WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 40 |

Сэм спросил Троя, что все это означает. Трой сказал: он понял, что его проблема связана не с Сериз и Хэлом, у которых все в порядке. Более того, он вдруг вспомнил замечание Рэйчел: “Мы не можем поверить, что это прошло так быстро”. Трой интерпретировал его так: “Почему вы не делаете большего” Рэйчел также сказала, что им с Гансом уже не нужно было навещать Сериз все время, что “она действительно в порядке”. Одна ко Рэйчел также рассказала, что прежде чем Сериз попала к Трою, ее од нажды принимал другой терапевт, который недавно заявил Рэйчел, что “Сериз была в порядке и после встречи со мной, но это впечатление ока залось ошибочным”.

Обнаружив, что ноги каждого из участников покоятся в яичнице, Трой осознал, что для работы с Сериз ему не нужна супервизия. На самом деле он был совершенно уверен в этой работе — убежден, что произошедшие 142 Вы — супервизор...

изменения сохранятся, а если нет, то он будет знать, что делать. Как только он поместил на арену покойных прежних супругов, то понял, что они не релевантны, что он уже до конца исследовал чувства Сериз, свя занные с тем, что она живет в доме покойной жены Хэла. “Момент ис тины” для Троя наступил тогда, когда супервизор спросил его, почему он вначале поместил фигурки, представляющие его самого, непосредствен но около фигурки, представляющей Рэйчел. Он вдруг понял, что на самом деле его внимание сосредоточено на ней, а не на клиентке. Это было очень забавно — засунуть ноги каждого персонажа в яичницу: он смог ясно увидеть, в какую кутерьму впутался и почему это с ним случилось.

“На самом деле тема этого случая — социальная ситуация маленького города, со всеми его связями. Я боюсь неодобрения со стороны Рэйчел, не говоря уже о том, что она посылает ко мне людей. Думаю, что теперь я смогу разобраться, что к чему”.

Именно Рэйчел поглощала внимание Троя, а не его настоящие клиенты.

Ему надо было увидеть их всех с ногами в яичнице, чтобы понять, что он должен делать. И то, что он исходно разместил свои три фигурки именно так, как сделал это, не было случайностью. Семья со спутанными отноше ниями и обстоятельства маленького города — все это стало ему теперь ясно, так же, как и собственная роль в том и другом. В своей картинке Трой так и не захотел отказываться от яичницы, которая, как он сказал, репре зентировала его “впутанность” в этот случай. Он также хотел сохранить Алису, символизирующую, по его словам, “наивность”. Но его плацдармом должна была стать Сова — нейтральное, бдительное, умное существо. Те перь он знал, как ему принять вызов Рэйчел и как отделить ее от этого случая, который, по его оценке, должен был занять еще одну сессию.

В терминах фокусно ролевой матрицы супервизор здесь работал в основ ном из роли консультанта на уровне процесса терапии.

Супервизорская система Глава СУПЕРВИЗОРСКАЯ СИСТЕМА Супервизоры, имеющие конструктивистский взгляд на социальные процес сы, сохраняют его и в отношении собственных процессов; иначе говоря, они претендуют на “знание” отнюдь не реальности, а лишь того, что созда но взаимодействиями людей внутри определенной культуры. Супервизор ская система, несомненно, “создана взаимодействиями людей”. Если супер визор и знает свое дело, это не превращает его в эксперта по всем вопро сам человеческой жизни; он всего лишь специалист по неопознанным со держаниям. Его мудрость состоит в знании границ знаемого. Он рассматри вает вещи с интерактивной точки зрения: на супервизорской мельнице пе ремалываются “соединительные паттерны” для личностей, действий, чувств, событий и убеждений. Поскольку отношения между частями любой системы являются реципрокными, то процессы, смоделированные для их исследования, должны отражать это двустороннее воздействие. Вторая группа супервизорских фокусировок акцентирует реципрокный характер терапии и супервидения. Она включает в себя следующие варианты:

4. Состояние супервизируемого.

5. Процесс супервидения.

6. Впечатления супервизора.

СОСТОЯНИЕ СУПЕРВИЗИРУЕМОГО Здесь в фокусе находятся не терапевт и не клиент, а взаимодействия “здесь и сейчас” на супервизорской сессии. Вы могли заметить, что в пер вом разделе, описанном в предыдущей главе, обучаемые именовались тера певтами, в то время как здесь они называются супервизируемыми. Эта сме на обозначения маркирует переход из терапевтической системы в супер визорскую. Ниже слово супервизируемый употребляется на равных правах со словом “обучаемый”, как это и было раньше.

144 Вы — супервизор...

При этом четвертом фокусе центром внимания является состояние обучае мого. Вы можете вспомнить случай “Расписание для Конрада”: Текса “тряс ло”, он был близок к слезам, и Стефания спрашивала его о “хорошей мате ри” в нем. Она действовала так, чтобы успокоить его, но это послужило и входом в собственно супервизорскую работу: если Текс сможет позабо титься о себе, то и Конрад тоже сможет о себе позаботиться, вместо того чтобы этим занимался за него Текс. Когда терапевт очень разбалансирован случаем или “захвачен” клиентской системой, его невозможно “научить” чему либо применительно к этому случаю, и поэтому супервизору не име ет смысла пытаться встать в позицию учителя (примером может служить случай ”Клифф — неудавшийся герой” из главы 16). Прежде чем суперви зор сможет с пользой действовать из учительской роли, должно произойти что то еще. Даже будучи очень опытным терапевтом (каким Текс не явля ется), супервизируемый может обнаруживать признаки дистресса или пре бывания в тупике, причем обычно это происходит не от недостатка техни ческого знания. Супервизируемый оказывается не способен применить свое знание, вместо этого происходит что то другое. В подобной ситуации несвоевременная учительская позиция супервизора может еще больше “за консервировать” супервизируемого в его тупике, особенно если он чув ствует себя беспомощным или оказывается неуместно вытолкнут из “дума ния” в “чувствование”.

Фокусировка на состоянии супервизируемого полезна, потому что при су первидении терапевт в определенном смысле “репрезентирует” терапев тическую систему — взаимодействие терапевта и клиента. Супервизируе мый как бы “несет в себе” клиента, и его состояние является сообщением о том, что происходит в терапии. Второе преимущество этой фокусировки связано с процессом развития самого супервизируемого — с его постепен ным прогрессом за годы супервидения в понимании связей своих личност ных проблем с проблемами клиентов. Здесь подразумеваются связи не в виде изоморфизмов или “параллельных процессов”, которые будут обсуж даться в следующей части, а более глубинные факторы, такие, как страх, потеря, горе и тревога.

Ленивая старушка Соня Тельма работает с двадцатилетней Карой по поводу депрессии. Подроб но описывая на супервизорской сессии последние “авантюры” Кары, Тель ма все больше “заводится”. Особенно она обеспокоена близящимся соб ственным отпуском и тем эффектом, который, как она опасается, он возымеет на Кару. В какой то момент вместо “отправляться на от дых” Тельма произносит “готовиться к смерти”*. Она говорит, что пи *Вместо “go on holiday” — “going to die”.

Супервизорская система шет “около четырех страниц заметок по каждой сессии с Карой — во много раз больше, чем со всеми остальными клиентами”.

Во время сессии Тельма находится в приподнятом настроении, она оживле на, быстро говорит и жестикулирует. Соня вначале не отдает себе отчета в этих отличиях от ее нормального поведения и невольно подстраивает свое состояние к состоянию супервизируемой. Сегодня она в почему то чув ствует себя очень опекающей по отношению к Тельме, в противополож ность своему обычному некоторому благоговению перед ней. Однако через несколько мгновений она спохватывается и понимает, что ей нужно дис танцироваться и сосредоточить внимание на состоянии Тельмы, а отнюдь не на том, во что они обе уже успели погрузиться, — не на рассказе Тель мы о клиенте (фокус 1) и не на осуществленных до настоящего момента интервенциях (фокус 2). Она приходит к выводу, что главная информация сессии связана не с тем, что Тельма говорит, а с ней самой, и что они неда леко продвинутся, если будут лишь отзеркаливать друг друга. И вот Соня, обычно очень энергичный супервизор, заявляет Тельме, что чувствует в себе некоторую леность и не имеет никакого желания лезть вон из кожи из за какой то там супервизорской сессии. Она говорит это медленно, “на плевательским” тоном, глядя Тельме прямо в глаза.

Тельма шокирована и чуть не плачет. На ее лице сменяются выражения различных эмоций. На мгновение в комнате воцаряется молчание. За тем Соня спрашивает Тельму о ее чувствах. Тельма отвечает, что чув ствует себя “странно, но испытывает какое то облегчение — правда, вместе с печалью”. Вид ее выражает то же самое.

Тельма по прежнему находится в очень эмоциональном состоянии, но уже в другом, чем в начале разговора о Каре. Они с супервизором подробно об суждают, что может означать депрессия “вообще” как ядерная схема “я” (self) и, в частности, что это могло бы означать, если бы Тельма стала “час тью” депрессии Кары. Теперь Тельма более дистанцирована от их с Карой системы, хотя, по Сониному ощущению, они еще не до конца нашли выход из тупика. Далее они обсуждают оговорку (“умирать” вместо “отпуск”) и ее возможные значения.

Тельма вновь становится очень печальной. В течение следующей четвер ти часа она говорит о том, что когда ей было примерно столько же лет, сколько сейчас Каре, у нее умер отец, и она боится: если она оста вит кого либо, это будет все равно что она бросит его — как будто бро сит умирать. Некоторое время их беседа следует по этому руслу.

Соня следит за тем, чтобы уважительно слушать Тельму, но не муссировать ее личный материал больше, чем это необходимо Тельме для понимания того, как ее личное прошлое может воздействовать на ее профессиональ ное настоящее. Она помогает Тельме войти в контакт с ее собственным ма 146 Вы — супервизор...

териалом, чтобы отделить его от всего остального и сепарироваться от клиентки. Даже на этой стадии Соня старается не давать Тельме никаких “намеков” на то, что делать дальше. В терминах фокусно ролевой матрицы, Соня работает как фасилитатор и консультант, с четвертым фокусом — на “состоянии супервизируемого”.

Неправильно было бы думать, что при этом варианте фокусировки беседа всегда направлена на проработку супервизируемым чего либо — “нераз решенного горя”, “невыраженной агрессии” или чего нибудь в том же духе. Например, в примере “Одиночество Кэсси” у Тэмми отнюдь не какое то “неоплаканное горе”, а здоровая реакция на очень печальные обстоя тельства. Стоит ей выйти из эмоционального оцепенения, как она стано вится способна овладеть собственным потенциалом творчества и изобрета тельности, найти эффективные решения.

Неверно было бы также полагать, что фокусировка на состоянии терапевта означает сосредоточение исключительно на его эмоциональном состоянии.

Обсуждение терапевтической сессии может носить совершенно техничес кий характер, когда супервизор выступает в роли консультанта. Главным предметом внимания становятся процессы в супервизируемом и их воздей ствие на данную конкретную терапию. Например, иногда терапевт играет роль, переданную ему клиентом в переносе, как Тельма, вероятно, играла для Кары.

Если клиент реагирует на терапевта так, как если бы тот был кем то дру гим, то велика вероятность, что терапевт примет комплементарную роль и действительно будет ее играть на сессии. В некоторых терапевтических кругах этот процесс называется “проективной идентификацией”. Он про текает очень скрыто, и супервизорская задача — помочь обнаружить его.

Занимаясь этим, супервизор функционирует в качестве консультанта, идентифицируя и отделяя друг от друга различные перепутавшиеся нити терапевтического взаимодействия.

В частности, он задается следующими вопросами. Какой именно материал активизирован терапевтической сессией — системный или личный мате риал терапевта Не “навесил” ли клиент на терапевта определенную роль Пытается ли супервизируемый как то бороться с ролью или материалом, которые в определенном смысле были на него “спроецированы”, “надеты” На более поверхностном уровне: может быть, материал сессии или сессий столь ужасен, что вывел бы из строя кого угодно, и терапевт сейчас нужда ется заботе или в том, чтобы подробно обо всем рассказать В случае Тель мы ее личный материал, ассоциировавший “уход” с покиданием и даже смертью, аккуратнейшим образом соединился с отчаянным желанием Кары не быть оставленной. В этом случае от супервизора требовалось не про свещать супервизируемую по поводу депрессии — Тельма и так много зна ет о депрессии и совладании с ней, — а дать возможность Тельме выстро Супервизорская система ить границы своих отношений с этой клиенткой и другими подобными клиентами. Существуют и другие факторы состояния супервизируемого, независимые от чисто личностного материала; клинической работе порой сопутствуют ужас и отчаяние, причины которых нет нужды искать в лич ной истории терапевта. Обратимся к случаю Кэсси и ее одиночества.

Одиночество Кэсси Кэсси, младшая из восьми детей, в возрасте тринадцати лет испытала абъюз со стороны брата, который был на 20 лет старше ее. В агент ство она обратилась по поводу проблем со своим пятилетним сыном Аланом. Кэсси, по ее словам, не хотела этого ребенка и помышляла о са моубийстве. После рождения Алана она была “глубоко подавлена”.

Двадцатидевятилетняя Кэсси живет со своим мужчиной Марти, от ко торого у нее есть двухлетний сынишка. Хотя этот ребенок живет в од ном доме с ней и двумя другими ее детьми, Дебби и Аланом (рис. 10.1), она никак им не занимается. Когда он был младенцем, она кормила его грудью лишь в том случае, если Марти прикладывал сына к ее груди, сна чала к одной, затем к другой. Марти готовит еду для всех детей и смотрит за малышом. Кэсси говорит Тэмми, что может вспомнить один единственный эпизод из своей материнской жизни с Аланом, когда она почувствовала любовь и привязанность к нему. Это было когда она отвозила его в больницу.

Кэсси Марти Дебби, 9 лет Алан, 5 лет Малыш, 2 года Рис. 10.1. Семья Кэсси 148 Вы — супервизор...

Уходя после первой сессии, Кэсси на прощание заявила: “Я не стала гово рить вам этого, но вообще то я пришла сегодня сюда для того, чтобы попросить забрать от меня детей”. Она сообщила Тэмми, что обраща лась на телефон доверия по детским абъюзам, но при этом сказала им, что больше не подвергает своих детей физическому насилию, что это было давным давно. Она сказала также, что Тэмми должна встретиться с ними у них дома следующим вечером. С тем и ушла.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.