WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 40 |

Текс пожаловался, что ему “слишком тяжело” работать более чем с од ним человеком одновременно. “Мне следует бросить вызов их убеждени ям, но как раз этого я не делаю”, — заявил он. Когда в кабинете кроме него находится более чем один человек, Текс чувствует себя подавлен ным. “Слишком многое нужно держать в голове и делать, когда в комна те со мной находятся более одного человека”, — это было сказано с осо бым ударением.

Соня спросила, если ли у него соображения о том, почему он так подавлен и чувствует себя неспособным бросить вызов убеждениям клиентов. Текс ответил, что предположение у него есть: он боится потерять клиен тов, если будет бросать им вызов. “Как будто в конце концов я за это поплачусь”. Если присутствуют более одного клиента, то всегда имеет ся какой то конфликт. Текс ощущает, что ему трудно быть с челове ком, уважать его и его историю и при этом так же уважать другую сто рону. Но если он бросает вызов одному из клиентов перед другим, то это как объединение с тем, первым.

Он стал размышлять, что лучше: больше быть “внутри” ситуации или отстраниться и быть любознательным. После некоторых Сониных воп росов он сказал, что, пожалуй, мог бы задавать клиентам больше вопро сов, если бы был не столь вовлечен, — был бы способен смотреть со сто роны и интересоваться — “как репортер или кто то в этом роде”. Текс отметил также, что ему легче работать с клиентами, которые ему не 76 Вы — супервизор...

нравятся, потому что с ними он может быть более отстраненным. Но, к сожалению, большинство клиентов ему нравятся.

С.: Если бы Текс сидел в том кресле, что бы ты ему сказал Т.: Я бы сказал, что ему нужен отпуск. Ему нужно покопаться в своем саду этак пять недель, позаниматься тай цзы и поплотничать. И к концу этого времени он мог бы решить, продолжать ли ему работать терапевтом.

С.: И что ты думаешь по этому поводу Т.: Я бы хотел помочь ему увидеть его роль. Я бы спросил его, откуда взялись изменения. И я бы хотел увидеть, что он делал прежде, когда делал это хорошо.

С.: Теперь сядь там и ответь Тексу.

Т. (усевшись в другое кресло): Вовсе не в этом суть. Ситуация такова, как если бы в присутствии ко терапевта я имел разрешение зада вать эти жесткие вопросы. Даже если я все испорчу, есть кто то, кто исправит, и мы сможем продолжать. Я не перегружен тогда необ ходимостью вовлекать и удерживать каждого.

С.: Это как если бы ты делал что то плохое или запретное Т.: Я не хочу терять клиентов, бросая им вызов. Ты помнишь, что некото рое время назад я был озабочен тем, что терял клиентов, — и вот те перь я их удерживаю и не хочу от этого отказываться.

С.: Поменяйся ролями и сядь на свое обычное место. (Текс выполняет.) Как ты все это понимаешь Т. (смеется): Некоторое время назад я застрял в первой фазе терапевти ческой работы, а сейчас увяз во второй! ВЫ — СУПЕРВИЗОР Как вы думаете, в чем проблемы Текса Кратко перечислю “симптомы”.

Он говорит, что его терапия — “везде”, ему просто некуда от нее девать ся; он готов заплакать; он не записывал на магнитофон ни одну из сес сий; агрессия или конфликт вызывают у него опасения; он боится бро сать вызов убеждениям своих клиентов из страха потерять их; лучше всего он работает с клиентами, которые ему не нравятся; он не имеет до статочно психической энергии для того, чтобы управляться более чем с одним человеком одновременно; с семьями он может работать лишь в присутствии ко терапевта; он чувствует, что ему не хватает авторитета.

Фасилитатор Что из всего этого наиболее важно, по вашему мнению Каким бы клю чам Текса вы следовали ЧТО СДЕЛАЛА СОНЯ Соня начала с мягких расспросов Текса о том, почему ему тяжело быть в данный период “в форме”, — ведь он вообще то вполне справляется. В ос новном Текс повторял, что он перегружен. Соня задумалась: может быть, его энергия связана чем то еще, судя по тому, что ее так мало остается для работы, что он не может ясно мыслить на сессиях и боится “потерять лю дей”.

Текс сказал Соне, что один из его близких друзей умирает от лейкемии.

Соня спросила, не думает ли он, что это имеет отношение к его страху по терять клиентов. Текс ответил: возможно, и так. Соня спросила, не связан ли также и страх Текса обидеть своих клиентов с его собственной ситуаци ей — с тем, что на умирающего друга злиться запрещено, и потому у него вызывает дискомфорт любое проявление агрессии, даже у клиентов: вдруг его собственная злость “где то прорвется” Текс сказал, что, возможно, это и так, но он никогда об этом не думал. Судя по его виду, ему стало легче.

Он заметил, что хотя это близкий друг, но нельзя сказать, что совсем близ кий, и вообще, когда кто либо близок к смерти, это напоминает ему о смерти матери пять лет назад и о недавней гибели сестры в результате не счастного случая. Соня рекомендовала Тексу обратиться к терапевту, что бы обсудить то, что сейчас происходит в его жизни. Она предположила, что ему, может быть, нужно в какой либо форме попрощаться с умираю щим другом, а по сути — главным образом с матерью и, возможно, с сест рой. Текса чрезвычайно заинтересовала эта идея. Он ушел с видом большо го облегчения.

ВЫ — КРИТИК Перешагнула ли Соня грань, отделяющую супервизию от терапии Не добавила ли она Тексу новых проблем к тем, что он уже имел, выска зав идею о влиянии агрессии Следовало ли ей более подробно соотнести личные откровения Текса и его обращение с клиентами Хотя Соня определяет свою беседу с Тексом о “прощании” как род “инст руктирования”, уместно ли было, по вашему мнению, проводить эту бесе ду в супервизорском контексте 78 Вы — супервизор...

Не возникло ли у вас впечатления, что она отклонилась от своей исход ной цели, состоявшей в том, чтобы Текс принес ей аудиозаписи своих сессий Когда именно супервизия превращается в терапию Это насущная пробле ма. Супервизоры, работающие с фасилитаторской позиции, нередко зада ются вопросами: где разделяющая грань между супервизией и терапией Какая степень личностной работы законна в супервизии Эмпирическое правило при вовлечении личностных проблем следующее: обсуждение личностного материала терапевта на супервизорской сессии всегда долж но быть связано с профессиональными проблемами и должно завершаться исследованием того, где в своей профессиональной практике супервизиру емый видит основания применить то, что он сейчас увидел и понял. Лич ностный материал должен появляться на супервизорской сессии только в том случае, если он непосредственно влияет на профессиональную работу терапевта с клиентами либо на супервизорские отношения или же, напро тив, испытывает их влияние.

В исследовании 1990 г. Николс с соавторами предположили, что личная те рапия как компонент профессиональной подготовки уже не так популярна, как прежде. Из их респондентов 56 процентов сообщили о прохождении личной терапии (в отличие от 76 процентов десятилетием раньше, когда проводилось аналогичное исследование). В более раннем опросе 97 про центов респондентов считали, что личная психотерапия помогает студен там стать лучшими клиницистами, а 62 процента, — что она является хоро шим дополнением к супервизии. В опросе 1990 г. оба показателя снизи лись, соответственно, до 86 и 46 процентов. Следует указать, что респон денты с определенностью идентифицировали себя как супружеских и се мейных терапевтов, независимо от исходной подготовки (например, в об ласти социальной работы или психиатрии), а опрос проводился внутри со общества семейных терапевтов.

В некоторых подходах к супервизии делается попытка разрешить трудно сти супервизируемого с текущим случаем путем погружения в его про шлое. Согласно этим подходам, работа супервизируемого с клиентом мо жет быть выведена из тупика, если первый получит в супервизии инсайт относительно соответствующей проблемы в собственной жизни. Целые сессии посвящаются рассмотрению влияния наиболее значимых отноше ний супервизируемого на его работу. В психодинамической терапии также является общепризнанным, что опыт прохождения психотерапии делает будущего терапевта более чувствительным к желаемым образам мышления и реагирования (Hess, 1980). На психодинамической супервизии много внимания уделяется переносу и контрпереносу, показывается комплемен тарность ролей в диадах супервизор — обучаемый и обучаемый — клиент.

Фасилитатор Гесс (1980) высказал мысль, что если бы супервизоры обладали четкой мо делью проведения супервизии, их интервенции в терапевтическом духе на супервизии имели бы меньше шансов оказаться неуместными. Бернс и Холлоуэй (1989) проверили эту идею и нашли в литературе квалифициро ванное подтверждение эффективности “консультирования” в супервиде нии. Подобные интервенции считаются эффективными, когда они непос редственно связаны с рассматриваемым случаем или с проблемами, непос редственно влияющими на профессиональное развитие терапевта.

Протински и Прели (1987) справедливо указывают, что “терапия” внутри супервизии не только приводит к размыванию границ, но и может ухуд шить ситуацию в диаде терапевт — клиент. Например, если супервизиру емый испытывает тревогу относительно своего функционирования как те рапевта, то беседа на эту тему, ориентированная на инсайт, может усугу бить его беспокойство. Тем не менее, иногда помощь супервизируемым в их терапевтической работе (связанная с их личными чувствами на сесси ях) необходима и уместна. Это может быть помощь в понимании собствен ных стереотипов, способов концептуализации, “неразрешенных проблем”, которые могут влиять на ход сессий; в осознании того, что препятствует и что способствует осуществлению терапевтических интервенций с конкрет ным клиентом и как поддержать в себе интерес к экспериментированию, то есть отход от стереотипов. Некоторые попытки “вызволить” обучаемого из его тупика могут включать в себя процессы, внешне напоминающие тера пию; в подобных беседах существенны их длительность и интенции, на ко торых они основаны. Если эти процессы принимают систематический ха рактер, супервизор рискует превратиться в терапевта, а его супервизируе мый — в клиента. Как выразился Мид (1990), “цель супервизии — сделать начинающих терапевтов опытными терапевтами, а не опытными клиента ми. Прохождение терапии — не способ научиться проводить ее”. Можно еще добавить: “А тем более — прохождение терапии в супервизии”.

Опасения превратить своих супервизируемых в клиентов могут совсем от пугнуть от фасилитаторской позиции некоторых супервизоров, опасаю щихся, что эта позиция может незаметно увлечь их на неправильный путь.

Придерживаясь разговоров исключительно о клиентах и случаях, они бы вают даже не в состоянии разобраться, почему знания, суждения и интуи ция их супервизируемого оказываются неэффективными. Они замкнуты в роли дидактического учителя, причем даже внутри этой роли действуют ригидно, к великому огорчению и фрустрации их обучаемых. Но если ис следование Эллиса (1991), посвященное критическим инцидентам в клини ческой супервизии верно отражает взгляды супервизоров и супервизируе мых, то “проблемы отношений и личностные проблемы, влияющие на тера пию”, обусловливают больше критических инцидентов, ведущих к измене 80 Вы — супервизор...

нию терапевтической эффективности, чем какие либо иные факторы. Ина че говоря, супервизируемые лучше всего запоминают ситуации, когда их супервизоры действовали в роли фасилитаторов.

Молчание Чарити Тэмми представила случай Чарити и двух ее дочерей. Муж Чарити, отец ее младшего ребенка, находится в тюрьме. Он осужден за сексуальный абъюз четырнадцатилетних близнецов. Мэла осудили всего лишь на пол года, но Тэмми что то удерживает от того, чтобы спросить Чарити о причинах столь мягкого наказания, да и вообще от выяснения у нее более подробной информации. Сама же Чарити почему то говорит обо всех этих обстоятельствах крайне туманно. Тэмми не испытывала сексуаль ного абъюза и, насколько она знает, в ее семье этого ни с кем не случа лось. Чарити же ребенком пережила сексуальный абъюз.

ВЫ — СУПЕРВИЗОР Следует ли Соне разобраться в том, почему Тэмми не “выжимает” из Чарити подробности ЧТО СДЕЛАЛА СОНЯ Соня восприняла эту ситуацию как настоящий подарок. Никогда прежде Тэмми не была в таком замешательстве по поводу “сдерживания”, связан ного с клиентом. Чарити посещала заседания суда, когда Мэлу выносили приговор, ее множество раз расспрашивали юристы, судебные и соци альные работники и другие официальные лица. Но она по прежнему оста валась в какой то неопределенности — отгораживалась от знания о том, что произошло с близнецами, возможно, потому что “отстранялась” от зна ния того, что произошло с ней самой. Знание сохранялось где то отдельно.

Тэмми сказала, что у нее самой есть тенденция идти по своей профессио нальной жизни (а может, и по жизни вообще), не позволяя этой жизни учить себя слишком многому. С клиентами она имела обыкновение общать ся, “засучив рукава”: “Вот сейчас разберусь и помогу”. Со своей стороны, Соня ничего не имеет против “засученных рукавов” терапевта, наоборот.

Но она отнеслась с уважением к высказанному Тэмми в начале супервизии желанию стать более рефлексивной и вдумчивой и “усвоить уроки, кото рые жизнь пытается мне преподать”. Тэмми и Соня провели одну из своих лучших супервизорских сессий, обсуждая, как может кто то знать и не знать одновременно и какие интервенции терапевт может использовать, Фасилитатор чтобы вызвать изменения у такого клиента. Тэмми сказала: наконец то она начинает понимать, что значит работать на уровне сдерживаний, на уров не “бессознательных” и личных смыслов, непостижимых ни для кого, в том числе для их обладателя.

Т.: Мне несколько неудобно говорить это, ведь я столько времени уже вращаюсь в терапевтическом мире. Но я всегда тайно полагала, что если достаточно хорошо объяснить, до человека “доходит”, и он ме няется. Поразительно, как люди могут что то знать и одновременно не знать. Это происходит сплошь и рядом, не так ли С.: Я вижу, что это поражает тебя и даже смущает. В том то и дело:

ведь ты сама знаешь, что человек может быть “отключен” сам от себя, и в то же время “знаешь”, что если объяснишь что то доста точно хорошо, то человек изменится. Эти два знания все время были в отдельных “ящичках”. (Затем она рекомендует литературу.) ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ Доказательство пудингом Том жалуется Соне, что он “немотивирован”. Этот пятидесятитрех летний мужчина только недавно получил диплом, не смог найти рабо ту психолога и в настоящее время остается на своей старой работе консультанта по компьютерам. Он арендовал помещение для частной практики, но пока имеет лишь несколько клиентов. Том сетует, что большую часть времени между сессиями поглощен собой и не может со средоточиваться на работе. Когда Соня спросила, какую работу он име ет в виду, он ответил, что “работу психотерапии”. Том заявил Соне:

“Меня не беспокоит трата собственного времени. Меня беспокоит тра та твоего”.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.