WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 40 |

Рядом с младенцем Тара располагает Дьявола — фигуру в красном с рука ми на бедрах и вскинутой головой. Это второй бывший муж Клаудии, ко торого она боится. Этот дьявол — двусмысленный персонаж, он, по ви димому, меняется в зависимости от окружения. Иногда внушает ужас, а иногда может выглядеть просто шутом озорником. Но в данном раскла де получается не слишком весело. Пока что он являет картину власти и злодейства.

Между Человеком Змеей и мужьями у Тары располагается ряд одинаковых зеленых кружочков, представляющих всех нынешних любовников Клау 198 Вы — супервизор...

Рис. 13.1. Семья Клаудии дии. Они клубятся у ее ног, напоминая кладку рыбьей икры, готовой к оплодотворению.

В течение некоторого времени Тара взирает на все эти фигуры с мечта тельно меланхолическим видом. Символическая экспрессия порождает описание отношений, отличающихся от тех, что сплетают будничную вне шнюю реальность. Эти “иного рода отношения” развертывается между символическими объектами, но это также отношения между творцом и объектом. Так, Тара способна относиться к Человеку Змее иначе, чем к “ре альной” Клаудии в своей приемной. Внешняя активность, сопряженная с построением образов, является связующим звеном между субъективным миром, где доминирует бессознательно воспринятая система Клаудии, и “реальным” миром, репрезентированным объектами. Пусть эти объекты сколь угодны фантастичны или причудливы, но они присутствуют “здесь”, реальные, во плоти. Хотя Клаудиа — реальная личность, существующая в реальном мире, она в то же время является и “историей”, которую расска Определение пространства в супервизии зывает Тара. История Клаудии, рассказанная Тарой, до некоторой степе ни — мы никогда не узнаем, до какой именно, — представляет собой так же ее историю о себе самой. Нарисованная Тарой картина агрессивна, но и не лишена пафоса. Сину тоже немного не по себе от силы и жестокости этой картины.

Предоставляя терапевту возможность показать систему “как она есть”, со всеми ее связями, супервизор тем самым дает ему пространство, где он свободен выбрать свой конкретный путь самоструктурирования. Иначе го воря, это пространство, дающее возможность самосозидания — выбора оп тимального на данный момент системного “сюжета” и формы организации.

Принятие уникального способа данной системы быть собой (отображение ее “как она есть”) производит реальное изменение, освобождая систему для разрешения проблем: она больше не должна “тратить энергию” на то, чтобы отстаивать свое самоопределение, и может начать развиваться. Су первизор самим способом действий признает, что система как она есть — единственный реальный источник ресурсов в случае угрозы выживанию.

Для того чтобы этот процесс был творческим, необходима как идентифика ция с объектами, так и сепарация от них. Тара, по видимому, чередует эти два состояния, когда вначале выбирает фигуру и находит ей место на дос ке, а затем сосредоточенно вглядывается в нее и во всю создаваемую ею картину. Она “сливается” с объектом, чтобы создать его; создав его, она может от него отделиться. Пока она должна сохранять в себе оба состоя ния — слияния и отделенности. В итоге победит отделенность, в против ном случае Тара “унесла” бы все с собой в профессиональную работу, то есть никакого “супер видения” не состоялось бы.

До сих пор Тара была сосредоточена на клиентской системе; единствен ным образом для саморепрезентации было Взбитое Яйцо, которое она держала в руке все время. Теперь она извлекает фигуру Пухлого Мишки в поварском колпаке (она говорит, что это олицетворение ее тепла) и ставит его рядом с Человеком Змеей, очень близко справа от него. За тем вытаскивает большую черную Крысу и помещает по другую сторо ну от Человека Змеи, вновь совсем близко. Картина — система, как Тара ее видит, — почти завершена; но Тара заявляет, что ей нужен здесь еще один элемент ее самой — ее терапевтические рамки. Она выбирает бе зымянную металлическую Скрепку Канцелярскую (Син облегченно взды хает) и кладет ее между отцом и матерью Клаудии (рис. 13.2). И снова некоторое время молча взирает на свое творение.

Трудно передать словами то состояние сосредоточенного внимания, в кото ром супервизируемые строят систему, частью которой они сами являются.

Как можно быть такими спокойными, умиротворенными и одновременно нести такое напряжение Применяется данный метод в индивидуальной 200 Вы — супервизор...

Рис. 13.2. Терапевтическая система супервизии, в маленькой группе или перед аудиторией, где атмосфера не изменно “наэлектризована” и остается такой сколь угодно долго, пока су первизируемый выбирает и размещает объекты. Никто не двигается, никто не проявляет нетерпения. Лишь в конце по комнате проносится вздох;

люди меняют позы и вновь смотрят друг на друга. “Конец” — это почти неизменно эстетическое явление: доска выглядит “правильно”.

Но давайте вернемся к Таре, которой еще далеко до конца. Тара определила систему “как она есть”. Это не значит “какова она на самом деле”: челове ческие системы столь сложны, что изобразить нечто так, “каково оно на са мом деле”, практически невозможно. “Как она есть” означает “как я опре деляю ее в данный момент — мой рассказ о ней сейчас”. Итак, Тара начала с “картирования” эмоциональных отношений, которые, как известно, по стоянно меняются.

Син предлагает Таре показать теперь систему Клаудии, какой она, Тара, хо тела бы видеть ее в результате терапии — через годы, если столько време Определение пространства в супервизии ни будет необходимо. Это отклонение от уже известной вам практики, в соответствии с которой обучаемому предлагается начинать с передвиже ния фигур в собственной ролевой системе, а уже потом разрешается ме нять что либо в клиентской системе. Поступая таким образом, мы рискуем инициировать у супервизируемого тот самый способ мышления, который был первопричиной его “тупика” в терапии; кроме того, мы абстрагируем ся, во всяком случае, временно, от системной идеи о том, что клиент и те рапевт составляют единую систему, которая и является предметом супер визии. С другой стороны, данная девиация метода позволяет супервизиру емому на какое то время “высвободиться” и двинуться вперед к решению проблемы. Тара очень склонна к рефлексии и едва ли станет отрицать соб ственную роль в системе. С другой стороны, Тара давно потеряла надежду на прогресс в своей работе с Клаудией, у которой, кажется, отсутствуют роли, необходимые для того, чтобы совладать со своими проблемами.

Тара передвигает одну фигуру, затем другие, пока клиентская система не оказывается полностью реорганизованной (см. рис. 13.3). Она гово рит, что ей нужно “еще несколько фигур”. Син соглашается на это. Тара выбирает Игривого Тигра для изображения чувства юмора Клаудии, Ша мана для репрезентации ее симпатии к примитивным обществам и Стрелу, направленную вверх, для символизации ее духовности. Затем она перемещает собственные фигуры.

Согласно системному взгляду на человеческое поведение, взаимоотноше ния пространства, времени, энергии и движения играют критическую роль. Однако в супервидении физические и визуальные пространственные отношения обычно исследуются недостаточно, и лишь немногие суперви зоры осознают возможность перевода представлений теории систем на язык физических форм путем использования пространства — простран ственных метафор человеческих отношений.

Тара и ее супервизор начали “финальный круг”. Син предлагает Таре вос создать исходный социальный атом точно в том виде, как она изобрази ла его вначале. Тара выполняет это, и вновь ее поражает, почти завора живает насилие, исходящее от фигур, особенно от матери/Полисмена и Клаудии/Человека Змеи. Тара говорит, что чувствует большую печаль и сильный страх.

Син отмечает “чрезвычайную уязвимость” Клаудии в том виде, как изобра зила ее мир Тара. Он спрашивает Тару, может ли она “ощутить зависть” в системе Клаудии. Тара отвечает утвердительно. “Где ты видишь ее” — спрашивает Син. “В сестре, которая всегда все получала, и в этом громад ном устрашающем силуэте над Клаудией. Есть также нечто садистическое в том, как располагаются мужья, и в тех зеленых кружочках”.

202 Вы — супервизор...

Рис. 13.3. Измененная расстановка Тары. включающая Игривого Тигра Подобно многим супервизируемым, при работе с символическим материа лом Тара испытала как бы преходящую потерю “я” — вневременные пере живания слияния с объектом и “единства”. Она была погружена в мощное субъективное виде ние. Работа с фигурами может приносить удовлетворе ние вплоть до чувства экстаза, наступающего, когда глубинные внутрен ние личностные смыслы находят отражение во внешних образах. При этой форме работы естественна отрешенность от той части себя, которая явля ется наблюдателем, взирающим на вещи объективно, без эмоций. Артур Кестлер (1974) высказался на эту тему изумительно точно: для того чтобы психика имела необходимую свободу действия, она должна стать “анесте зиологом, который усыпляет разум” и возвращает на мгновение “скоротеч ную наивность взгляда”.

Син спрашивает Тару, как, используя свои собственные фигуры, она “пе реключила” бы Клаудию из первого сценария во второй. Еще не вполне Определение пространства в супервизии “вынырнувшая” из тех глубин, в которые она погрузилась, Тара передви гает Крысу и Пекаря повыше, к матери/Полисмену. Затем она берет Взбитое Яйцо и перемещает его к краю доски. Канцелярскую Скрепку (свои терапевтические рамки) она оставляет между матерью и отцом.

Границ времени супервизорской сессии и пространства супервизорской комнаты как будто не существовало; Тара находилась в ином времени и пространстве, которые одновременно были под властью ее сознания и вла ствовали ею. Ее восприятие мира изменилось — под воздействием не дру гого человека, а ее самой.

Наступает время для рациональных обоснований. Син спрашивает Тару, почему она переместила “себя” именно так. Тара отвечает, что ей нуж но передвинуть Пекаря (свою материнскую часть) и Крысу (отвергнуто го конфронтатора) вверх, к матери, привлечь туда перенос и прорабо тать его с клиенткой.

Тара и ее супервизор придерживаются кляйнианского взгляда на мир; они вместе размышляют о том, как Клаудиа маленьким ребенком должна была “потерять” свою мать, не пройдя при этом через соответствующий процесс отречения и оплакивания. Получилось, что она так и не позволила себе бо лезненного осознания, что ее мать больше не доступна ей, или, точнее, ни когда не была ей доступна. Син говорит Таре, что Клаудиа должна была ин терпретировать эту потерю как результат ее собственных всемогуществен ных, неконтролируемых, алчных и деструктивных фантазий. Он добавляет, что, исходя из того, что Тара ему рассказала, Клаудиа не только не сумела достичь “депрессивной позиции”, но, возможно, никогда ее не достигнет.

Она не в состоянии проявить вину или беспокойство, не в состоянии осоз нать, что ее чувства любви и ненависти направлены на одного и того же че ловека. Эти эмоции у нее все еще изолированы друг от друга, и ненависть преобладает: “Ненавидящая, преследующая мать проецируется повсюду”.

Клаудиа не может осознать, что люди бегут от нее из за ее собственной раз рушительности, и потому она обречена продолжать разрушение.

Они говорят об опасностях и страхах, связанных с перспективой для Тары в более полной мере взять на себя материнскую роль, и о том, что ей придется вытерпеть, став объектом проекции “плохой” матери. Тут они обращаются к Канцелярской Скрепке, олицетворяющей терапевти ческие рамки. Она так и пребывает пока между матерью и отцом. Су первизор спрашивает Тару, не хочет ли она что нибудь с ней сделать.

Тара заносит руку над Скрепкой и медлит. Двигает ее в одну сторону, потом в другую, примериваясь. И вдруг почти бросает в сторону, на са мый край доски. Син спрашивает, почему она это сделала. Тара отвеча ет, что там, где эта вещь была, ей уже ни к чему находиться. Син гово рит, что он бы испугался за Тару, если бы она оставила ее там, между 204 Вы — супервизор...

отцом и матерью: это могло бы означать, что она, Тара, собирается действовать по отношению к Клаудии как персонаж Супер Эго. Тара в ужасе. “Именно это я и делала”, — сообщает она. Они вместе обсужда ют опасности смешивания терапевтической позиции с позицией Супер Эго.

Син, указывая на Крысу с одной стороны от матери и Медведя Маму — с другой, делится предположением, что Тара идеально показала путь к воз можному решению: чтобы Клаудиа могла быть счастлива, добро и зло дол жны быть объединены в одном персонаже. Тара изумлена точностью соб ственного “бессознательного”. Син предупреждает Тару, что хотя это хоро шее решение, оно пока принадлежит миру идеального; поскольку Эго Кла удии не является сильным и, возможно, никогда таким не будет, не исклю чено, что ей необходимо сохранять свои основные защиты. По его мнению, Таре придется работать с Клаудией медленно, не один год, чтобы помочь ей сделать открытие: она может быть “контейнирована” кем то, способным выдержать ее злобные атаки. Син говорит, что Тара, если будет правильно делать свою работу, будет выступать не как личность, а как некий образ, попеременно ненавидимый и идеализируемый. Таре придется справляться с собственными эмоциями: тревогой и страхом, когда ее будут ненавидеть, самоидеализацией и тщеславием — когда будут обожествлять. В результа те проективной идентификации она почувствует то, что чувствует Эго Кла удии. В течение долгого времени ей нужно будет прилагать усилия, чтобы “держать курс” и самой оставаться стабильной. Если это получится, можно надеяться, что Клаудиа станет меньше бояться собственной деструктивнос ти, и ей будет не столь необходимо ее отреагировать, “отыгрывать вовне”.

ВЫ — КРИТИК Как свидетельствует работа с Тарой, визуальное супервидение дает нейт ральную основу для супервизии в рамках многих “школ” терапии. Тара отобразила социальный атом Клаудии в более или менее стандартном фор мате, но комментарии супервизора, возможно, носили более интерпрета тивный характер, чем вы привыкли (в отношении не столько Тары, сколько клиентки).

Что вы думаете об этом стиле супервидения, независимо от вашего мнения о кляйнианской школе терапии Если, говоря в терминах фокусно ролевой матрицы, супервизия проводится преимущественно в первом фокусе из роли учителя (работа над описани ем клиента и интерпретациями, относящимися к клиенту), как в суперви зорском взаимодействии может быть удержана “культура мудрости” Счи таете ли вы, что Син оставляет достаточно пространства для сомнения в Определение пространства в супервизии базисе теоретического знания (в данном случае — кляйнианской основе), через призму которого рассматривается клиент Таблица 13.Схема действий на супервизии Тары 1. Примерно через 15 минут после начала сессии, когда Тара описала свои трудно сти, супервизор предложил ей выбрать объект для репрезентации себя самой.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.