блемы спрессовываются в форму, обусловленную языком, и возникает впе чатление, что никакого выхода вообще нет. Используя только слова, супер визируемый едва ли скажет что нибудь новенькое — все это он уже слы шал прежде.

Да, может быть, он слышал, как это все происходит, но не видел и не чув ствовал физически, через движения собственного тела. Визуальное и ак тивное супервидение извлекает на свет Божий новые значения и передает их нам без посредничества слов. Мы физически перемещаемся среди них (впрочем, лишь секунду назад это удивительное пространство было просто ковром в кабинете супервизора), и спонтанные движения тела вызывают спонтанные движения мысли. Супервизируемый принимает в физическом пространстве позицию, отображающую его позицию во внутреннем про странстве: тело и сознание танцуют вместе. Значение становится интен сивно личностным, но при этом и очевидно межличностным, поскольку пе ред нами раскрыто не что иное, как система. Комната превращается в снабженное координатами пространство убеждений: супервизируемый “занимает позицию” в самом буквальном смысле. На активной супервизии 210 Вы — супервизор...

(супервизии с применением методов действия), которая часто происходит в группе, супервизируемые играют клиентские роли в терапевтической си стеме, говоря или действуя из этих ролей.

Эмоциональные пути, проложенные в терапевтической системе, вынырива ют наконец то из словесных туннелей на открытую местность. Активная супервизия базируется на той же философии, что и визуальная: когда сис тема (будь то личность, группа, семья, “терапевт и клиент” или что угодно еще) определена в соответствии со всеми своими связями, она обретает свободу для изменения. Легче становится увидеть, какие роли терапевта гипертрофировались во взаимодействии с данным конкретным клиентом и какие силы привели к этому. Теперь, когда внутренние пути системных процессов и их пункты назначения открыты дневному свету, навязчивое стремление следовать им исчезает: пути не обязательно должны быть именно такими, они просто такими были. Новые дороги могут быть проло жены, исследованы и соотнесены со старыми, чтобы можно было сравнить пути, который были, и пути, которые возможны.

Члены группы могут увидеть, какие роли чрезмерно выражены у их колле ги — привычным образом либо именно с обсуждаемым клиентом. Они имеют возможность услышать, как это объясняет сам супервизируемый.

Они должны задаваться следующими вопросами:

Кого в системе в наибольшей мере защищают наблюдаемые роли Если определенная роль терапевта оказалась гипертрофирована, какие роли клиента активизировали эту роль в терапевте В какой степени излишне проявленная роль вызвана любовью или лояльностью В какой степени терапевт отреагирует нечто, связанное с его собственной родительской семьей Несомненно, подобные вопросы дополнительно помогают супервизируемо му определить себя для себя самого. Супервизору зачастую нет необходи мости давать какие либо рекомендации — супервизируемому оказывается достаточно того, что он получил путь описания своих отношений в систе ме, основанный на ролевом анализе.

ГРУППА Супервизорская группа составляет психологически взаимозависимую сис тему людей, ищущих клинической мудрости. Подлинная польза пребыва ния в группе заключается не в денежной экономии, а в различных возмож ностях группы, отсутствующих в индивидуальном супервидении. В супер Активное супервидение в группах визорской группе могут использоваться активные методы, когда в про странстве, в движении и в сенсорных образах себя актуализирует “лич ность в целом”. В принципе, группа должна дополнять индивидуальное су первидение, а не заменять его. Ниже перечислены некоторые преимуще ства групповой супервизии:

Супервизируемый встречается с большим спектром ролей, а так же различных личностных стилей и стилей помощи.

Личные тревоги и чувства неадекватности начинают пониматься как универсальные переживания по мере того, как супервизиру емые осознают, что другие тоже испытывают их.

Члены группы могут давать друг другу обратную связь по пово ду случаев и техник.

Группа служит “резонатором” аффективных реакций супервизи руемого, что делает работу более увлекательной, волнующей.

Процесс “здесь и сейчас” супервизорской системы может способ ствовать осознанию системных процессов в терапевтической системе.

Поскольку члены группы равны супервизируемому по професси ональному статусу, они могут бросать вызов его сюжетам и пред лагать альтернативные “истории”.

Члены группы поддерживают друг друга и завязывают отноше ния профессиональной дружбы, которые зачастую переживают группу.

Учебные интервенции и демонстрации могут быть адресованы всей группе.

Может использоваться “рефлексивная команда”.

Есть возможность применения специальных методов (которые подробно описаны в последующих главах).

Групповая супервизия, описанная в этой книге, основана на “презентации случая”, то есть представляет собой супервидение непосредственно тера певтической практики. Каждое групповое занятие имеет конкретную за дачу, которая не является терапевтической: групповые процессы сфокуси рованы на конкретных темах, связанных с супервидением. Рекомендуемое число членов группы — от трех до семи. Предпочтительный уровень су первизируемых — от среднего до продвинутого. Анализ группового про цесса проводится постольку, поскольку это необходимо для сохранения группы в качестве обучающей среды, а также живой целостности, или же в связи с процессами, происходящими в клиентах. Тем не менее, “чистая линия” клиентского сюжета так или иначе “утолщается” личностными маркерами.

212 Вы — супервизор...

Задача группового супервидения — развитие коллективной и индивиду альной клинической мудрости: технического и процедурного знания, спо собности выносить суждения и проницательности. Совместная работа чле нов группы направлена на формирование в каждом из них роли “собствен ного консультанта” — способности отслеживать свое профессиональное поведение, которая должна сохраниться после завершения супервидения.

Супервизор и члены группы стремятся практиковать “культуру мудрости”.

Едва ли есть необходимость повторять, что мудрость не сводится к позе мыслителя или туманным изречениям. Культура мудрости — это межинди видуальное пространство, где сбалансированы между собой сомнение и знание; невежество опасно, но не менее опасно и знание, если оно узко специализировано.

Несомненно, передача технического и иного специального знания являет ся необходимой частью супервидения, которая к тому же может давать бы стрый эффект во взаимоотношениях с клиентом, в то время как польза мудрости, польза дальновидности и прозорливости обнаруживает себя мед леннее. Как ныне признает большинство людей в областях, не связанных с терапией, дальновидность неизбежно включает экологическое, или систем ное, сознание. В длительной перспективе члены группы стремятся к холи стическому пониманию действий и событий. В атмосфере мудрости при сутствует поддерживающая сеть межличностных отношений, благодаря чему могут открыто выражаться сомнения и неуверенность, задаваться вопросы — как супервизором, так и супервизируемыми. Эти сомнения не обязательно личностно обусловлены, как, например, тревога по поводу собственного функционирования. Они могут касаться возможности знания и природы знания в связи с клиентскими историями. В атмосфере мудрос ти (Meacham, 1990) возможна толерантность к неопределенности и проти воречиям, так что ни супервизору, ни членам группы не нужно искать убе жища за бастионами чересчур уверенного знания. Когда в группе преобла дает атмосфера мудрости, ее члены делятся друг с другом своими сомнени ями, что не мешает им находить основу для доброкачественных суждений и уверенных действий. Экологичные сомнения не оказывают парализую щего действия.

КОНТРАКТ И ЗАДАЧА ГРУППЫ Прежде всего, в контракте должна оговариваться конфиденциальность по отношению к клиентам. В ситуации группы значительно больше людей имеют доступ к материалу клиента, чем если бы супервизор работал один на один с терапевтом. Соответствующая позиция в контракте не только по могает обеспечить конфиденциальность, но также сообщает супервизируе Активное супервидение в группах мым о том, что это профессиональная группа, служащая профессиональ ным целям.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.