WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 40 |

Исследование Дорман Объектом исследования Дорман были восемь триад “супервизор — супер визируемый — клиент”, а цель состояла в определении того, влияет ли су первизорская система (отношения между супервизором и супервизируе мым) на терапевтическую систему (отношения между терапевтом и клиен том), и если да, то как. Дорман сосредоточилась прежде всего на изучении того, каким образом проблемы в супервизорской системе могут вызывать проблемы в терапевтической системе (обычно двигаются в противополож ном направлении). Испытуемыми были два супервизора, четверо суперви зируемых и восемь клиентов центра обучения долговременной психоана литической психотерапии; сбор данных занял 32 недели. В течение 20 не дель с каждым супервизором и каждым супервизируемым проводились ин дивидуальные интервью, посвященные трем темам: текущая ситуация в те рапии, перенос и контрперенос в системе “терапевт — клиент”, текущая ситуация в супервидении.

Дорман нашла, что у всех супервизируемых имеются мощные реакции пе реноса на их супервизоров, в результате которых ключевые проблемы су 154 Вы — супервизор...

первизируемых “пробуждаются и отреагируются” — не только на суперви зорах, но и на клиентах. Супервизируемые вели себя “либо аналогично, либо противоположно поведению их супервизоров по отношению к себе, как они его воспринимали”. Дорман также обнаружила, что в тот самый момент, когда в супервизии происходило “разрешение трансферентной связи”, разрешался также и терапевтический кризис. Эмоциональный кли мат и тех, и других отношений одновременно изменялся. Когда в суперви зии наступало такое разрешение, супервизируемый обычно начинал более свободно проявлять сензитивность и восприимчивость по отношению к клиентам и в результате осуществлять более эффективные терапевтичес кие интервенции. С другой стороны, способы супервизируемых “сопротив ляться” получению помощи в супервизии очень тесно связаны с их труд ностями в оказании помощи клиентам.

Дорман рекомендовала супервизорам помогать обучаемым в достижении инсайта по поводу “невротических” паттернов взаимодействия, проявляю щихся в контексте супервизорских отношений, и того, как эти паттерны ведут к искажению функционирования супервизируемых в их терапевти ческих отношениях. Наблюдение паттернов, обнаруживающихся в супер визорских триадах, позволило ей прийти к выводу, что супервизируемые вносят в отношения с клиентами не только невротические, но и позитив ные аспекты своего супервизорского процесса. Таким образом, супервизо ры имеют возможность моделировать для своих супервизируемых пути бо лее терапевтичных интервенций, с помощью которых они могли бы разре шать трудности отношений со своими клиентами. Дорман занимает реши тельную позицию: для супервизора не только допустимо, но и чрезвычай но важно обращаться к эмоциональным проблемам супервизируемого, бло кирующим его терапевтическое функционирование, — иначе говоря, он должен действовать как фасилитатор и эксперт, когда это требуется. По мнению Дорман, особенно важно прояснение проблем, возникающих в от ношениях супервизора с обучаемым, и поощрение исследования после дним своих чувств. Терпеливо следуя этим путем за супервизором, обучае мый получает возможность прийти к пониманию бессознательных детер минант своих “невротических” паттернов, а также повысить свою способ ность к “объективному” видению клиентов и терапевтическому реагирова нию. Дорман не сомневается в ценности исследования параллельного про цесса в супервидении: “Эффективность супервидения, таким образом, свя зана с активным пониманием взаимодействия сил, разыгрывающегося в па раллельном процессе терапии и супервизии”.

Проблема “параллельного процесса” стала особенно сильно занимать пси ходинамическое мышление после статьи Сирлса “Информационное значе ние эмоционального опыта супервизора” (см., например, Dasburg & Супервизорская система Winokur, 1984; Doehrman, 1976; Durkin, 1987; Eckstein & Wallerstein, 1972;

Friedlander, Siegel & Brenock, 1989; Kahn, 1979; McNeil & Worthen, 1989;

Mueller & Kell, 1972). Понятие было введено для обозначения тенденции супервизора, терапевта и клиента становиться походящими друг на друга.

Иначе говоря, их интерактивные паттерны воспроизводят друг друга — переносятся из терапии в супервизию или наоборот. Психические процес сы клиента — обычно именно они считаются заразительными — “подхва тываются” терапевтом и бессознательно воспроизводятся по отношению к супервизору. В результате супервизор действует с обучаемым так же, как тот с клиентом. Ни одна из сторон не осознает этот процесс.

Если мы не знаем, что происходит, нам трудно применить подходящую ин тервенцию. Согласно Сирлсу, в то время, когда супервизируемый “отреаги рует” на супервизии, он идентифицирован с главной проблемной областью терапевтического случая, но это “область, которую он не в состоянии вос принять объективно и эффективно описать словами; поэтому он бессозна тельно идентифицируется с ней и таким образом пытается описать ее по средством собственного поведения”. При этом либо терапевт как бы стано вится клиентом и пытается превратить супервизора в терапевта (движение процесса “снизу вверх”), либо терапевт поглощает часть “бессознательно го” супервизора и передает ее клиенту, действуя с клиентом так, как су первизор действовал с ним (движение процесса “сверху вниз”).

Нетрудно представить себе, что разрешение этой странной ситуации зача стую является довольно деликатным делом, особенно если все действие развертывается без ведома сознания. Вы можете вспомнить, как шокиро ван был Текс, когда Стефания заявила ему, что не собирается испытывать вину по его поводу, а также не имеет ни малейшего намерения ради него или ради Конрада испортить хотя бы одно мгновение своей жизни, не го воря уже обо всей жизни целиком. Разорвать замкнутый круг Стефания смогла, сосредоточившись на собственных смутных ощущениях вины, ко торые дали ей ключ к чувству вины Текса.

Это ключ особого рода — сигнал, идущий “изнутри”, а не от наблюдения.

Порой при наблюдении, направленном “вовне”, мы не видим ничего не обычного; как сформулировал один супервизор из числа испытуемых в ис следовании Дорман, сессия выглядит “вполне естественной, просто трудно выйти на что либо, вот и все”. Однако супервизор испытывает странные чувства и пытается найти им объяснение. Впрочем, их легко проигнориро вать: если супервизор не является внимательным, он не станет наблюдать, а тем более интерпретировать собственные чувства и размышлять об их потенциальном подобии тому, что могло происходить на терапевтической сессии. В таком случае он, вполне возможно, будет реагировать на супер визируемого так же, как супервизируемый реагировал на клиента. Так, 156 Вы — супервизор...

Соня испытывала жестокий соблазн соответствовать желанию Тельмы и обеспечить идеальные решения дилемм Кары, а Стефания начала чувство вать себя виноватой и неадекватной по отношению к Тексу. Если бы кто то из этих супервизоров продолжал автоматически действовать согласно сис темным валентностям, то с большой вероятностью был бы отвергнут су первизируемым как некомпетентный, и сессия завершилась бы в замеша тельстве и фрустрации. Все заинтересованные стороны задавались бы воп росом, что пошло не так — может, просто плохой день Критический прорыв на супервизорской сессии бывает связан отнюдь не с усилиями супервизора изменить клиента или супервизируемого, которые приводят лишь к усугублению проблемы — “подливают масла в огонь”.

“Перелом” должен начинаться с изменения в самом супервизоре, позволя ющем себе осознать некое свое чувство, а затем и процесс, который может порождать это чувство. После чего он ставит перед собой вопрос: “Какое изменение я должен произвести в себе, чтобы мой супервизируемый мог произвести изменение, которое повлияет на клиента” Таким образом, су первизор изменяет всю систему (состоящую из супервизора, супервизиру емого и клиента), изменив свои собственные отношения в ней. Этот акцент на “верхушке” параллельного процесса находит поддержку в результатах исследования Дорман (1976). Однако следует заметить, что он расходится с Тэвистокской установкой на “рефлексивный процесс”, которая, по видимо му, соответствует отчетливому представлению о ходе процесса “снизу вверх” (Martinson, 1975), и даже с аналитическим взглядом на предмет (см., например, Eckstein & Wallerstein, 1972; Searles, 1965). Последний хотя и формулируется нейтрально, но на практике фокусируется почти исклю чительно на том, что исходит “снизу вверх” от супервизируемого.

Некоторые семейные терапевты (Byng Hall & Whiffen, 1982; Everett & Koerpel, 1986; Liddle et al., 1988; Liddle & Saba, 1983) предпочитают назы вать этот феномен — тенденцию одной формы входить в соответствие с другой подобно тому, как повторяют друг друга сталактиты, — “изомор физмом”. Но этот термин, похоже, не получил распространения, а “парал лельный процесс” достаточно удобопонятен, если только не считать его односторонним. Тема параллельного процесса — одна из “пограничных тем” супервидения: если супервизор и/или супервизируемый слишком ак тивно заняты его поиском, то они непременно будут обнаруживать его на каждом шагу, и через некоторое время вообще не смогут обсуждать что либо без того, чтобы “запараллелиться”; в результате супервизия просто выродится. Однако если параллельный процесс полностью игнорируется, то возникает реальная опасность упустить “связующий паттерн”: суперви зируемый не в состоянии будет усвоить информацию, к которой он не го тов эмоционально из за процессов, происходящих в системе со своим кли ентом или со своим супервизором. Параллельный процесс “засоряет стоки” и приводит к застою.

Супервизорская система ВПЕЧАТЛЕНИЯ СУПЕРВИЗОРА Анализ супервизорской системы не был бы полным без исследования роли супервизора в ней. “Рефлексивный процесс” британской аналитической традиции (см., например, Martinson, 1975) зачастую воспринимается как некий зловредный клубящийся туман, начинающийся где то у лодыжек и восходящий в высшие ареалы супервизии. Но выдающаяся работа Дорман показала, что параллельный процесс с тем же успехом может быть и тума ном, нисходящим сверху. Именно это “сверху” и есть последний обсуждае мый здесь фокус. Хокинс и Шоэт (1989) называют его “фокусировкой на контрпереносе супервизора”, но примерно по тем же причинам, которые названы в связи с 4 м фокусом, в этой книге выбран более нейтральный термин “впечатления супервизора”. Если параллельный процесс действи тельно является двусторонним, то установление здорового хода событий “наверху” должно получить параллель в системе и оказать действие на клиента. С другой стороны, плохой процесс “наверху” будет означать пло хой процесс “внизу”. Что верно для движения в одну сторону, то верно и для движения в другую: если справедливо, что, по выражению некоторых адептов параллельного процесса, супервизируемый приносит в своем “це лостном существе” клиента на супервизорскую сессию, то не менее спра ведливо, что на терапевтическую сессию супервизируемый приносит в своем “целостном существе” супервизора. Стало быть, этому “целостному существу” имеет смысл быть сензитивным.

В главах, посвященных визуальному супервидению, будет идти речь о ра боте с заданными образами, когда супервизор предлагает обучаемому выбрать из набора эвокативных* объектов некоторые для репрезентации различных ролей. Однако чаще используется работа со спонтанными об разами, возникающими без явного стимула из конкретного источника. На пример, многие люди, ложась спать и закрывая глаза, могут видеть обра зы, как бы составляющие непрерывный поток сцен и действий, иногда психоделические по своей природе. В таких случаях образы кажутся не зависимыми от самого человека: он как будто является не источником их, а зрителем. Разумеется, это не так, но он ощущает себя именно зрителем некоего действа.

Когда мы вовлечены в интенсивный межличностный процесс, такой, как супервидение, материал для образов приходит с обеих сторон. Супервизо ру стоит научиться доверять этим спонтанным образам, возникающим во время супервизии. Но это вовсе не означает, что он должен немедленно оповещать о них беднягу супервизируемого или его клиента. Если супер визор уверен, что супервизируемый способен оценить адекватность его образов, а также сказать ему, если сочтет их неадекватными, тогда он *Транслитерация английского слова ”evocative”, примерно означающего “стимулирующий”, “пробуждающий”, “вызывающий нечто”.

158 Вы — супервизор...

вполне может сообщить подопечному свои реакции на его материал. Опыт показывает, что обучаемым нравится такой живой обмен впечатлениями.

Оба участника супервизорского процесса сознательно наблюдают и интер претируют собственную “продукцию”.

В последнем разделе речь шла о том, как могут бессознательно передавать ся эмоции от клиента терапевту, или от терапевта супервизору, или от су первизора терапевту — эмоции, которые для одного из них оказались труднопереносимыми. Другой первоначально испытывает эти эмоции так, как если бы они были его собственные. Анализ системы, к которой при надлежишь, — это “высший пилотаж”. Лучшее, что может сделать суперви зор в этом направлении, — наблюдать чувства, мысли и образы, возникаю щие у него в то время, когда супервизируемый рассказывает свой случай.

Он использует эти свои реакции осторожно, как дополнительные “данные”, понимая, что это не более и не менее, чем часть общей картины. Напри мер, супервизор может почувствовать тошноту в то время, когда суперви зируемый обсуждает своего клиента, и сказать ему об этом. Тот мог испы тывать те же ощущения, а мог и не испытывать, и, возможно, они погово рят о том, не было ли в истории клиента нераскрытого физического или сексуального абъюза.

Кроме интеллектуального анализа системы, включая себя самого, суперви зор использует собственную личность еще и как “инструмент” выявления скрытых течений и молчаливых альянсов в клиентской системе, в системе “терапевт клиент” или в системе “супервизор терапевт клиент”. Он дол жен относиться к своим интерпретациям и умозаключениям одновременно уважительно и смиренно: слишком уверенно и напористо “продвигая” их, он превращается в гуру или даже диктатора, а вовсе не обращая на них внимания, становится некомпетентным.

Все умения супервизора, вся его терапевтическая мудрость не отменяют существенности того, чтобы он просто “присутствовал” рядом с супервизи руемым и уважал реалии его жизненного опыта. Это присутствие требует своего рода “наивности”, когда рациональный ум уступает свой контроль и мы отдаемся эмоциональному потоку сессии. Мы позволяем себе стать “пу стыми”, погрузиться в неизвестное, относиться с доверием и принятием ко всему, что в нас возникает. В благоприятном случае пустота вскоре запол няется новым сюжетом — зачастую более живым, чем тот, что был прежде.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.